ЕДУ В МИЧИГАН

ЕДУ В МИЧИГАН

У Игоря Валерьевича Коломойского – когнитивный диссонанс. В Украине у него все хорошо и будет еще лучше, а в США – все плохо и будет еще хуже. О том, что всё будет именно так, и что американское правосудие – это механизм небыстрый, но точный и неумолимый, мы писали еще в июне. Итак, Канцелярский суд штата Делавэр подозревает Коломойского с партнерами в создании преступной сети и завладении активами на сумму более 674 млн долларов – речь идет о корпоративных кредитах, украденных в Приватбанке и отмытых через покупку недвижимости и производственных мощностей в США.

14 октября Канцелярский суд штата Делавэр принял решение о дальнейшем рассмотрении дела исключительно по процедуре законодательного акта RICO ("Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act"). Отныне - это уже не хозяйственный спор, а судебное рассмотрение дела о создании преступной организации и ее членов. Теперь суд может привлекать соответствующие органы юстиции США к выполнению функций розыска, доставки на судебное заседание, ареста активов и других действий даже до вынесения общего решения суда. И один из фигурантов дела по запросу суда штата уже был задержан (фактически арестован) и препровожден в суд для дачи показаний. Фигурантом этим, скорее всего, был владелец одной из офшорных компаний, через которую Коломойский переводил в США украденные из Приватбанка деньги.

Немного истории. Закон RICO, по которому рассматривается американский иск Приватбанка, был специально принят в 1970 году для борьбы с мафией. Особенность закона в том, что преступлением считается сам факт причастности к нарушающему закон сообществу. Обвинения могут быть выдвинуты всем, кто прямо или косвенно в нем участвовал.

Подчеркнем, участвовал даже не в преступлениях, а просто в деятельности преступного синдиката. То есть, с помощью RICO берутся не фрагменты, а вся сеть. Так сказать, от главарей до матерей. И именно RICO позволяет судить боссов, которые не грабили, не воровали, не насиловали и не отмывали деньги. А только отдавали распоряжения. Как Игорь Валерьевич Коломойский, например.

Отметим, что решение рассматривать дело по антимафиозному закону против доброго друга президента Украины суд принял, исходя из тяжести общественной значимости возможного преступления. Но не только. Еще одной причиной включения в дело закона RICO стало рассмотрение судом ходатайства истца, то есть, Приватбанка о фактах давления на участников процесса осуществляемых государственными органами Украины и пока неустановленными лицами с применением актов запугивания и государственного принуждения. В связи с чем хотим спросить президента – известны ли ему эти неустановленные лица, не дружит ли он с этими лицами и не назначил ли он некоторых их этих лиц на высокие должности?

Закон RICO – очень неприятный закон. Он разматывает всю цепочку и может вывести на свет Божий субчиков, которые давно забыли про Игоря Валерьевича или тех, которые хотели бы забыть как страшный сон, как Игорь Валерьевич переводил им за смешные шутки на телеканале что-то около четырех десятков миллионов долларов сомнительного происхождения (чуть ли не прямо украденного рефинансирования НБУ) в офшор в Белизе.

И еще один нехороший нюанс – RICO стимулирует сдавать главарей. Предусмотрен механизм осуждения виновного за менее серьезные преступления в обмен на сотрудничество и показания против руководителей преступных организаций. Так что даст какой-нибудь из американских друзей Игоря Валерьевича вроде Мордехая Корфа, Хаима Шошета, Уриэля Лейбера показания – и ага! Понеслось, и уже не остановишь. А дальше – расследование ФБР, суд присяжных и финал – как у Павла Ивановича Лазаренко.

Страсти

А что же в это время происходит в Украине? А в Украине в это время, как в анекдоте про гаишника. Который весь день простоял на перекрестке, ни к одному водителю не смог придраться и получить взятку, и злой пришел домой. А там сын получил двойку. Гаишник требует дневник. Жена гаишника советует сыну: «положи 20 долларов между страницами». Гаишник берет дневник, листает, доходит до разворота с купюрой и говорит: «Ну хоть тут все хорошо!».
Так вот хоть в Украине у Игоря Валерьевича все хорошо.

Пока Богдан рассказывает послам G7 о том, что деды из Офиса президента за Приватбанк воевали, и, несмотря ни на какие решения судов, он не вернется к бывшим собственникам, эти самые суды уже возвращают Коломойскому Приватбанк по частям. Коломойского освобождают от ответственности за украденное рефинансирование НБУ на 10 млрд грн. И не просто освобождают, а, конечно, с дополнительной выгодой для Игоря Валерьевича. Происходит это при помощи наглой схемы регрессных исков.

Коломойский не зря так ненавидит Гонтареву. Она была первым главой НБУ, которая заставила его и напрямую принадлежащие ему компании выступать имущественными поручителями по кредитам рефинансирования. Вопреки обязательствам бывших акционеров Приватбанка, рефинансирование возвращено не было, и НБУ в 2018 году подал 148 исков против Коломойского (финансового поручителя) и связанных с ним 32 компаний - имущественных поручителей о взыскании около 10 млрд грн по кредитам рефинансирования 2008-2015 годов.

21 иск НБУ был удовлетворен, долги перед НБУ Коломойский погашал чаще всего по остаточной стоимости залогового имущества, которая могла быть в разы меньше суммы кредита. Ну, например, взял Коломойский кредит в 3,4 млрд грн в 2008 году (около 425 млн долларов). Кредит неоднократно продлевали, а когда в 2015 году обязали внести залог, он внес 64 вагона НЗФ. А в 2019 году вернул НБУ долг по цене 64 ржавых вагонов – то есть, максимум 32 млн грн. Хотя на момент национализации невыплаченная сумма по кредиту составляла 2,6 млрд грн.

Так вот, продолжаем. Коломойский гасит кредит НБУ, а затем подает регрессный иск к Приватбанку, требуя от него возместить сумму, которую он уплатил НБУ. И – удивительное дело – после победы Зеленского все суды, вплоть до Верховного, стали поддерживать эту стройную логику Игоря Валерьевича, состоящую в том, что украденное им у государства (в лице НБУ) рефинансирование должно возместить государство (в лице Приватбанка).

Приведем примеры этих судебных решений. 23 октября Верховный Суд оставил в силе решение нижестоящих инстанций о взыскании с Приватбанка 8,15 млн грн в пользу Толкачевского ГОКа. Аналогичное решение о взыскании с Приватбанка, но только на 25 млн грн и в пользу другого поручителя – ООО "Акватера" ВСУ принял 4 июня. Ну а в случае с упомянутым выше НЗФ и его вагонами Коломойский поступил еще креативнее: заплатил НБУ по остаточной стоимости и отправил рабочих НЗФ кошмарить дирекцию Приватбанка в Днепре, стучать касками и «требовать зарплату», которую те якобы должны.

И точно так же все будет происходить и возвращением Приватбанка в собственность Коломойского. Власть пока находится в творческом поиске времени и формы, но суть будет ровно такая же. Собственно, Коломойский говорит об этом уже прямым текстом. Комментируя «Громадському» заявление Офиса президента о том, что «оснований для возвращения ПриватБанка бывшим владельцам нет, каковы бы ни были решения судов», Коломойский сообщил буквально следующее: «Зеленский так сказал, чтобы от него отстали. Возможно, это то, что они хотели услышать».

Чтобы взять своего агента в кресле президента под полный контроль и не делить его с Соросом, МВФ и какими-то там Калетниками-Хорошковскими, Коломойский прибегает к тактике полного раскрытия агента. «Либо он меня ведет к прокурору, что вряд ли, либо я его веду в ЗАГС, что скорее всего».

Так вот, дорогие избиратели Зеленского. Оплачивать эту свадьбу будете вы. Уже оплачиваете. Это 1,5 млрд грн убытков "Центрэнерго" по итогам 3 кварталов, хотя при злочинном Порохе госпредприятие 5 лет приносило прибыль. Это заплаченные Приватбанком десятки миллионов гривен и десятки миллиардов, которые будут заплачены в случае отмены национализации. Это недостроенные дороги, школы и детсады, задержанные пенсии и зарплаты, не открытые новые рабочие места и растущий госдолг. Это конец эпохи бедности и начало эпохи нищеты. Вашей нищеты. А к прокурору все равно поехать придется. Только к американскому. И, возможно, обоим молодоженам.


Loading...
Loading...