«Телевизионная "партия войны" становится серьезной силой» - Андрей Пионтковский

«Телевизионная "партия войны" становится серьезной силой» - Андрей Пионтковский

Кого стоит опасаться Путину, чем чревато окончание романа с Трампом, кто еще из представителей "элиты" попытается "спрыгнуть с лодки" и начнет ли Кремль новую военную авантюру? Публицист Андрей Андреевич Пионтковский поговорил с Каспаров.Ru о ключевых событиях последних недель.
– Россия официально признала паспорта, которые выдают так называемые "ДНР" и "ЛНР". Речь идет о фактическом признание этих регионов Украины отдельными государствами?
– Как минимум, это важный шаг к признанию их субъектности. Мне кажется, что это решение укладывается в набор рефлекторных внешнеполитических действий Кремля, выдающих его крайнее раздражение. Мы их наблюдаем с 14 февраля. Поутру они проснулись в Кремле и узнали, что их самый ценный агент в команде Трампа, генерал Флинн, подсевший на щедрые гонорары "Раши Тудэй" уволен.

"Ну и валентинку прислали дебилы, *ля" - пробурчал наш Риббентропище. Пу докушал огурец и продолжил с мукою: "Оказался наш Трампец не Отцом, а сукою".

Немедленно возобновились дурацкие облеты российскими самолетами американских эсминцев в Черном море. Напомню, они прекратились 8 ноября – в день избрания Трампа, которое в Дума отмечали шампанским. Добавим к этому демонстративное появление шпионского корабля у восточного побережья США. Плюс выход из договора об ограничении ракет средней дальности, подписанного еще Горбачевым и Рейганом. Без формального объявления, но по факту размещения крылатых ракет. Все это совсем не похоже на какую-то продуманную стратегию, а скорее выдает рефлекторную нервную реакцию.
А неизбежная теперь дискуссия внутри российской власти на тему, как реагировать на болезненный провал всей трамповской операции, еще только предстоит. И идти она будет между двумя силами, одну из которых можно условно назвать "партией гибридной капитуляции", а другую – "партией войны".
– В вашей свежей колонке вы пишете, что главной опасностью для Путина может стать "партия войны", запросы которой он не в силах удовлетворить. Кто представляет эту партию и какие шаги остаются у Путина в такой ситуации?
– Эти партии борются, в том числе, и в голове у одного человека. Того самого, который пока еще единолично принимает ключевые решения. Профиль же внешних представителей каждой из "партий" прорисовывается достаточно явно последние три года. Возьмите, например, таких бесспорных имперцев как Караганов и сменивший его на посту редактора журнала "Россия в глобальной политике" и руководителя "Совета по внешней и оборонной политике" Лукьянов. Летом 2014 года, под свежим впечатлением от сбитого "Боинга", Караганов написал в "Ведомостях" статью под очень показательным названием "Избежать второго Афганистана". В ней он говорил, что Крым, конечно, наш – это святое, сакральный Херсонес, но вообще-то с Донбасса надо уходить и выводить оттуда всех своих людей.
Через год, в 2015 году, его выкормыш Лукьянов написал не менее показательную статью в “The Moscow Times” (потом вышел и ее русский вариант, кстати говоря, менее откровенный). Она называлась "Putin wants peaceful coexistence with the West" – "Путин хочет мирного сосуществования с Западом". Как раз в ней были заложены те параметры гибридной капитуляции, которые потом все эти годы формулировались примерно одинаково: "Мы, конечно, понимаем, что Запад юридически не признает, что Крым наш, но это и не важно. Прибалтику вот тоже пятьдесят лет не признавали. Пусть признают де-факто, а с Донбасса мы потихоньку уйдем. Ну и автоматически самые болезненные санкции будут сняты". Не секрет, что санкции, которые закрывают Москве каналы финансирования и доступ к современным технологиям связаны как раз с Донбассом. А санкции, связанные с Крымом, относятся в основном к каким-то крымским чиновникам и их можно было бы как раз пережить.
Эта концепция гибридной капитуляции была уже почти согласована с Вашингтоном. В октябре-сентябре прошлого года несколько неофициальных московских кремлевских делегаций во главе с такими людьми как Рогов и Маргелов побывали в Вашингтоне. Несмотря на устойчивую неприязнь к Клинтонше, Кремль был уверен, что она победит, и переговоры шли с ее людьми. Показательно, что в день выборов появилась статья Макфола, который, безусловно, принадлежит к ее лагерю. Это была публикация как бы по итогам переговоров. И там опять всплывали те же самые условия. Думаю, с Клинтоншей о них удалось бы договориться.
Но тут случилось невероятное – победил Трамп. И резко выросли надежды – появилась мысль, что теперь можно уже говорить не о гибридной капитуляции, а чуть ли не о гибридной победе, надеяться на гораздо большее – новую Ялту, раздел мира.

Путин и Трамп слушают нас, слушают нас, вместе идут народы. И все это продолжалось до самых последних дней, когда надежды на Трампа рухнули.
Если у кого-то и оставались какие-то иллюзии, то они окончательно развеялись 18 февраля, после встречи Тиллерсона с Лавровым, выступлений вице-президента США Пенса и главы Пентагона Мэттиса на Мюнхенской конференции. Стало ясно, что никакого смягчения позиции США и Запада в целом быть не может. Возможно только ужесточение.
Теперь уже трудно будет вернуться даже к тем положениям гибридной капитуляции, о которых вроде бы договорились с клинтонскими людьми. Дело в том, что Трамп находится под очень серьезными расследованиями со стороны Конгресса и правоохранительных органов. Его окружение да и его самого подозревают в контакте с российскими разведывательными службами. Никто не сомневается, что Флинн не давал бы щедрых обещаний Кисляку без санкций Трампа. Провал Флинна – это только "первый пошел", будут вскрываться и другие истории. Поэтому сейчас уже невозможно представить, чтобы он решился на то, о чем мечтал Кремль – на сделку о разделе мира и некое подобие новой Ялты. Для Трампа это стало бы политическим самоубийством.
Но, кстати говоря, все эти мечты Кремля были абсолютно беспочвенными, вне зависимости от того, провалилась бы кремлевская агентура в Вашингтоне или нет. Порошенко в своем выступлении в Мюнхене правильно сказал, что никакая сделка за спиной Украины была бы невозможна. И дело не в том, что это сказал Порошенко, а в том, что это мнение украинского народа. Если бы завтра Путин и Трамп встретились в Рейкьявике или в Любляне, договорились разделить Украину или оставить ее в сфере влияния России, что бы изменилось? Украина бы перестала сражаться, перестала бы сопротивляться российскому вторжению? Наоборот, развернулось бы еще более жесткое и мотивированное сопротивление.
Любимый палач русских Сталин сдох в 1953-м, так и не сломив за 8 лет украинское партизанское подполье. А сейчас у украинцев есть свое государство и своя армия.

Более осторожная, понимающая эти обстоятельства партия "гибридной капитуляции" была заметна во власти как минимум с июля 2014-го. Когда окончательно стало ясно что проекты "Русского мира" и "Новороссии" провалились. К тому же для российской клептократии, все обстоятельства жизни которой связаны с Западом и безопасностью ее тамошних авуаров, конечно, эта концепция близка. Да и мультимиллиардеру Путину она понятнее, чем сладкие мечты "партии войны". Но за три года телевизионной пропаганды последняя значительно выросла. Посмотрите, как она беспрерывно беснуется в последние дни на телевидении.
Показательный момент: с утра 14 февраля был дан сигнал прекратить говорить об Америке и Трампе. И эта тема действительно перестала звучать во всех пропагандистских телешоу. Зато ее заменили многочасовые сеансы ненависти к Украине. Очень характерна в этогм смысле пиар-кампания омоновца Прилепина, собирающегося вербовать новых смертников "русского мира". Кстати говоря, я слышал, что он пообещал со мной расправиться. Прилепин почему-то обиделся на определение русского фашиста, которое я ему дал. Хотя в его отношении это не ругательное слово, а скорее комплимент, техническое определение субъекта, который не скрывает, что хочет взять Киев и подчинить таким же бандитам как он всю Украину.
Что касается самого Путина, то, несмотря на то, что идеологически он склоняется к "партии гибридной капитуляции", важнее всего ему сохранить свою власть. Для него потерять ее – это потерять очень многое, в том числе, скорее всего, жизнь. Если Путин просчитает, что в случае ухода с Донбасса "партия войны", набухшая кровью от ежедневных телевизионных сеансов ненависти, будет готова пойти на дворцовый переворот и отстранить его от власти, он, конечно, сам превентивно возглавит эту партию.
– Глава так называемой ЛНР Захарченко на днях также угрожал Киеву военными действиями. Это укладывается в логику действий "партии войны".
– Да, потому что эти люди прекрасно умеют держать нос по ветру и хорошо понимают, что можно говорить, а что нельзя.
— Трамп и Пенс за последние дни несколько раз высказывались очень жестко в отношении Кремля. Поговорить с Россией о кибератаках и гибридной войне предложила Меркель. Означает ли все это, что Запад уже сейчас готов усилить давление на Путина?
– Запад, по крайней мере, готов предотвратить военную эскалацию. Он не может заставить Путина уйти из Крыма и из Донбасса, но все, что мы слышали в последние дни, означает, что в случае военного обострения, отпор ему дадут очень серьезный. Как минимум, ужесточат экономические санкции, отключат Россию от системы SWIFT и разрешат продажу летального оборонительного вооружения Украине, прежде всего, противотанковых ракет "Джавелин". Это сделает крупномасштабную военную операцию в духе Прилепина самоубийственной для кремлевского режима. Но при этом и отступать Путину нельзя по внутриполитическим соображениям: слишком раздута телевизионная пропаганда ненависти.
Ведь вся эта телевизионная сволочь стала силой.
Смотрите, как они бурно размножаются. Были Киселев и Соловьев, а теперь такие же шоу по всем программам. Весь вечер занят ими. Там крутятся десятки людей. Они получают рейтинги, известность, популярность, деньги, власть. Думаю, что эта телевизионная "партия войны" более опасна и агрессивна, чем любые военные.

Показательно, что единственный разумный человек, которого я там видел в последние дни – это генерал-лейтенант Евгений Бужинский. Он сейчас в отставке, а до этого был заместителем главы, а потом и руководителем Международно-договорного управления. Сейчас Бужинский возглавляет какой-то независимый центр. Он говорил здравые вещи о том, что никакое НАТО на нас нападать не собирается, но эти разумные слова военного профессионала тонули в истерическим бреде всяких там сатановских, багдасаровых, куликовых, михеевых. Телевизионная "партия войны" становится весьма серьезной силой.
– Но насколько этим людям удалось обработать умы россиян? Агрессивные идеи уже давно звучат не только в политических шоу, они проникает даже в сериалы – обработка идет постоянно.
– Какие-то изменения психики идут. Но вопреки расхожему взгляду, я вижу опасность не в массовом сознании россиян, а в помешательстве политической "элиты" и политической тусовки, крутящейся в Москве. Вот у этих мозги, по-моему, уже снесены полностью. А как раз основная масса россиян разочаровала идеологов "Русского мира" и "Новороссии".
Правильно многие отмечают, что одна из задач Прилепина сегодня – мобилизация новых моторыл. Кстати, он уже не на Донбассе: у него, оказывается, турне по городам Урала и Сибири. Проблема же в живой силе: кроме тех людей, которые давно крутятся в этом деле, никто из донбасцев больше воевать не идет. Набрать людей очень трудно, а первая волна маргиналов из России поистрепалась, выбыла. Я имею в виду тех, кого другой "великий российский писатель" Шаргунов свозил на Донбасс на грузовичках и упоенно рассказывал об этом в телевизионных шоу.
Доставив свой груз, он выезжал обратно а Москву на литературные салоны, а несчастных людей, привезенных на грузовичках, увозили потом обратно в рефрижераторах.

Я еще раз повторяю: Прилепин и Шаргунов трусы и подлецы. Они оплачивают свою литературную и политическую карьеру жизнями людей, своих читателей и своих героев, которых они подрядились буквально возлагать на место ритуального жертвоприношения богам "Русского мира". Им же самим лично ничего физически не грозит. В том числе и потешному политруку потешного батальона Прилепину. Разве что Путин на каком-то этапе решит выбросить его как использованный презерватив и ликвидирует так же, как уже поступил с дюжиной подобных моторыл. Тем более, что вождю "Русского Мира", ставшего во главе партии войны, соратников не надо. Только если в роли светлого образа святого Захария, умученного от жидобандеровцев.
Нацистская концепция русского мира провалилась в Украине, где русское население в подавляющем своем большинстве осталось верным украинскому государству и его европейскому выбору. Она также оказалась отвергнутой и в самой России. Поток добровольцев с провинциальных автомоек очень быстро иссяк. У фашистских вождей не оказалось фашистского народа.
– Однако, есть ощущение, что на этой неделе наконец-то оказалась проговорена в слух еще одна альтернатива для людей из "тусовки элит". Завязать с партиями войны и гибридной капитуляции и сбежать, как это сделали бывшие депутаты Вороненков и Максакова. Это уникальный случай или скорее первые ласточки?
– Это как раз очень хорошая иллюстрация моего тезиса о нарастающем расколе среди "элиты". Люди, просчитывающие ситуацию, видят три внешнеполитических поражения режима подряд. Первое – провал концепции "Русского мира" и Новороссии. В значительной степени для того, чтобы отвлечь внимание от этого провала, Кремль полез на Ближний Восток. В результате мы ввязались в тысячелетнюю войну между суннитами и шиитами, и наше присутствие там только разрастается.
Взятие Алеппо – это не конец сирийской истории, а только ее начало. В свою очередь, всю эту кровавую кашу хотели прикрыть уникальной победой – взятием Белого дома.

И что в результате? Я давно не помню такой степени растерянности наверху. Чего стоит, например, совершенно идиотская жалоба спикера Думы Володина на то, что Трамп не выполняет предвыборных обещаний. А ведь ее автор не кто-нибудь, а третье лицо в стране!
Внешнеполитические поражения создают очень некомфортную атмосферу для диктатора – это классика жанра. Она чревата расколами элит и ползучими дворцовыми переворотами.
Кстати, неслучайно и откровение Вороненкова о том, что Сурков был против захвата Крыма. Как неслучайна и резкая неожиданная отповедь Пескова: "Нет, Сурков все знал". Это уже предупреждение самому Суркову: "Не соскочишь".

Кстати, я Вороненкову верю. Мы почему-то забыли, что на пике эйфории в 2014 году тот же Песков подобострастно вещал: "Вы даже не представляете себе, насколько возвращение Крыма было решением одного Путина. Он на этом настоял". О том же в своей собранной из инсайдерских сплетен книжке писал прикремленный бывший редактор "Дождя" Зыгарь. Он утверждает, что против был и Шойгу. И количество людей, которые будут заявлять, что "боролись с кровавым режимом с самого начала" будет теперь только возрастать.
– Но, надо полагать, сбежавшие едва ли могут чувствовать себя в полной безопасности.
– После того, что произошло с Литвиненко за рубежом и дважды с Кара-Мурзой в России, все противники режима находятся в опасности.
– Как вы полагаете, могут ли уехавшие экс-депутаты сообщить некую новую для Запада информацию, которая ударит по Кремлю?
– Не думаю. Что может нанести больший имиджевый урон, чем агрессия с нарушением десятков международных соглашений, оккупация чужой территории, катастрофа "Боинга", убийство тысяч людей в Алеппо? По-моему, никакие дополнительные показания никаких перебежчиков уже не смогут ничего добавить ни к имиджу Владимира Владимировича Путина, ни к приговору на его процессе, если он, дай Бог, до него благополучно доживет.
Кстати, сдается мне, что напрасно, да и несколько преждевременно наш замечательный Риббентроп так злорадствовал на днях на мюнхенской конференции по поводу наступления Post West эпохи. Не плюй, братец Риббентропушка, в колодец, пригодится воды напиться.
Ведь столько раз уже проклятые нашими вождями Western values – это, помимо прочего, еще и такой буржуазный предрассудок, как уютная гаагская тюрьма с трехразовым питанием, теплым сортиром, душем и фитнесом для военных преступников.

Андрей Пионтковский


Loading...
Loading...
jQuery(function($) { $('#vkcsh').html(VK.Share.button(false,{type: "round_nocount", text: "Поделиться"})); }); /*]]>*/