"Борис, ты был прав, или Украина как заноза Путина" - Леонид Швец

"Борис, ты был прав, или Украина как заноза Путина" - Леонид Швец

Без малого семь лет назад, 25 апреля 2014 года, причем находясь в Киеве, Борис Немцов выдал большую российскую тайну: он назвал Владимира Путина ё..нутым. Меньше, чем через год, его за это убили. В первую очередь за это.

Прикидывая, чем обернется нынешний приступ буллинга Украины, из общей формулы факторов и соотношений невозможно выкинуть обстоятельство «ё..нутости» Путина, его прогрессирующей с течением лет склонности гадить живым, а особо ненавистных превращать в мертвых. 

Растет и тяга упыря к демонстративности, к нарочитому оставлению следов, чтобы даже не сомневались в том, что смерть является казнью во устрашение прочих. В то же время спецоперациям, любимому жанру Путина, противопоказан свет прожекторов, а нынче ситуация у наших границ тщательно мониторится, и о вероятности провокации под видеокамеры, в лучших традициях российской пропаганды, не говорит только ленивый. Может, это обстоятельство сыграет сдерживающую роль. Президент России и его подтанцовка ведут себя, как блатной, разыгрывающий припадок: «Держите меня семеро!», и надо иметь сильные нервы, чтобы это спокойно наблюдать, быть готовыми к тому, что в руках припадочного появится шило, и делать все, чтобы этот мерзкий спектакль быстрей прекратился. 

Еще один резон сохранять спокойствие – гарантированное наличие у нынешнего российского руководства афганского синдрома. Как глубоко советские люди, да еще причастные к силовым структурам, они должны были в полной мере получить свою дозу разочарования и унижения, оказавшись частью силы, которая обернулась немощью. Афганцы уступали тогдашней сверхдержаве во всем, кроме бесстрашия и отсутствия малейшего желания покоряться. Ни в каких процентах не измерить вклад афганской авантюры в развал Советского Союза, но он был весьма ощутим: и из-за нешуточных санкций, и, главное, из-за непоправимого удара по легитимности режима маразматирующих старцев. 

В 1988 году начался вывод войск из Афганистана, а спустя считанные годы СССР приказал долго жить. 

Самая большая геополитическая катастрофа двадцатого века, по определению нынешнего российского президента. Путин, говорят, большой любитель исторической литературы. Интересно, наверное, лениво перелистывать страницы прошлого, будучи уже историческим персонажем, и прикидывать, какие эпитеты заслужит собственное правление. В 2015 году он попытался оправдать вторжение в Афганистан стремлением советского руководства противостоять «реальным угрозам». Дескать, самому знакомо. Но политический и военный итог той операции не позволяет заблуждаться о ее успешности даже такому борцу с «реальными угрозами», как Путин. 

Оправдывать Брежнева он может, повторить не захотел бы. А вот распознает ли собиратель земель русских, повернутый на собственном величии, в нынешней околоукраинской ситуации явный аналог ситуации с Афганистаном 1979 года? Я бы не отказывал ему в остатках здравого смысла, а в наличии необходимой степени безрассудства, чтобы вляпаться в подобное, отказал. Для Кремля примерным образцом успеха стала «чистая» аннексия Крыма, и все, что не второй Крым, относительная неудача, при том, что и крымская операция задним числом, со всеми последствиями, уже далеко не выглядит однозначной победой. Есть, конечно, некая сценическая незавершенность, которая, очевидно, давит на Кремль. Споткнувшись об Украину в 2004 году, затем в 2014-м, и не принудив ее к миру в 2019 году, Владимир Путин, испортив отношения во всем миром из-за Украины, хотя не только из-за нее, будто нуждается в том, чтобы закрыть эту неприятную для себя тему, расставить в ней точки. 

Но каждое следующее его усилие на этом направлении лишь больше погружает президента России и саму Россию в неприятности. Пора бы ему уже давно уловить эту несложную закономерность, но исходить, конечно, надо из того, что не уловит. 

Попытка рационализовать действия «ё..нутого» Путина сама по себе неблагодарное занятие, но возведение его безрассудства на вызывающую трепет высоту, за рамки какого-либо анализа, еще хуже, поскольку приписывает заурядному субъекту, помещенному в незаурядные обстоятельства, сверхчеловеческие качества. Борис Немцов неплохо лично знал Путина и исходил из этого знания, давая свою знаменитую характеристику. Но и харьковские болельщики, закрепившие за российским президентом прозвище из пяти букв, с которым он неизбежно попадет в историю, отметили сущностную составляющую российского президента. Выпьем же за тех, кто умеет подобрать правильные слова. 

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец

Loading...