"Безрукие" - Леонид Швец

"Безрукие" - Леонид Швец

Украина – страна, в которой всегда хотели правления «сильной руки», но отталкивали эту руку, едва ощутив малейшую жесткость.

Из президентов больше всего на роль обладателя такой руки, если прикидывать задним числом, подходил Леонид Кучма, но во время второго срока нелюбовь к нему была запредельной. Рейтинг доверия лежал в последние годы на жалких 12%. Оранжевый Майдан был в большей степени против него, и уже во вторую очередь против официального преемника-«зэка».

После «слабака» Ющенко «зэк» пошел на ура именно как носитель дефицитной силы. Еще в январе 2009 года компания Research&Branding Group, тесно работавшая с регионалами, объявила, что 80% граждан Украины считают, что государству нужна та самая «сильная рука». Президентские выборы, казалось, подтвердили этот вывод, но Виктору Федоровичу через несколько лет пришлось покинуть родину в восточном направлении.

Попыткой изобразить из себя «военного президента» напугал и отвадил от себя избирателей Петр Порошенко, хотя, казалось бы, какой еще президент должен быть во время войны?

Интересно, что еще за полгода с лишним до бегства Януковича, в июне 2013 года, 59% украинцев, опрошенных Социологической группой «Рейтинг», заявляли, что Украине не хватает, скорее, «сильной руки», чем демократии. Иного мнения были 26%. Что еще интересней, практически такие же цифры были получены во время осеннего 2020 года опроса КМИС. 54% с лишним заявили, что сильный лидер для Украины важнее, чем демократическая система управления. Наоборот считали практически те же 26,7%, что и семь с лишним лет до этого.

Вполне возможно, что Владимир Зеленский, вернувшийся, по данным апрельского опроса КМИС, на рейтинговый уровень первого тура президентской кампании – 31,4% среди тех, кто определился с выбором (в 2019 году было 30,24%), обязан некоторой регенерации поддержки за счет показательного силового компонента – непредсказуемо карающего СНБО.

Кстати, опрос КМИС впервые зафиксировал, что образцовый силовик Игорь Смешко (10,4% среди определившихся) обходит в рейтинге Юрия Бойко (9,6%) и вплотную придвигается к показателям Юлии Тимошенко (11,9%). Впрочем, социологи резонно поправят, что у этой тройки, скорее, одинаковые результаты, в границах статистической погрешности. Но, например, проведенный двумя неделями раньше опрос Социологической группы «Рейтинг» показал больший разрыв между Смешко (6,8% среди определившихся) и Бойко с Тимошенко (около 12% у обоих), и не заметил такого значительного подъема у Зеленского. Нельзя исключать, кстати, что это колебание в пользу кандидата – генерал-полковника, и рост поддержки действующего президента как-то связаны с тревожной ситуацией, которая сложилась к середине апреля у наших восточных границ и со стороны Крыма.

Бросающееся в глаза продвижение Смешко из третьего ряда во второй, если оно будет подтверждено следующими замерами, не должно вводить в большое заблуждение и внушать какие-то ненужные иллюзии. Из списка кандидатов в президенты выпал Анатолий Гриценко, который долгое время играл штатную роль бравого военного в электоральном карнавале. Игорю Петровичу и достались осиротевшие избиратели Анатолия Степановича, ядро которых составляют немолодые мужчины-горожане с высшим образованием, которые любят порассуждать о том, что «Чемберлен – голова». На двоих в 2019 году Смешко и Гриценко собрали почти 13%, это приблизительно и есть потолок для такого рода кандидата.

Что же касается неутоленного желания большинства украинцев видеть во главе страны сильного лидера, это ведь не про наличие звания и погон, не про умение начальника маршировать впереди строя, отдавать звонкие команды и грозно шевелить бровями, это о стратегическом видении и наличии политической воли. О личностном масштабе, который, если есть, то его не спрячешь. Пока нет ни малейших оснований бояться такой «сильной руки». Нужно расстраиваться, что ее все нет и нет.

Леонид Швец

Loading...