Безнадега

Безнадега

Что ж оно всё не так всю дорогу-то?! Сначала сказали: «За веру, царя и отечество!» Ну, мы попробовали. В итоге лишились Порт-Артура, флота, Курил, Манчжурии и половины Сахалина. Тогда сказали: «Нет! С царём не получается. Надо его скинуть». Ну, надо так надо: скинули. Для верности даже расстреляли.

Стали про веру думать и поняли: «Да на хрен она нужна?!» Иконы продали, в церквы картошку завезли, монастыри закрыли, монахов выгнали. Некоторых для верности расстреляли и взялись за отечество. Быстро сообразили: «Какой от него толк, если во всём мире рабочие ждут, когда мы им поможем?!» Сели на коней, поехали спасать рабочих Германии, но по пути получили по морде от рабочих Польши. Некоторых расстреляли, но всё равно пришлось возвращаться побитыми.

Пришли обратно, а тут НЭП, кулаки и всё как раньше. Как при царе. Ни голода, сука, ни лишений. Вопрос: а воевали тогда за что? Обидно же! Купцов посадили, торговлю прикрыли, кулаков выслали. Некоторых по привычке расстреляли для верности.

Начали новый мир строить. Опять голод, опять одеть-обуть нечего, опять одни враги кругом. А надо, чтоб друзья. Посидели, покумекали, нашли выход: давай Гитлера воспитывать, танкистов немецких в Казани учить, лётчиков ихних в Липецке тренировать — вроде, как-то оно налаживаться помаленьку стало. Потом вместе в Польшу по старой памяти наведались, парад совместный провели, поляков частично немцам отдали, частично к себе вывезли. И там и там некоторых традиционно расстреляли.

И тут война с лучшими друзьями! А у нас генералы — через одного предатели. Некоторых-то мы загодя расстреляли (до войны такая пальба была — у НКВД чуть руки не отсохли!), а до остальных только в сорок первом добрались. Пока расстреливали, немцы на Волге оказались. Тут кого-то торкнуло. Мужики, говорит, может, мы не по своим, может, мы лучше по врагам стрелять будем? Призадумались, пошушукались, решили: в принципе, идея не лишена смысла! Попробовали, получилось хреново: враг, он то в окопе, то в танке, то в самолёте. И, главное, отстреливается, сволочь! Мы-то привыкли его к стенке ставить и в одного из десяти стволов палить, а тут явно что-то не так пошло.

Но кое-как управились. «Помнит мир спасённый...», ну и так далее. Кое-что себе оставили, но так... по мелочи... Венгрию, Чехословакию, Польшу, само собой. Кое-кого расстреляли, понятное дело, но уже не как раньше: уже беззлобно. Главное, беззлобно. Просто для порядка. Интеллигентно. Без вот этой вот показухи всей. Грамотно.

А они всё равно с нами жить не хотят! Хоть ты им кол на голове теши! Некоторым тесали — не помогает. Оглянулись, смотрим: Афганистан неохваченный! Ну, мы — туда. Потом оттуда. И пока вот такое «туда-сюда» продолжалось, неожиданно страна рухнула. Вот прямо удивительно! Все врассыпную. Естественно, в Вильнюсе, в Риге, в Тбилиси, ну, то есть, что называется, «на местах» некоторых расстреляли, но страна в кучку обратно уже не собралась.

Плюнули мы и зажили своей, отдельной от всех жизнью. Типа, чёрт с вами, убогими, раз вы своего счастья не понимаете, то и вы нам не нужны никто. Только своё забрали, но тоже по мелочам: Крым там, Донбасс, кусок Молдавии, Осетию, Абхазию — фигня, в общем, мог бы и не упоминать, тем более, оно всё наше. И всегда наше было. И даже, ещё когда нас не было, оно уже наше было. Это ж как в семье! Ребёнок ещё не родился, а у него уже всё есть: квартира, машина, дача, деньги на книжке. Остаётся только вырости, родителей выгнать и живи не хочу! Ну, это я вам, чтоб про Крым понятней было. Шоб доходчивей, для примера.

Но один хрен, что-то не то. Тут кто-то мульку кинул: давайте, говорит, капитализм построим, всё равно ж делать нечего! Бросились строить. Ну, сто человек его себе быстренько построили, а у остальных почему-то только рабовладельческий строй получился.

Задумались. Может, Бога нам не хватает? Давай церкви строить. Потом Бог туда заселился и совсем хреново стало. То ли Бог забыл как надо, то ли мы не то построили, но жизни никакой: чуть что не так сказал — езжай на Колыму! Раньше хоть Бога не приплетали, всё легче было. Если тебя на рудники безбожная власть отправляет, с этим ещё как-то миришься. А если тебя безбожная власть отправляет на рудники за оскорбление Богородицы, то вот тут как бы рассудком не повредиться...

Подключились к Интернету. Лучше б не подключались! Выпьешь, наутро руки трясутся, даже не помнишь, где ты этот «лайк» поставил. А «Э»-ти йети, которые сверху, они всё помнят!

Депутатов выбрали, президента, правительство. Кто ж знал, что навсегда?! И не придерёшься. Они говорят: «В смысле — сменяемости нету?! Почему нету? Сегодня я президент, завтра — он, потом — опять я! Какая вам, собакам, ещё сменяемость надо?! Отстаньте сей момент! Где вы лучше себе найдёте?! От меня вон уже тигрицы рожают и коровы с кобылами поросятся!»

Вздохнули, отстали, огляделись, заподозрили: «Это у нас всё так плохо, потому что женщин во власти мало! Вон у румын главный прокурор — женщина, у хорватов и литовцев женщины президентами работают, у немцев — канцлером, у норвегов — министром обороны, а у американцев вообще: женщина — командующий шестым флотом!»

Ну и выбрали мы на свою голову всех этих мизулиных-яровых-васильевых-москальковых-поклонских, прости господи... Никто ж не предупредил, что женщины во власти — это не у нас!!! Это там! А у нас во власти не женщины никакие: у нас бабы, суки и твари!
***

…Шо ж за заклятье такое на стране? Шо ж за беспросветность-то?.. Пошлёшь ракету с самолётом в Сирию, так либо ракета самолёт собьёт, либо самолёт ракету разбомбит! Космонавты на орбите какой-то узбекский евроремонт затеяли: с утра до ночи по невесомости с перфораторами носятся. Со шпионами никуда стало. Раньше Штирлиц в одиночку всему Рейху десятилетиями язык показывал, теперь шпионы уже на пятой минуте по двое палятся. Дожились! Государство уже приличного шпиона вырастить не в состоянии! Тот как начнёт про себя рассказывать, так сразу понимаешь, что на самом деле означает слово «легенда».

И с друзьями плохо. Последние армяне с белорусами разбегаются. Из друзей теперь - Науру и Вануату. Хоть прям обдружись весь! Вот как понять, где у тебя друг живёт и как он выглядит? Может, как та кобыла, которая опоросилась! Я ж не знаю...

...Сидишь на рассвете, смотришь на осень, жрёшь тюрю, запиваешь её самогоном и думаешь: расстрелять, что ли, некоторых? Хоть и хреновый выход, хоть и результатов не даёт, а как-никак — проверенный временем. Душу облегчает, умиротворение приносит. Почему не расстрелять?! Руки-то помнят! Тут, главное, чтоб не они тебя, как обычно...

PHIL SUZEMKA


Loading...
Loading...