Выбор и оправдания...

Выбор и оправдания...

202* год. Чернигов, Шостка, Харьков, Луганск и Амвросиевка избраны ООН как опорные пункты для доставки гуманитарной помощи и центры базирования миротворческих сил для проведения операций на территории бывшей РФ. Граница Украина окончательно оборудована инфразвуковыми установками, которые не дают подойти к ней на расстояние ближе одного километра. С той стороны постоянно идут очень тревожные репортажи о инцидентах вокруг колонн гуманитарной помощи и о ликвидации очередного «князя», который установил в округе людоедский режим.

Время от времени вглубь территории выдвигаются специальные группы для ликвидации очередной технологической катастрофы, связанной с опасностями заброшенных производств. По инициативе Украины, ЕС и НАТО приняли решение о приостановке и так уже квотированного приема беженцев с той территории. Дроны регулярно сбрасывают в глубине резервации медикаменты, которые должны предотвратить распространение наиболее опасных инфекционных заболеваний. Введен режим карантина.

За несколько десятков лет до этого, автор, еще будучи подростком, побывал в гостях у близких родственников, которые жили в прибрежном городке. Оттуда на день поехали в Ялту, на набережную. Самое сильное впечатление оказалось не от самой курортной Мекки совка, а от большого круизного лайнера, заходившего в ее порт. Хоть расстояние до парохода было достаточно большим, все равно можно было рассмотреть людей на палубах, которые рассматривали пейзаж на берегу. Оттуда доносилась музыка и было понятно, что там – другая, какая-то праздничная жизнь.

В нескольких сотнях километров от берега, был кусок иного мира, где люди могут вот так праздно болтаться по круизам и свесившись за бортик с бокалами чего-то явно вкусного, просто глазеть на берег, на нас, на меня, на массу людей, которая никогда не видела этой жизни и казалось – никогда не увидит. Никакой тебе «Става КПСС», «Миру – мир» или «Ленин жив». Если бы им кто-то перевел смысл самых крупных надписей, которые они могли увидеть, они бы этого все равно не поняли. Да и сами мы их не сильно понимали, хоть были они на каждом шагу.

Вершиной мечты совка тогда было добыть путевку в один из местных санаториев, что было почти не реально, либо как-то добыть путевку в пионерлагерь для ребенка. Об «Артеке» можно было не мечтать. А вот эти, на пароходе, жили в другой жизни и с высоты этих множества палуб, просто плевали в самую глубь наших «мечт».

Тогда и потом – еще несколько раз, возникало именно это чувство, что мы живем другой жизнью, ограниченной пространством, которым и был наш совок. Самое печальное было в том, что даже просвета на изменение этой ситуации не просматривалось. Позже, когда появилась песня «Гуд бай Америка о, где я не буду никогда! Прощай, навсегда…», это ощущение формализовалось полностью. К тому времени уже окончательно сформировалось понимание резервации, в которую превращена эта страна.

Тогда, аккуратно разговаривая со своими бабушками, хотелось докопаться до того, почему же они построили именно этот ужас, а не что-то такое, откуда приходят те самые белые круизные лайнеры? Это сейчас понятно, что именно тогда эти разговоры были бесполезны по определению, хотя бы потому, что мои бабушки даже не видели круизных лайнеров и не подозревали об их существовании.

Более того, разговоры всегда и одинаково соскальзывали во времена, когда было хуже, намного хуже. Настолько плохо, что даже родные бабушки с таким себе образованием, очень тщательно подбирали слова для того, чтобы рассказать о тех временах. Они считали, что если люде не пухнут с голодухи на улице, если не едят друг друга, то это – уже хорошо, и вот этот вихрь «мечт» – глупость и нечто непристойное.

Поэтому, разговор заканчивался ничем. Автор, еще в совковые времена, по разным каналам, получал артефакты другого мира – джинсы, магнитолу, кассеты «Сони», «ТДК» и «Максвелл», жевательную резинку и кое-что другое. Поэтому, осязаемые доказательства существования другого мира были, как было представление о том, что все это, попавшее в мои руки – там не выпендрежь, а повседневная реальность.

Тогда, в 1979 году, разговор о том, что джинсы «у них за бугром» – рабочая одежда, вызывали просто дикое ржание. Это подтверждало наличие пропасти между двумя мирами, и она была не только материальной, но и что более важно – ментальной. Мы, рассуждая о собственном благосостоянии или материальном положении, смотрели назад, а они – вперед.

По этой причине так ничего и не удалось добиться от бабушек. Они так и не смогли описать корень этого дерева и даже дать адекватную оценку тому, что они строили, и где они сделали тот роковой выбор, когда страна ушла в другую реальность и построила то, что для остального мира оказалось дичью, как для нас казалось чем-то потусторонним то, что построили они.

В любом случае, все эти разговоры с бабушками были направлены на то, чтобы найти ответ на вопрос «почему?» и чтобы понять, где был сделан неправильный выбор и мы пошли в какие-то дикие дебри, но ответа получить не удалось. Уже много позже, когда стало понятно, что страны Балтии сделали свой выбор и вышли из этих вонючих дебрей, стало понятно, когда именно мы свернули «не туда», и что для возврата в цивилизованный мир, однажды мы должны снова сделать правильный выбор, который ведет наружу из этой вонючей дыры.

В 2004 году мы пришли к тому месту, где стоял указатель «к цивилизации», и даже сделали выбор, но не пошли в ту сторону. Тогда наконец пришло понимание, что выбор – не цель, а средство, позволяющее двигаться в новом направлении. С момента выбора – ничего не начинается и ничего не кончается, но возникает возможность. То есть, сегодня туда еще нельзя было идти, даже если бы того сильно хотел, а сегодня – можно. Вот и все.

202* год. Киев. Телевизор более или менее выздоровел, а телезритель наконец освоил государственный язык и пару-тройку европейских – английский, французский, немецкий и польский. Поэтому, он смотрит новости любых телеканалов, уже не обращая внимания на то, каким языком диктор описывает события за Стеной. В этом смысле, наиболее информативными стали богатые каналы, которые дают возможность наблюдать за событиями там онлайн с различных дронов и спутников.

Искусственный интеллект, уже широко внедренный в процесс телевещания, в режиме реального времени забивает в потоке сцены жестокости или просто кровавые вакханалии, поэтому никто не выключает трансляцию, а самые продвинутые каналы позволяют выбирать картинку из любого доступного ему источника видео. Но даже частично прикрытая картинка показывает, насколько там все сюрреалистично и наверное, выглядит еще хуже, чем то, что видели редкие западные туристы с борта круизного лайнера, идущего вдоль берега совка.

Возможно, к тому времени еще останется старая привычка собираться вечером у телевизора, хотя наверняка, телевизором это уже трудно будет назвать, но будем считать это телевизором. Как не крути, а новости все равно будут смотреть, в Украине будут настороженно следить за тем, что происходит совсем рядом, за стеной, поскольку вся эта дрянь может попасть сюда и просто своим присутствием – отравить жизнь. Нет, конечно же, все прекрасно понимают, что сил собственной армии будет вполне достаточно, чтобы заткнуть любую дырку в стене, а тем более, что на такую ситуацию отреагируют и союзники по НАТО, чьи базы специальных сил узлами стоят вдоль стены, но все равно – приятного (от соседства с лепрозорием) – мало.

И вот какой-то шкет, возраста Автора, когда он пытался разговорить бабушек о том, «откуда есть пошло все это», выспрашивает у своего деда и бабки о том, как на самом деле все происходило и как удалось вырвать Украину из того, что сейчас показывают по телевизору.

Шкет все это проходил в рамках школьной программы и хорошо помнил имена, даты, названия населенных пунктов, название воинских соединений и подразделений, которые принимали участие в этих мероприятиях. Но как всегда, школьный курс истории показывает больше парадную, героизированную часть истории, а на чисто бытовом уровне все это могли видеть лишь участники тех событий, вот бабка и дед, которым родители подбросили свое чадо, пока сами заняты какими-то срочными и неотложными делами.

Но бабушка, а особенно – дед, не сильно склонны рассуждать на эту тему и у внука появилось какое-то странное подозрение о том, что они о чем-то недоговаривают. И вот, когда бабушка вышла, чтобы приготовить что-то вкусненькое, дед стал штурмовать деда о том, что он делал и что видел в 13, 14, а особенно в 19 году и понял, что дед от него что-то скрывает. В общем, дело уверенно приближалось к скандалу и когда внук прямо его спросил о том, как дед голосовал в 19 году, правильно или как-то иначе.

Тот стал увиливать уж совсем неуклюже и рассказывать, что именно тогда не все было понятно, что телевизор оказывал мощное психологического воздействие, что сейчас выбор кажется очевидным, а тогда выхода вовсе не было видно Потом, он стал что-то такое рассказывать о том, что вот этот враг, который на телевизионной картинке, тянет руки в надежде поймать пакет суточного пайка, который разбрасывают военные с платформы, был крепок и могуч, представляя собой реальную угрозу, а он тогда очень хотел мира и не хотел воевать…

Бабушка вошла в этот самый момент и застала своего деда с потупленными глазами, что-то мычащем о том, что у него не было сил, что он растерялся и внука с распахнутыми в ужасе глазами и разинутым ртом. Но бабушки – мудрые существа. Она быстро поставила на стол пахучую, только из духовки выпечку, нарочито весело взлохматила чуб внуку и звонким голосом заявила о том, что дедушка шутит. Конечно же они проголосовали правильно и дедушка даже рвался на фронт, но его не взяли потому, что у него было тогда плоскостопие и косоглазие, которое позже удалось вылечить.

Дед выдохнул, высморкался и подтвердил бабкины слова. Сказал, что хотел проверить реакцию внука, а на самом деле – они тогда сделали правильный выбор и вообще, он не знает ни одного человека, который смог бы проголосовать за это, и кивнул на экран телевизора.

Автор Anti-colorados


Loading...
Loading...