"Отравленный «Поединок»" - Игорь Яковенко

"Отравленный «Поединок»" - Игорь Яковенко

В советской культуре был весьма популярен сюжет о том, как во время войны оккупанты устраивают спортивный поединок с пленными спортсменами. Реальная история о футбольных матчах в Киеве летом 1942 между командами нацистских военных и командой советских военнопленных, которые в прошлом играли за разные футбольные клубы Украины, в послевоенные годы обросла множеством легендарных деталей, превратилась в миф и в этом качестве стала темой пяти документальных, трех художественных фильмов, нескольких повестей и романов, а также бесчисленного множества журналистских текстов.

Современный российский телевизор целенаправленно обращается к пафосу второй мировой войны, непрерывно спекулирует на этом пафосе, всячески пытаясь внушить телезрителям мысль о том, что та война, Великая отечественная не закончилась и сегодня путинская Россия по-прежнему бьется с фашистами, то в Украине, то в Сирии, а раньше в Грузии. Флагманом этих спекуляций является, безусловно, Владимир Соловьев, а одним из главных форматов, в которых этот пафос формируется, шлифуется и становится товаром для массового потребления, стала его авторская программа «Поединок».

Ирония в том, что вопреки изначальному замыслу, те кто во главе с Соловьевым отстаивают точку зрения российской власти, выглядят оккупантами, а их оппоненты смотрятся как военнопленные, выступающие на оккупированной территории, во враждебном окружении, под свист и улюлюканье публики.

Типовой сценарий соловьевского «Поединка» выглядит пародией на рассказ Джека Лондона «Мексиканец», в котором боксерский поединок устроен так, чтобы все – судья, организаторы, секунданты, публика – работали против одного боксера и на победу другого. Вот только у Джека Лондона жулики – организаторы все-таки вынуждены признать победу мексиканца Риверы, а Соловьев не дает оппоненту никаких, даже призрачных шансов. Кроме того, вместо реального бойца, каким был мексиканец Ривера, Соловьев все чаще старается в качестве оппонента подобрать грушу для битья. Цель – профанировать позицию оппонента, показать, что ее могут отстаивать лишь полные ничтожества.

Одной из ярких иллюстраций сказанному стал «Поединок» от 2.02.2017, в котором речь, естественно, шла об Украине. Украину представлял Вячеслав Ковтун, Россию – Сергей Кургинян. Главной интригой этого «Поединка» стало то, что Соловьев то ли прямо запретил Кургиняну плеваться, либо каким-то чудесным образом убедил Сергея Эрвандовича этого не делать. И, действительно, все час и сорок минут передачи Кургинян ни разу не плюнул в Ковтуна, хотя было видно, как ему этого хочется. И пена у него практически не шла. Ну, разве только совсем немножко.

Лишившись своего главного оружия, Кургинян оказался слаб как новорожденный младенец. Видимо, организм Кургиняна устроен так, что его красноречие – а Кургинян бывает порой весьма красноречив и образен – включается одновременно с процессом пеноиспускания, а если пены нет, то и сказать Кургинян толком ничего не может. Поэтому вместо Кургиняна защиту позиции России полностью взял на себя Соловьев.

Причем, делал это в своем фирменном стиле. А именно, не возражая оппоненту по сути его тезиса, постоянно швырял в него как булыжники, не относящиеся к делу реплики. Например, Вячеслав Ковтун говорит о том, что Ангела Меркель является железобетонной гарантией европейской позиции в отношении Украины. Соловьев тут же спрашивает: «А сколько у Меркель дивизий?». Соловьев очень любит Сталина и часто повторяет и перефразирует этот сталинский вопрос, который Сталин задавал в отношении папы Римского. Ковтун сбит с толку.

Во-первых, он явно не знает, сколько дивизий у канцлера ФРГ. Во-вторых, не понимает, какое это имеет отношение к делу. Ковтун не знает, как парировать дурацкий вопрос Соловьев, хотя это легко сделать, либо высмеяв его постоянное подражание Сталину, либо объяснив, что поскольку ФРГ член НАТО, то правильнее считать натовские дивизии, коих немало. Ковтуну не хватает ни реакции, ни остроумия, ни кругозора. Поэтому Соловьев продолжает свои дурацкие вопросы про число дивизий. Теперь уже в ответ на справедливую реплику Ковтуна о том, что решение ООН о российской аннексии Крыма было принято абсолютным большинством голосов Генеральной Ассамблеи, Соловьев интересуется, сколько дивизий у ООН. И снова Соловьев «раскрылся», а Ковтун вновь пропускает прекрасную возможность нанести нокаутирующий удар – спросить, означает ли вопрос Соловьева, что Россия, в его понимании, готова начать третью мировую, причем, против абсолютного большинства стран мира.

То, как Соловьев открыто издевается над Ковтуном, а тот в ответ лишь все шире улыбается, не может не вызывать вопросов. Ведущий «Поединка» совершенно не скрывает, что считает Вячеслава Ковтуна полным ничтожеством, он говорит об этом прямым текстом. «Когда я спрашиваю людей на Украине: вы Ковтуна знаете? - Спрашивают – кто это?», - объясняет Соловьев. И тут же жалуется на то, что, поскольку в Украине – цензура, то все стОящие эксперты в его программе участвовать отказываются, поэтому – вот, приходится звать Ковтуна. И тут ж, весело подмигивая публике, предлагает назначить Ковтуна украинским послом в России.

Среди советских фильмов про войну были плохие и хорошие. Их можно было легко различить в том числе по тому, как в них изображали немцев. В тех же 17-ти мгновениях, которые смотрела вся страна, Шелленберга играл Табаков, Мюллера – Броневой, Бормана – Визбор, а Гиммлера – Прокопович. В фильмах, которые смотреть было невозможно, гитлеровцев играли актеры, старательно изображавшие идиотов, у которых на лице проступали признаки вырождения, так что было непонятно, почему мы 4 года мучились и потеряли втрое больше народу, чем эти смешные дебилы.

Соловьев делает очень плохие передачи, единственным достоинством которых является обилие яда, вливаемого в души россиян. Поэтому он, видимо, долго искал актера на роль украинского патриота в своем шоу. Такого, чтобы в каждой передаче его можно было смешно пинать ногами, обливать краской, отвешивать звонкие подзатыльники, а он бы забавно потирал лысину и потешно кричал в ответ. Кастинг на эту роль выиграл Вячеслав Ковтун. Недавно один из иностранных экспертов, подвергшихся физическому насилию в студии российского ТВ, обратился к коллегам с предложением бойкотировать тех ведущих, которые такое насилие допускают и провоцируют. Большинство украинских экспертов, завсегдатаев российских эфиров, это предложением проигнорировали, в том числе Вячеслав Ковтун. Инициатор бойкота высказал уверенность, что те украинцы, которые готовы подвергаться унижениям в российских студиях, ходят на эфиры за деньги, что объясняет их странное мазохистское поведение.

Не зная наверняка, такие вещи утверждать невозможно. Очевидно лишь то, что постоянное изображение в российском телевизоре «украинца для битья» есть занятие, имеющее своим результатом прямой вред Украине. В данном случае неважно, исполняет Вячеслав Ковтун роль «украинского патриота по вызову» за деньги или бескорыстно. Участвовать в подлых спектаклях Соловьева можно лишь в том случае, если точно знаешь, как разрушить подлый сценарий, если есть силы на внезапный нокаутирующий удар. Если нет – лучше оставить Соловьева наедине со своими любимцами. Пускай стравливает Кургиняна с Прохановым, а Багдасарова с Сатановским. И пусть сам Соловьев эти «Поединки» смотрит.

Игорь Яковенко



Loading...
Loading...
jQuery(function($) { $('#vkcsh').html(VK.Share.button(false,{type: "round_nocount", text: "Поделиться"})); }); /*]]>*/