"Пришло время санитаров" - Александр Кушнарь

"Пришло время санитаров" - Александр Кушнарь

Когда я читаю новости о том, что уже и эксперты ООН заявляют о преступлениях ЧВК Вагнера в ЦАР против человечности, таких как массовые казни, пытки, похищения, нападения на мирное население и гуманитарные организации – я понимаю, что Россия, именно Россия, а не какие-то ее отдельные сегменты вроде расчлинителей сирийского дезертира – гниёт. Гниёт давно и открыто. Гниёт с самого основания и до самых вершин, как дерево, полностью мертвое и разлагающееся, где гниль захватила весь ствол и теперь составляет саму сущность этого растения, а не его гангренозную часть.

Передо мной вдруг встала отчётливая картина полного, тотального, исторически беспрецедентного разложения социально-нравственной ткани того, что когда-то претендовало на человеческую общность – российскую общность, – а теперь является всего лишь биоматериалом из кунсткамеры. Это уже не просто развал государства – его давно нет. Не просто отсутствие базовых институций вроде медицины, полиции, судов, машины сбора статистики. Это проникновение мертвечины в самые основы россиян – в них на генном произошли изменения, а не в какой-то абстрактной политической системе. Мертвы уже сами россияне, а не механизм управления – он-то давно сдох. Для того, чтобы понять масштаб катастрофы, надо на секунду отодвинуться от частностей, в которых мы видим отдельные критические отступления от международного права, и открыть панорамный обзор: разрозненные вроде бы детали, нюансы, новости и события сольются в единую смердящую, завывающую, кипящую массу, прикосновение к которой вызывает ожог, а погружение в это страшное месиво перерабатывает вас, словно кислота. "ЧВК Вагнер" – это вовсе не эксцесс, а всего лишь самая яркая иллюстрация той деградации, которая произошла на клеточном уровне российского общества.

Жестокость, которую они творят в ЦАР, в Сирии, в Ливии и повсюду – это квинтэссенция того, что из себя представляет среднестатистический обитатель хрущевок, получивший гранатомет и право его свободного применения. В этом контексте попытки россиян изменить свою историю обычным политическим способом – путем простого выхода на улицы – выглядят настолько наивными, что их неудобно даже комментировать. Они не понимают, что имеют дело не с "зарвавшимся режимом", а с уничтожением сущности homo sapiens, разрушением человеческой натуры, с атомизацией психики уже отдельного индивида, а не только социума. Тотальная, массовая, "буйная" шизофрения, проникшая в каждого и перемешавшаяся с психопатией, которой только дай волю – немедленно реализуется в виде того, что в цивилизованном обществе именуется военными преступлениями, а в России как бы и не замечается вовсе. Какие могут быть требования к коллективному Путину, если коллективным Путиным стали буквально все загнанные в пятиэтажные трущобы жители страны? Если в каждом из них сидят тысячи "Чужих", изменивших носителей так, как Ophiocordyceps unilateralis меняет муравьев-древоточцев, превращая их в зомби: со стороны кажется, что муравей жив и совершает привычные для себя движения, а на самом деле – давно мертв, и только тело двигается к гибельному финалу, причем в нужном для паразита направлении и нужным ему же способом? Кого они собираются свергать, если даже не в состоянии обратиться к рефлексии об элементарных основах того экзистенциального кошмара, в который они ввергнуты и который начинается с того, что все российские социальные структуры – школа, армия, тюрьма и семья – являются не более, чем синонимами друг друга и того ада, который перерабатывает человека в биосоциальные отходы?

О каком реформировании вы можете говорить, если даже в авангарде протестного движения нет требований о немедленной ликвидации армии – не призывной, а вообще, как органа? О немедленной ликвидации всех силовых ведомств? О немедленной ликвидации ядерного оружия? Все эти вагнеровцы, творящие ужасы в африканских и не только странах – это плод психологических извращений, которые легитимированы в самой России на уровне тех же систематических пыток в следственных застенках. Прямо сейчас кого-то пытают в одной из российских тюрем, в том числе донбасских, а мы рассуждаем о том, сколько украл глава избирательного штаба Путина. Пытки – это единственный работающий в России институт. Его-то и экспортируют российские власти. Сколько это продлится, невозможно знать: человечество не ведало такого прежде, чтобы "кордицепс однобокий" захватил не отдельного Camponotus leonardi, а целую колонию гуманоидов, превращенных в насекомых. В пьяных пчел, устроивший бунт против шершней, а те развлекаются, убивая одну пчелу за другой, пока пчелы рассказывают про скорое наступление "перемен". Это невозможно комментировать политологически, как это пытаются делать наши уважаемые господа эксперты-политологи-эмигранты.

Это можно анализировать с точки зрения фантасмагории. Так, как это делают американцы, разрабатывающие сценарии войны против зомби. "Что будет, если зомби захватят мир?" – говорится, по слухам, в кризисном сценарии Пентагона. Ответ уже есть. Во всяком случае, в рамках отдельно взятой страны, где сначала хотели построить "коммунизм", потом "свободный рынок", а в итоге построили хранилище личинок, из которых вылупляются чуждые миру Aliens. НАТО отстает в своих оценках российской ситуации, которую там рассматривают просто как традиционную угрозу для безопасности. Речь на самом деле о том, что цивилизации противостоит именно уникальный вирус "руссеизма" – невидимый и всепроникающий, которого невозможно остановить не то, что конвенциональными средствами, а даже и классическими информационными. Тут обычными "антифейк-публикациями", препарирующими материалы "Звезды" и RT, не отделаешься.

Требуется нечто гораздо более совершенное, чем механическое выполнение программы грантодателей во главе с Госдепартаментом США. Для анализа принципиально нового явления – пост-гомосоветикуса, страдающего комплексом вечного узника тюрьмы и живущего по тюремным же правилам всю свою жалкую жизнь, – необходимо разработать новый инструментарий. Чтобы поймать радиоволны, необходим радиоприемник. Чтобы поймать квантовые частицы, необходим адронный коллайдер. Чтобы поймать флюиды гомосоветикуса, которые откроют дверь в глубины его темной сущности, нужна новая научно-исследовательская парадигма. Сейчас мы блуждаем в лабиринте тьмы, из которой – словно в фильме "Мгла" – периодически возникают пришельцы из другого измерения, выхватывающие то украинцев, то грузин, то сирийцев, а то и кого-то с "большой земли", неосторожно забредшего в "туман войны".

Все это – на фоне других пришельцев, не менее опасных, зато еще более искусно маскирующих свои намерения – пришельцев с далекого востока, обнесенных не только большой киберстеной, но и стеной ментальной, за которой прячутся еще более чуждые нам фрагменты человеческого вещества, страшные в своей рабской покорности, для которых развернуть концлагерь с поставленным на поток сексуальным насилием – это как для россиян развернуть пыточные в следственных подвалах. Запад проснулся и узрел, что эти два чужеродных мира, открывших врата в мир людей, объединяются в еще более отвратительном симбиозе, прекрасно описанном в "Ведьмаке" Сапковского, где "сопряжение сфер" привело к появлению диковинных чудищ из восточно-славянского фольклора.

Все эти жуткие Игоши, мстящие своим матерям за жесткость. Все эти "утопцы", поднимающиеся с глубин советского быта с одной лишь целью – убивать зазевавшегося жителя Бутово. Все эти "полуденицы" – жертвы истерики, которые уничтожают свое семейство бесконечными психологическими репрессиями. Теперь Западу предстоит осознать произошедшее и понять, что для борьбы с этими демонами из потустороннего мира надобны специально обученные бойцы, далекие от форм вежливой дипломатии. "Геополитические ведьмаки", не разменивающиеся на фальшивую политологию, зато прекрасно разбирающиеся в ядах против того мутанта, который был сварен в утробе советского пространства, затем выдавлен в природу после развала этого всемирного "инкубатора уродства" и потом заботливо взращен потомками НКВД.

Пришло наше время – время санитаров, призванных сжечь советско-путинский гибрид всеми доступными средствами. И чем скорее это осознают граждане западных стран, тем скорее они начнут ставить во главу государств тех, кто способен создать новую парадигму борьбы с росийско-китайским гибридом и организовывать "ведьмачье племя" против тех, на кого не действуют "обычные средства вооружений". Байден, который перешел "красную черту политического этикета", когда назвал Путина "убийцей", уже задал направление. Одному ему, однако, не справиться. Нужна целая система, а она хромает – не в последнюю очередь потому, что европейские структуры, рьяно борющиеся с COVID-19, оказываются заражены куда более опасными штаммами, идущими из все той же гигантской червоточины на Востоке. Методы противодействия уже известны и прекрасно испытаны на примере коронавируса (эдакой физиологической версии ментальной угрозы, о который я говорю, причем пришла эта угроза, по иронии, все из того же Китая): изоляция и прививки, прививки и изоляция.

 Карантин. Карантин. Карантин. Снова прививки и изоляция. Время полутонов кончилось еще вчера – в 2014 году. Сегодня уже поздно вздыхать об этом – о том, что остались свет и тьма. Это давно не новость. Новость в том, что тьма – наступает. Наступает и захватывает новые территории, такие как Австрия, Чехия, Венгрия, частично даже Штаты и многие, многие другие. Сил нет кричать об инфантилизме истеблишмента из "старой Европы", многие представители которого не только не хотят открыто заговорить про свет и тьму, но и до сих пор называют кромешную тьму "пасмурной погодой".

В то же время там уже происходят процессы активизации иммунитета. Поздно, да. Поздно, неуверенно и осторожно. Но происходят. И это внушает оптимизм. Важно только помнить, что не всякий иммунитет справляется с болезнью без специального медицинского обслуживания. Оказанное слишком поздно, оно может быть бессильным против новых "средних веков".

Александр Кушнарь

Loading...