"De luchthaven или по тайге с голой жопой в грозу" - Сергеи Лоико

"De luchthaven или по тайге с голой жопой в грозу" - Сергеи Лоико

Приехал я в Финляндию. Снимаю потрясающий коттедж на озере. Грибы, ягода, рыбалка. Все такое. И людей нет. Ну то есть вообще нет. Как класса! Рай для мизантропов вроде меня. Ближайший коттедж в трех километрах. Той же хозяйки под сдачу. Его в хорошую погоду с берега видно. Я там жил в прошлом году.
Пока машину распаковал, уже начало темнеть. Хозяйка, потрясающая женщина, приготовила мне hot tub - заранее нагрела к моему приезду до 43 градусов. Попарился я в хот табе и вспомнил, что по дороге набрал грибов, когда останавливался на piss-stop. Белых и подосиновиков. Не пропадать же добру. Я их почистил и решил приготовить быстрый маринад.
Кладешь в кастрюльку грибы, наливаешь воды по вкусу, ну там гвоздику, черный перец и лавровый лист добавляешь. И соль! Кипятишь двадцать минут, потом сливаешь воду и вливаешь в кастрюлю с горячими грибами несколько столовых ложек уксуса. В зависимости от массы грибов. Утром ставишь в холодильник. Вечером добавляешь подсолнечного маслица, лучку и ... под водочку ...
Все приготовил. Плиту электрическую включил, потом вспомнил про соль. Начал искать и не могу на кухне найти. А у меня соль крупного помола для соления рыбы (перед копчением) уже припасена в сарае с удочками, спиннингами и другими принадлежностями для настоящего счастья.
Но на улице гроза! Грозища! Озеро в девятый вал превратилось. В Польше погибло от этой грозы десять человек. В Хельсинки без электричества 50000 домов остались. Молнии бьют, гром гремит, земля трясется.
Ну думаю, допрыгать до сарая и обратно тридцать секунд. Допрыгал до сарая и обратно...
А дверь захлопнулась, и две другие двери наглухо закрыты. И дом такой, как замок! Не какой-то финский домик дядюшки тыквы. А неприступный. На случай, видимо, путинского нашествия. С него станется.
Вот стою под дождем проливным на улице, как был, в банном махровом халате на босу ногу ... Что делать? Плита включена (потом мне объяснили, что если на включенной электрической плите ничего не стоит, то не опасно, мол, она (плита) сама разберется и охладеет. Но я то этого не знал. Двенадцать часов ночи. Что делать? Я на улице, в халате. Посреди грозы. Телефон в доме закрыт, ключи от машины тоже в доме. Нужно чем-то разбить окно, но там такие стеклопакеты дорогущие. Надо было бить стекло. Но я не решился.
Решился перебраться на ту сторону озера (1 км), где живут другие постояльцы моей хозяйки, и от них позвоню хозяйке. Всего-то и делов. Не вплавь конечно, а на лодке весельной.
А она уже наполовину наполнилась водой из-за дождя. Ведерком минут десять вычерпываю воду. Промок уже давно насквозь. В этом белом махровом халате на берегу взбесившегося от бури озера я выгляжу, как йобнутое на всю голову привидение замка Моррисвиль. Но продолжаю черпать. В какой-то момент понимаю, что я как Барон Мюнхгаузен, у которого лошадь никак не могла напиться из фонтана, потому что задняя часть у нее была снесена ядром во время боя, и вся вода, которую она жадно пила, выливается на землю. Тропический ливень наполняет лодку быстрее, чем я ее вычерпываю. Плюю, решаюсь плыть в лодке по колено в воде. Оттолкнулся, гребу. Как раб на галерах.Тяжело идет лодка против волн высотой с человеческий рост, заполненная наполовину водой.
Молнии бьют прямо в воду вокруг меня, и я вижу в их отсветах, как на бурлящую поверхность в бурунах волн всплывает оглушенная молниями, как взрывчаткой, рыба. Молния бьет в корму лодки. Лодка подлетает в воздух, словно от удара огромного Моби Дика и вся загорается на лету. С ожогами третьей степени и оглушенный ударом молнии, я падаю в ледяную воду, сбрасываю с себя халат, чтобы легче было плыть. И плыву, что есть силы, как Мартин Иден. Только тот плыл на дно, а я на другой берег. Наконец ноги ударились о скользкие валуны. Я сделал это! Передо мной дом! В нем светятся окна! Урррррра! Жильцы не спят!
Блять! Блять! Блять! Блять! Блять!
Это не желанный дом на другой стороне! Это мой дом! От которого у меня нет ключа. Я приплыл обратно! В темноте и посреди апокалиптической бури не сориентировался! Что называется, приплыли.
В армии у меня был первый мужской по бегу, и бежать нужно было в сапогах. Сейчас я босиком. Ботинки закрыты в доме. Вокруг озера до второго коттеджа три километра, по дороге затерянной в тайге.
"Я бегу, бегу, бегу, бегу! Топчусь, скользя по гаревой дорожке!" Голый! По проселочной дороге! Посреди тайги и киллера-шторма!
Все окрестные зайцы, олени, лоси, волки, лисы и медведи отродясь такого не видели. Маугли возвращается в родные джунгли.
С этими мыслями Маугли, наконец, через целую вечность, разбив в кровь ноги (я же не хоббит, а мужчина выше среднего роста), добегает до второго коттеджа.
На мое счастье постояльцы дома. Они сидят на балконе и пью джин с тоником. Вдруг в мутном отсвете окон внизу появляется абсолютно голый небритый человек, который что-то кричит им по-английски с русским акцентом. Два постояльца - голландцы. Они ненавидят русских за то, что те сбили самолет. И не хотят, чтобы я участвовал в вечеринке. Я уже давно не очень убедительно выгляжу голый. Но они понимают по-английски и уже под шофе от выпитого за вечер, так что не боятся ни черта ни вышедшего к ним лесного человека.
В конце концов звоним хозяйке по их телефону. Она трубку не берет. Остается один выход - ехать к ней на машине. Я знаю дорогу, это еще десять километров. Они дают мне выпить джина, какую-то свою одежду, которая налезла только потому, что я похудел, пока бежал. И отвозят к хозяйке.
Та уже давно спит и на стук в дверь не отвечает. Но я стучу, ору как оглошенный (как говорила моя мама). Я до сих пор не понимаю, кто такой этот оглошенный. От стука дверь открывается. Но не хозяйкой, а от моей руки.
Вхожу в дом и начинаю орать уже внутри. По лестнице спускается хозяйка в белом саване с мушкетом времен русско-финской войны в руках. Я грохаюсь на колени и поднимаю руки, как в 1939 году ...
Когда после взаимного инфаркта все прояснилось, хозяйка дает мне ключ, и голландец Мартин отвозит меня домой. Дождь кончился, дом не сгорел.
Сегодня поймал четырех щук. Двух выпотрошил, очистил от чешуи и отвез голладцам. Они не пробовали финской щуки. Это вам не сельдь в винном соусе. Мартин приглашает меня в дом. На столе лежит книга Сергея Лойко "Аэропорт". На голландском языке.
Luchthaven...
Пустячок, а приятно ...

Сергеи Лоико

Loading...