"ВЕЧНАЯ МРАЗОТА" часть 4 - Дмитрий Запольский

"ВЕЧНАЯ МРАЗОТА" часть 4 - Дмитрий Запольский

Девяностые Александр Борщяков встретил уже начальником службы «З» - так стыдливо переименовали 5-ю линию после распада СССР. Это сокращение от словосочетания «защита конституциионного строя страны». Кадры разбегались, как тараканы на коммунальной кухне, когда отодвигали старый холодильник. Саше наперебой предлагали «выгодные» места: там в банке нужен начальник службы безопасности, там - требуется заместитель гендиректора крупной нефтяной компании. Ну как у Пушкина: «…бывало, он еще в постелЕ, ему записочки несут…». Но наш проказник не поскакал ровным счетом никуда: он уверовал в свой личный Путь Воина: быть государевым слугой.

Я, грешным делом, был знаком и с Филиппом Денисычем, и с Пашей Кошелевым, даже с Сашей Борщяковым: а как иначе? Я же летописец поневоле. Нет, стукачом, секретным сотрудником и агентом КГБ мне быть не довелось. И пруфов не надо - при моей судьбе это выплыло бы неминуемо. Но вот общаться приходилось, причем много и конкретно: все-таки я был не только журналистом, но и депутатом Ленсовета, зампредом комиссии по правам человека, курировал сначала Ленинградское УКГБ, а потом всякие его реинкарнации типа УФСК, УМГБ, УАБ, их перееименовывали каждый год, попутно ликвидируя агентурные архивы и уничтожая дела. А Саша оставался на своей должности, потихоньку подрастая - сначала до зама начальника управления, потом до начальника службы в центральном аппарате, а сейчас уже и до заместителя директора. Нужный он кадр. Нет, не коммерческий чувак, не продался гангстерам, не купил мерседес и квартиру за миллион долларов - а зачем, если есть служебная в двести метров на набережной Москва-реки, дача на Новой Риге и служебный джип с водителем. Он - государев слуга. Что пожалует ему царь со своего плеча, тем и рад. Неприхотлив. Правда, пьет. И когда примет на грудь свой литр, бывает забыкует: крышу сносит только так. Но у них ведь принято…
Но вернемся к агентуре. Не секрет, что в СССР практически все «громкие» люди: актеры, поэты, писатели, видные диссиденты, известные музыканты и режиссеры, журналисты и ученые, имевшие выход за рубеж - все сотрудничали с КГБ. Это трудно признать, но увы… Люди слабы, государственный аппарат обучен и силен. И Березовский, и Гусинский, и все прочие «олигархи» девяностых, выходцы из комсомольских коммерческих структур - все сотрудничали: иначе бы их смели конкуренты, получающие информацию от «конторы» о том, что и где плохо лежит в позднем СССР. Все совместные предприятия, все банки и торговые кооперативы были инкорпорированы в систему перегонки средств Советского Союза в добрые ласковые руки КГБ и его наследников - российских спецслужб. Можно ли утверждать, что вся перестройка затевалась под эгидой «дедушек из КГБ» типа Филипа Бобкова? Да. Это так. Но как всегда сложнее, если зрить в корень. Не КГБ создавало постгорбачевскую империю, как не наши зубы создают наше тело, они просто жуют пищу из которой оно строится и посредством которой обновляется. Горбачеву нужна была экономическая опора для создания своей власти: коммунистическая партия в конце восьмидесятых, точнее ее аппарат страдал полной политической импотенцией. Все решали деньги, а следовательно - собственность, Приход к власти Ельцина и «демократизация» девяностых - проявление скрытой до сих пор от взгляда дураков во всем мире тенденции - абсолютное большинство людей верит в «лучшие помыслы» других. Приход «демократов» к центральной власти был всего лишь операцией единственной состоятельной силы в СССР - «внутренней партии», то бишь вооруженного отряда - КГБ. Это не криптоистория, не поиск заговоров или тайных смыслов - это реальный дискурс. В конце восьмидесятых- начале девяностых власть полностью была под контролем советской спецслужбы, точнее не всего КГБ, представлявшего собой совершенно парализованный организм, трясущийся от исторической болезни Паркинсона, а его «живой» части - 5-го управления Филиппа Бобкова.
Это трудно понять и признать. Ну как же, черт побери! Перестройка, гласность, прорабы, рынок, свобода! Я не поп и не гуру. Я просто летописец, работающий не на князей или царей, даже не на братию: я констатирую факт, с которым 99 процентов моих читателей не согласятся, потому что этот факт унизителен и страшен: Горбачев и Ельцин, Путин и его возможные преемники никак не влияют на судьбу территории, которая на картах обозначается какими-то названиями. Судьбу СССР и РФ решали такие, как Саша и его учитель Филипп Денисович. И они тоже действовали не по злому умыслу, хотя они злодеи, - но они поступали по своему глубинному убеждению: народ туп, сер и жалок. Им надо управлять, как скотиной. Пинками, хлыстом и кусочком сахара. Его требуется дрессировать. И содержать в железной клетке на заднем дворе, чтобы вонь не смущала приличных гостей. И самих дрессировщиков.

Никто из утонувших в воде не предполагал, что может потерять силы и захлебнуться. Никто из казненных не верил, что не сможет выпутаться «из временных трудностей» и никто из умерших в нищите и болезнях не верил, что ему в последний момент не «улыбнется судьба». Мысль очень простая, но вместе с тем невероятно трудная: большинство людей наивны и это не сильно зависит от культуры и воспитания. Мы живем архетипами - мама добрая, папа - строгий, но нас они любят по определению. Власть в любом обществе так или иначе ассоциируется с родителями. И очень сложно отречься от нее, даже если она бессердечная сука.

Саша это все понимал. Он ощущал кожей это Учение - заветы Дзержинского, который создавал Чрезвычайную Комиссию. Он, как и все чексисты имел внятную картину: люди не достойны жить хорошо, пока способны прозябать в говне. И еще: все вокруг дураки.

Когда в 1990-х власть оказалась у Ельцина, он сохранил КГБ. Уничтожив ненужные архивы, бросающие тень на своих сподвижников (по их настойчивой просьбе), отдав на растерзание неугодные им фигуры (типа того же Калугина), Ельцин сохранил СИСТЕМУ. А она, система, стала заполнять свободные пространства: надувать возможности гангстеров, которым подкидывала информацию, создавать их конкуренцию с традиционным кланом воров-законников, сталкивать между собой возникающие группировки, сея, как былинный крестьянин-богатырь новую поросль криминальных хоров-кордебалетов. Это и были девяностые: эпоха создания «нового класса собственников». И эпоха его канонизации: все способные хоть как-то быть услышанными медиа-персоны (журналисты, режиссеры, теледеятели) были давно завербованы и прикормлены на «вкусных темах». Значимые медиа отданы на откуп агентам, к которым были приставлены действующие офицеры (Старик Бобков возглавил службу безопасности медиаконцерна «Мост» у своего старого агента Гусинского. Там образовалась команда. Агент Пархоменко и агент Венедиктов, агент Кисилев и Малашенко, Добродеев, Уткин, Парфенов, Шендерович и имя им легион.

Вы конечно спросите меня: а как я смею марать чистые имена и светлые лики (в смысле прекрасные лица)?

Так я вам и отвечу: а вот так. Не нравится, забаньте.

А еще лучше - объявите меня агентом Кремля. Этот метод, кстати, изобрел Александр Борщяков в 1988-м, когда создавал по заданию Бобкова Ленинградский народный фронт. «Если кто-то из активистов с чем-то не согласен, - говорите прямо и громко: «имярек - агент КГБ, есть доказательства. Видели доносы, написанные его рукой, знаем пострадавших и умученных от него. Предлагаем высшую меру - бойкот негодяя!» Метод работал. И будет работать вечно.

Но Борщяков придумал еще одну мульку, понравившуюся Учителю Филиппу: конкурентный подгруз. После прихода Суркова это стало классикой. Но когда-то было удивительным изобретением: помимо одного источника информации, нужен альтернативный, другой по эстетике. Если первый - рафинированный, второй должен быть нарочито брутальный. И еще третий - совершенно независимый, альтернативный и даже андеграундный. Но во всех трех источниках некие «биты иноформации» должны быть идентичны. А еще лучще - конгруэнтны, чтобы у недоверчивой аудитории складываться в единую картину. И тогда призвали Березовского. Тоже агента. Дали ему «зеленый свет» для большого хапка, но с условием: он создаст свою медиа-империю. С агентами. Листьевым, Ворошиловым, Пельшем, Клейменовым, Кисилевым, Доренко, Разбашем и другими.

На фото Филипп Бобков в молодости. Чем-то похожа на старшего лейтенанта Борщякова

Дмитрий Запольский

Loading...