"Диалог, которого не было..." часть 18 - Алексей Петров

"Диалог, которого не было..." часть 18 - Алексей Петров

Светильник над его головой монотонно блымкал холодным светом, добавляя настороженности к общему настроению дипломата. Невзирая на середину дня длинный коридор, как назло, был пуст. Вдруг ещё одна квадратная лампа в потолке испуганно замигала и после глухого хлопка погасла. «Твою мать! Ещё скрежета когтей Крюгера по металлу добавить - и будет полный хоррор!» На лбу дипломата Максима Херкевича выступила испарина. Он зажмурил глаза, глубоко вздохнул, выдохнул и вспомнил бронзовый бюст Феликса Эдмундовича на столе своего шефа в угрюмом здании на Лубянке. Стало немного легче. Панические нотки исчезли, но колени все равно предательски дрожали. Бог с ним, с тем мигающим светом, ничего же особенного. Но после того как утром Захерова, эта выдра нечесаная, сообщила о том, что где-то здесь, в огромном здании уже второй день ходят две фурии в форме украинской армии, сон пропал напрочь.
– Ну всё, пизд@ц тебе суслик сумчатый! - ехидно улыбнулась Мария.
– Схерали?! - парень недоуменно почесал правую ягодицу.
– С их делегацией приехали две женщины-солдата и одна из них снайпер.
– Ой, не пиз@и Маруся! - отмахнулся парень. - До сих пор не можешь простить мне две таблетки пургена в своём бокале вина на корпоративе?! Решила меня немного потроллить?
– Нееееее коварный мой дзержинец, за то я с тобой отдельно рассчитаюсь. Но это будет потом.
– Ну как же?! - промямлил дипломат и осторожно выглянул в окно из-за плотной шторы.
– Каком кверху... Говорят, та девка с километра у комара зубочистку из пасти выбивает с одного выстрела.
– Но у меня же иммунитет дипломатический, вернее неприкосновенность! - закричал Максим и, отбежав от окна, обречённо рухнул в кресло.
– Это ты ей расскажешь... Если успеешь.
– Захерова, подожди... А международные законы?! - дипломат словно утопающий, который хватается за соломинку, истошно пытался найти выход из сложившейся ситуации.
– Угу! - Мария достала из пачки сигарету, щелкнула золотым Ронсоном и жадно затянулась. - После того как мы спизд@ли у них Крым, скажи спасибо, что с нами хоть здесь вообще разговаривают.
– Там был законный референдум! - возмущённо затарахтел дипломат вскочив с кресла. - Волеизъявление народа между прочим!
– Ага... Только вот в чем закавыка. Кроме трёх идиотов, никто в мире в это не верит.
– Ты о ком сейчас? - подозрительно прищурился Максим. - Ты вообще-то курица перегидрольная, разговариваешь с подполковником службы внешней разведки.
– Ой, напугал ежа сиськой, Семенович, - хихикнула женщина. - О тебе! Твоём собутыльнике Киселеве и этом х@е... Ну ты понял.
– Нет, не понял, договаривай! - глаза дипломата сверкнули яростным огнём.
– Соловьеве! А ты про кого подумал?
– Не твоё дело!...
– Короче, я тебя предупредила, а дальше твоя головная боль. Я за тебя подставляться не буду.
– Гадюка немытая.
– Ну, а что ты хотел?! - засмеялась женщина. - Мне от того вина ещё трое суток... эмммм... В общем, икалось. Ты скажи, тебе венок какой заказать, если что? Традиционный из лапника или феншуйный?
– Это какой? - грустно спросил Максим.
– Из березовых веток.
– Пошла на х@й! - истошно закричал подполковник.
– Ахахааааа! Чао, буратино! - Женщина хлопнула дверью. В коридоре раздался удаляющийся наглый стук её каблуков...

Прокрутив в голове вчерашний разговор, Херкевич испуганной мышью юркнул в дверь, ведущую на лестницу, и быстро поднялся на этаж выше. Снова никого. И точно так же мигают и гудят эти чёртовы лампы.
– Аааауууу... Есть здесь кто?! - крадучись вдоль стены, в полголоса спросил у пустоты дипломат. – Захерова, ты где?! Маша... Машенька.
Но в ответ не раздалось ни единого звука.
Стараясь ступать как можно тише, Максим, словно по минному полю, крался к выходу на крышу здания. Там безопасней. Сознание раз за разом рисовало ему кошмарные картины. Красная точка на лбу, затылке, груди, пятках. Десятки, сотни таких маленьких точек, которые сигнализируют только об одном - через секунду тебе кирдык. Потом он отчетливо увидел себя с дыркой во лбу, а возле тела стоит эта сука Захерова и высыпает ему на грудь из огромного чёрного мешка таблетки пургена и напевает «Какой ты на хер танкист?!»
«Тьфу ты пропасть!» - Максим уже в который раз зажмурился и замотал головой из стороны в сторону, но картинка не пропала. Наоборот, смех Захеровой обрёл полутона. Железные муравьи побежали по спине. Вдруг за одной из десятка дверей щёлкнул выключатель. Этот звук в голове дипломата громыхнул винтовочным выстрелом. Белье вмиг стало влажным. Максим провёл ладонью по лбу, опасаясь нащупать там огромную дыру, по сравнению с которой Мариинская впадина была замочной скважиной в почтовом ящике. Слава Сталину, лоб был цел, хотя пот катил градом. «Ну и пусть! Это же несмертельно!» - подумал подполковник Херкевич, рванул дверь и мгновенно преодолел два лестничных пролёта, ведущих на крышу. Скрипнула массивная дверь. Максим выскочил на свежий воздух, захлопнул дверь и, облегченно вздохнув, присел возле огромной спутниковой тарелки. Всё, здесь он в безопасности. Как минимум на десять километров вокруг простиралось синее небо. Ни одного здания выше этой крыши. «Фууууххх. Ну не из гаубицы же эта снайперша стрелять собралась. Это всё-таки цивилизованная страна, а не Сомали какое-то!» - дипломат ухмыльнулся и полез в карман мокрых брюк за сигаретами. «Завтра куплю новый костюм. А лучше сразу три. Главное - живой!»
Но Максим не успел прикурить от дорогой зажигалки. Нежные, но очень цепкие пальцы взяли его за ухо и спокойный женский голос произнёс,
– Ну що потвора?! Ось і побачились!!!
– Ай... ай... ай донт спик... спик донт... девушка, вы кто? - дрожащим голосом пробормотал Херкевич, не сводя взгляда с коричневых армейских ботинок и зелено-коричневых пиксельных брюк, которые словно из воздуха материализовались возле него.
– Я твій самий страшний кошмар! - пальцы сильней крутанули ухо подполковника. Максим взвыл от боли.
– Что я вам сделал???
– Ти сука ординська війну приніс в мій дім... - Женские пальцы потянули ухо дипломата вверх и ему пришлось встать.
Перед ним стояли две девушки в армейской форме. Рыжая держала его за ухо, а шатенка сверлила ненавидящим взглядом. Возле их ног лежал чёрный кофр. В таком часто рыбаки удилища носят. Хотя какие на хер удочки у этих двух фурий в военной форме?
– У вас нет прав! - взвыл от боли дипломат.
– Прав? - ухмыльнулась рыжая. - Та в мене пожиттєва ліцензія на відстріл окупантів.
– Какая лицензия? - стоя на носочках спросил Максим.
– Ал ин клюзив... Пожизненная. Українці видали.
– Так а я тут при чем?
– При своїх мокрих штанах. - Шатенка ухмыльнулась ледяной улыбкой, достала из кармана нож, посмотрела на сверкающее лезвие и спрятала клинок обратно. - Значит слухай, падлюка.
– Что вы себе позволяете девушка? Я дипломат.
– Ага, валіза така пластикова... Ми в курсі. Так ось... Или вы уберетесь из нашей страны сами, или мы продолжим генеральную уборку... И тогда ещё один вопрос. Рефрижераторов хватит?.. На твоём языке понятней будет?
– Нас нет в вашей стране. Это все чушь политическая.
– Так и нас сейчас здесь нет... Тебе показалось... - Рыжая дернула Максима за ухо. - Кстати, передай своей перекошенной Богом подруге, когда она через несколько дней поедет по мосту, пусть внимательно его осматривает.
– Зачем?! - слезы потекли по щекам дипломата.
– Мы потом этот мост примем в качестве оплаты контрибуции за ущерб. По цене лома посчитаем. - Шатенка продолжала сверлить своим ледяным взглядом подполковника.
– Отпустите меня... Пожалуйста! У меня же дети! - взмолился сквозь град слез Максим.
– Конечно, конечно! - Рыжая отпустила ухо дипломата. - Мы с детьми не воюем. Але тебе, пацюк, познайомим з нашою помічницею.
– С кем это ещё? - испуганно оглянулся по сторонам подполковник, потирая горящее огнём ухо.
Рыжая присела над кофром, щёлкнула пластиковыми замками, вжикнула молниями и достала черную, как сама смерть, винтовку, сверху которой красовался огромный оптический прицел.
– Кто это? Вернее что? - Херкевич испуганно сделал несколько шагов назад.
– Твій кошмар, окупанте! - прошептала рыжая, глядя в глаза Максима.
Винтовка вдруг стала увеличиваться в размерах, из её ствола извивающейся блестящей лентой выползла чёрная мамба и после секундного раздумия впилась своими зубами в нос Максима.
– Аааааааааа.... Помогите! - истошно закричал дипломат и... проснулся, сидя на кровати. За окном мигала ночными огнями Москва, а рядом сонно ворочалась Захерова в атласном белье цвета георгиевской ленты.
– Максимушка, ты чего, сталинец мой желанный?! - сонно пробормотала Мария.
– Та ну тебя! - Дипломат провёл ладонью по мокрому от пота лицу. Все кошмарные картины вмиг исчезли. Рыжая, шатенка, винтовка и змея.
Парень облегченно вздохнул, повернулся на другой бок и за секунду до того как закрыть глаза бросил взгляд в окно и задрожал от ужаса.
На широком подоконнике, словно оловянные солдатики холодно отсвечивали винтовочные патроны, а рядом красовался маленький желто-голубой флаг на подставке...

Алексей Петров


Loading...
Loading...