"СУХОЙ ЗАКОН" — Сергей Лойко

"СУХОЙ ЗАКОН" — Сергей Лойко

И ЕЩЕ ОДИН ОТРЫВОК, ВОШЕДШИЙ В НОВУЮ РЕДАКЦИЮ РОМАНА АЭРОПОРТ.

Основан на реальных фактах. Публикуется впервые.

Медведь был бритый наголо, крепко сложенный мужик с огром­ными волосатыми, как у Кинг-Конга, лапами вместо рук. При этом среди своих и штабных он имел репутацию офи­цера, способного уговорить кого угодно на что угодно. И без применения физической силы. Одним только словом. Практически.

Все в бригаде, да и по всему фронту до сих пор вспоминали, как Медведь как-то в октябре за пять минут провел успешную антиалкогольную кампанию в своем батальоне, который с тех пор слыл самым трезвым формированием во всей армии.

А дело было так. После недели боев на передовой в Песках измотанный и израненный батальон Медведя отправили в оперативный тыл, в полуразрушенное Водяное, «на отдых».

Медведю на ночлег досталось «поместье» генерала СБУ, который скоропостижно скончался от разрыва сердца еще при первых обстрелах Водяного месяц назад. В большом доме было шубохранилище, успешно расхищенное кем-то еще до Медведя, камин, сауна, пять спален и бильярдный стол размером с футбольное поле. Улегся на нем Медведь, не верит своему комфортабельному счастью и нежданно-негаданно свалившейся на него роскоши.

Лежит и смотрит на гигантскую хрустальную люстру под потолком, как вдруг хрусталь как-то странно зазвенел. Вроде и не хрусталь, и не в доме, а где-то рядом. Знакомый такой стеклянный перестук.

Выскакивает Медведь на улицу, а перед домом, где проезжая дорога навсегда теперь кончалась тупиком, разгружают из его командирского джипа привезенные откуда-то ящики с пивом и водкой. Отдыхать так отдыхать. Уже целая пирамида из ящиков стоит. Закуски просит.

Медведь кинулся назад в дом, схватил свой АКМ и опять на крыльцо.
-Лежать всем, кому сказал, уроды хе-овы! Заорал Медведь по-тигриному. Бойцы, их было трое, отскочили за машину, плюхнулись ничком в грязь.

Такого злого Медведя они еще не встречали.
Медведь расстреливал брестскую крепость из водки и пива, пока не кончился рожок. На выстрелы сбежался весь батальон, томящийся в ожидании посланцев.
- Где взял, гаденыш? - Медведь поднял одного из бойцов за шкирку из грязи. - Расстреляю, сука! Где взяли?
- В шалмане у Руслана. - запричитал боец.

Медведь бросил его, как невесомую куклу, обратно в грязь. Впрыгнул в свой джип и развернулся на одном месте с ревом мотора и дождем из грязи, как в кино, и джип понесся в конец деревни к шалману.

Шалман Руслана был единственный «супермаркет» в Водяном, да и на мили вокруг. Торговал Руслан, пришлый то ли молдаванин, то ли цыган, исключительно паленой водкой и пивом. Ну и сигаретами и закуской какой-то вяленой

Медведь однажды уже предупреждал предпринимателя, что ликеро-водочный бизнес на крови пора кончать. Руслан, похоже, намека не понял.

У полуразваленой халупы, с затянутым целлофаном окном, Медведь развернулся на полном ходу так же, как и на старте своего гневного автопробега. Не глядя, есть в шалмане кто или нет, комбат кинул в окно лимонку, и не останавливаясь поехал назад.

Оглушенный взрывом, Руслан стоял на заднем дворе со спущенными штанами в гнилом деревянном сортире без двери и молился своему Богу, глядя на дымящийся, еще больше покореженый шалман.

Больше Руслана по обе стороны линии фронта никто не видел, а в батальоне Медведя навсегда воцарился сухой закон.

Сергеи Лоико


Loading...
Loading...