"ВЕЧНАЯ МРАЗОТА" часть 3 - Дмитрий Запольский

"ВЕЧНАЯ МРАЗОТА" часть 3 - Дмитрий Запольский

Первый год у Александра ушел на работу с архивами агентуры. Перебирая карточки и читая литерные дела, он отсеивал зерна от навоза, накопившегося за тридцать летом. Девяносто процентов агентов были туфтой. Половина из них существовала практически просто на бумаге: оперативники встречались с ними в гостиницах, писали донесения, высосанные из пальца, повторяли совершенно несущественные факты, проверяли, подтверждали, списывали друг у друга или вообще «гоняли по кругу» истории про некие «собрания» на квартирах иностранцев или «возвращенцев» в Советский Союз из-за рубежа, бесконечно вербовали прихожан-баптистов, соседей советских сотрудников иностранных представительств и фирм, водителей и обслугу каких-то фирмачей, не представлявших ни интереса, ни угроз. По сути вся работа 5-й линии дублировала контрразведку, а «сионисты» либо работали совершенно открыто, либо были агентами, либо давно отбыли из страны. Тысячи карточек и сотни оперативных дел списал Александр Борщяков в 1986-м году, пока не выбрал двести агентов, представлявших для него интерес в рамках задания Бобкова. И весь следующий год он провел в вербовочных встречах и восстановительных контактах. Ему ныжны были реальные люди. Будущие лидеры мнений. Он по заданию Филиппа Денисовича поехал в свою альма-матерь, в Раменки, на Мичуринский, 70. Просматривал личные дела четверокурсников, выбирая себе кадры. Добился командировки в Польшу, где в советской резидентуре изучал методы работы с лидерами «Солидарности» и взаимодействие с польской разведкой. В Дрездене встречался с земляком-сотрудиком резидентуры по взаимодействию со Штази, но основное время тратил на вербовку в самом Ленинграде. К 1987-му году он смог создать первые три центра «перестройки» - в ДК Ленсовета, в ДК работников пищевой промышленности и ДК имени Ильича. Параллельно его коллега Павел Кошелев через свою агентуру создавал молодежный музыкальный клуб в Доме народного творчества на улице Рубинштейна. Самым трудным делом было пробить помещения для этих объединений: арендой занимались тупорылые тетки в райисполкомах, руководительницы отделов культуры. И вербовать их в качестве агентов КГБ было бессмысленно и опасно: они во-первых, были трепливыми и подлыми, при любом выходе сотрудников сразу бежали к начальству и болтали. А начальство, то есть председатели исполкомов бежали в райкомы, там секретари мчались в Смольный, где базировался горком. А секретарь по идеологии звонил начальнику УКГБ: «Ваши утверждают, что надо выделить помещение какому-то антисоветскому кружку во Дворце Культуры. Это правда?» В общем, задача была у Борщякова нетривиальная: каждая «прописка» очередного дискуссионного клуба в конкретном месте давалась большой кровью - через агентуру, агентуру и еще раз агентуру. Первым делом пришлось завербовать половину директоров ДК Ленинграда. В основном, через компромат: все залы тогда сдавались через кооперативы. И за «черный нал». Директоров пас ОБХСС, приходилось вербовать сотрудников милиции, причем самых коррумпированных и циничных сволочей. На это уходили огромные силы: Бобков высылал в Ленинград каждый месяц группы подкрепления, включающие генералов-начальников и сотни офицеров. Даже создал постоянный отдел на Каменном острове для помощи молодому капитану Борщякову. И да, наш Саша командовал московскими генералами. Так было надо. К 1988-му первый этап задачи был выполнен.

На Рубиншейна развернулся рок-клуб, резидентами которого стали «Аквариум», «Алиса», «ДДТ» и «Кино». В данном случае этот термин употребим в обоих его значениях. Конечно, рядовые музыканты в сложной операции е участвовали, но БГ, Кинчев, Цой и остальные лидеры получали от Павла Кошелева гарантии, что им ничего не будет, кроме славы, денег и успеха на сценах. Был случай, когда «личный состав» рок-клуба взбунтовался и не поверил директору Коле Михайлову. И Кошелев отвез музыкантов на Литейный, в кабинет Борщякова, где маленький начальник восседал за черным столом времен Лаврентия Палыча Берии с правительственными телефонами-вертушками цвета слоновой кости и портретом Дзержинского за спиной. Говорят, после этого поверили. Может быть врут. Я не был свидетелем, зуб не дам.

Александр Владимирович вербовал сам. Встречался с журналистами-газетчиками, с фотокорами и телережиссерами, с дикторами и администраторами, актерами, преподавателями и аспирантами. К 1989-му году все было готово. Группа защитников старой городской архитектуры, умеющая проводить пикеты и демонстрации против сноса старых зданий и пятеро корреспондентов городских газет, сочувствующих этой группе. Клуб молодых способных экономистов в ДК на «Петроградской», съездивших на короткие курсы в американский университет и готовящих некую программу политико-экономических реформ СССР.
Центр молодежной печати и информации при горкоме комсомола, в котором за неплохие деньги работали талантливые журналисты-антисоветчики и даже прибывший из США психолог-консультант по проблемам тинейджеров, но уверявший всех, что просто съездил поработать дворником в Израиль, плюнул и вернулся назад.
На Чапыгина, 6 в здании городского телевидения возникли три новых редакции, рубившие правду-матку и иногда страдавшие ее бешенством. В библиотеке государственного университета возник клуб поддержки Прибалтийских движений за отделение от СССР. Филипп Денисович Бобков однажды весной инкогнито прибыл в Ленинград и пешочком за неделю обошел все точки. Саше доложили, но он не отреагировал. Знал, что генералу понравится. Бобков в пятницу приехал на Литейный, зашел к начальнику, вызвали Сашу, вручили майорские погоны и первый орден: «За личное мужество». Первому, кстати офицеру КГБ СССР. А потом и ключи от новой квартиры в Невском районе: у Саши уже было две дочки и старик-отец на иждивении, профессор технологического института, бывший заведующий кафедрой машиностроения.

Перестройка шла полным ходом. Впереди были трудные выборы. Из тысяч ленинградских кандидатов в советы всех уровней депутатские мандаты получили две трети Сашиной агентуры. Бобков докладывал Горбачеву. Он хлопал в ладоши и выписал Филиппу Денисовичу тоже какой-то орденок. Кстати, сам Бобков народным стал депутатом РСФСР. Того самого, легендарного последнего созыва, который сперва избрал Ельцина, а потом был расстрелян им из танков.

на фото девяностолетие генерала армии Ф.Д. Бобкова в 2015-м, Москва, Министерство обороны РФ

Дмитрий Запольский


Loading...