«Это была не репетиция убийства Николая II, это был главный акт»

«Это была не репетиция убийства Николая II, это был главный акт»

16-17 июля в России будет отмечаться траурная дата — 100-летие со дня расстрела семьи бывшего царя. История убийства Николая Романова и его семьи хорошо изучена и почти полностью воссоздана историками, археологами, следователями. За всем этим в тени остается судьба брата Николая Романова — Михаила Александровича, а ведь именно его ряд исследователей считает последним русским государем. Неизвестны ни точные обстоятельства его смерти, ни место захоронения. Корреспондент Znak.com отправился в Пермь и узнал, как поисками останков Михаила II занимаются местные следователи, археологи, губернатор, граждане США и ищейки из Скотланд-Ярда.

В Перми уверены — последним российским государем был не Николай II, а его младший брат Михаил Романов, еще один сын императора Александра III. Именно в его пользу старший брат отрекся от престола 2 (15) марта 1917 года. Поэтому в ночь с 12 на 13 июня 1918 года большевики первым расстреляли в столице Приуралья Михаила Александровича. И только через месяц, в ночь с 16 на 17 июля, в Екатеринбурге убили бывшего императора Николая II с семьей. Как стало известно Znak.com, этой же версии придерживаются некоторые представители следственной группы, занимающиеся сейчас уголовным делом о ликвидации царской семьи. Проблема в том, что найти место, где в 1918 году погиб и был захоронен последний российский государь (если верить их оценкам), до сих пор не удалось. На протяжении двух десятков лет этим занимались исключительно энтузиасты. Будь останки Михаила II найдены, это могло бы положить конец распрям вокруг признания останков Николая II.

Последний государь Российской империи

Из манифеста об отречении Николая II: «В эти решительные дни в жизни России, почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и, в согласии с Государственной думой, признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства Российского».

Текст этого отречения император подписал 15 марта 1917 года в вагоне поезда на железнодорожном вокзале Пскова. Уже на следующий день ставший простым россиянином Николай Романов отправляет в Петроград младшему брату телеграмму, которую подписывает — «его императорскому величеству Михаилу Второму». С рассвета 3 марта 1917 года воинские части начинают присягать на верность императору Михаилу II. Однако становиться новым абсолютным монархом в условиях разворачивающейся в столице революции Михаил Романов не решается. На следующий день он заявляет, что примет власть только в том случае, если так решит Учредительное собрание.

Из манифеста Михаила II: «Одушевленный единою со всем народом мыслию, что выше всего благо родины нашей, принял я твердое решение в том случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием чрез представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского».

6 января 1918 года большевики, устроившие в октябре 1917 года собственный захват власти, по распоряжению Владимира Ульянова (Ленина) разгоняют Всероссийское учредительное собрание. В общественном сознании этот эпизод закрепился по фразе «Караул устал!», приписываемой матросу Анатолию Железнякову — начальнику караула Таврического дворца, где проходило собрание. Она затмила в умах историческое значение случившегося — красные узурпировали право россиян определить свое будущее. До обсуждения вопросов о политическом устройстве страны и возможной форме монархии (абсолютной или ограниченной Конституцией) дело так и не дошло.

Именно на этом основании ряд российских историков сейчас считают, что именно Михаил II является де-юре последним российским государем. От престола он, в отличие от старшего брата, не отказался. Эта мысль стала основным лейтмотивом состоявшихся в июне этого года, в день 100-летия гибели Михаила Романова, международной научно-практической конференции «Пермская ссылка великого князя Михаила Александровича и его убийство в ночь с 12 на 13 июня 1918 года». Ее, в частности, отстаивала доктор исторических наук Людмила Лыкова, которая много лет подряд выступает в качестве эксперта, привлекаемого Следственным комитетом России к расследованию обстоятельств гибели царской семьи.

С позицией профессиональных историков согласно также абсолютное большинство пермских краеведов. «Уже не раз мне приходилось корректировать наших московских историков, которые считают, что пермские события — это генеральная репетиция убийства Николая II. На самом деле это был главный акт того страшного преступления века», — в беседе с корреспондентом Znak.com заявил местный краевед и журналист Владимир Гладышев.

По его мнению, в отличие от старшего брата, Михаил II «не был отыгранной фигурой» и в его лице «погиб прекрасный кандидат на роль конституционного монарха». Кроме того, у Романова-младшего был приличный авторитет в армии, заслуженный им в годы Первой мировой войны. Великий князь вполне успешно командовал «Дикой дивизией», набранной из числа добровольцев-мусульман Кавказа и Закавказья. Какое это значение могло сыграть на фронте и чем бы с учетом этого закончилась Первая мировая война для России, сейчас остается только гадать.

Примерно в тех же выражениях о Михаиле Романове говорит и еще один специалист по царской семье из числа пермских краеведов — директор книжного издательства «Пушка» Наиля Зенкова: «Пусть Михаила и не помазали на царство, как Николая II, но надо понимать, что это была экстремальная ситуация. Именно поэтому его первым ликвидировали здесь [в Перми], Николай к тому времени отыграл свою партию».

По словам обоих собеседников, после Октябрьской революции именно Михаил II Романов оказался той фигурой, которую в качестве компромиссного варианта как главу государства готовы были видеть все противники красных. Будь то монархисты или демократы, настаивавшие на конституционном устройстве страны. Свою ставку на него делали в странах Антанты.

Судя по историческим документам и дошедшим до наших дней свидетельствам участников тех событий, даже дата ликвидации Михаила Романова была продиктована опасениями его побега. «13 июня великий князь должен был переселиться из „Королевских номеров“, где он снимал номер, в дом купцов Тупицыных. Отсюда вел подземный ход к Каме. Там его должны были переправить на другой берег и укрыть в скитах на территории нынешнего Оханского района до подхода армии Колчака», — говорит Зенкова.

К слову, Пермь белогвардейцы взяли 25 декабря 1918 года и в буквальном смысле перерыли все ее окрестности в поисках великого князя. Еще один примечательный факт — супруга Михаила Александровича Наталья Брасова (урожденная Шереметьевская) известие об исчезновении мужа восприняла спокойно. Она лишь просила Тупицыных передать ей оставшиеся от великого князя вещи. И потом, на протяжении еще 10 лет, до 1926 года, пока не начали выходить книги о гибели Романовых на Урале, ждала, когда он объявится. Очевидно, полагала, что побег увенчался успехом.

«Эрмитаж», тюрьма, «Королевские номера»

В Перми, за небольшим исключением, сохранились все основные места, которые связанны с пребыванием здесь Михаила II Романова и его секретаря Николая Жонсона, оставшегося ему верным до последнего часа. Михаила Романова 9 марта 1918 года Малый Совнарком отправил в Приуралье в ссылку принудительно, фактически утвердив предложение начальника штаба обороны Петрограда Михаила Урицкого. Жонсон последовал за патроном туда же добровольно и как мог помогал великому князю.

«Михаил Романов прибыл в Пермь поездом 17 марта 1918 года. Первым делом его доставили в бывшую резиденцию губернатора к [председателю Пермского горисполкома Александру] Борчанинову. Здесь он провел первые свои часы в Перми. Затем его поселили в гостиницу „Эрмитаж“ — тогда она называлась гостиницей при Благородном собрании. Здание Благородного собрания стоит до сих пор, а вот гостиница позднее была разрушена и на ее месте поставили другое здание. С 25 апреля по 7 мая великого князя посадили в тюрьму, посчитав, что нет никаких указаний из центра селить его в гостиницу. Там он содержался в помещениях больничного корпуса. После того, как Жонсон написал об этом Бончу-Бруевичу (секретарь Ленина — прим. ред.), великого князя выпустили, и он поселился в гостинице „Королевские номера“ купца Василия Королева. Это было едва ли не единственное здание в городе с горячей водой», — проводит экскурсию Зенкова, показывая старинные особняки.

Все они по преимуществу расположены по улице Сибирской, неподалеку от набережной Камы. Многие включены в «Зеленую линию» — туристический маршрут по знаковым объектам истории и культуры Перми. Здесь же, в шаговой доступности, находится Пермский городской театр и городской парк, которые Романов любил посещать. А также бывшее здание ЧК. Его он, надо полагать, посещать не любил, но был вынужден делать это дважды в день, чтобы отметиться о своем пребывании по месту ссылки.

Из сохранившихся дневниковых записей великого князя известно, что Пермь ему не очень понравилась. Не очень нравился революционно настроенным пермякам и сам Михаил Романов, поддерживавший светский образ жизни и разъезжавший по городу на единственном Rolls-Royce. По крайней мере, именно такой образ великого князя старались поддерживать в массах.

Сейчас все это уже страницы истории, которые, как кажется, важно сохранить. По словам главы Агентства по делам архивов Пермского края Натальи Афанасьевой, пермские власти сейчас прорабатывают вопрос об организации в бывшем здании гостиницы «Королевские номера» музея истории Романовых. Пока о том, что это обветшалое здание в 1918 году было связано с царской фамилией, напоминает лишь памятная табличка с барельефом великого князя Михаила Александровича. В этом году к ней добавили еще одну доску с фамилией секретаря Жонсона.

Кстати, в этом году на церемонии открытия памятной таблички Жонсону в Перми впервые в жизни вместе собрались все потомки секретаря Михаила Романова. Часть из них до сих пор живет в Санкт-Петербурге, часть в Чехии, а еще десятка полтора Жонсонов проживает в Таиланде. Там они вот уже около века состоят в родстве с местной королевской фамилией. Как вспоминает Владимир Гладышев, воссоединившиеся Жонсоны после торжества отправились отметить этой событие в пивной бар с названием Tsar, который занимает сейчас весь первый этаж «Королевских номеров».

Именно из-за этого бара, сокрушаются пермские чиновники, сейчас возникли затруднения с созданием музея Романовых. Помещение давно уже приватизировано, и надо решать, как его получить обратно в госсобственность. Без этого вопрос с возвращением «Королевским номерам» исторического облика решить проблематично.

Второй и третий этажи сейчас пустуют. Самый важный — третий, в левом крыле которого квартировал Михаил Александрович с 7 мая 1918 года до дня своей смерти. Вход туда перекрыт железной дверью. Наиболее любопытные могут лишь прогуляться по запыленной парадной лестнице бывшей гостиницы. По ней в ночь с 12 на 13 июня великий князь и его секретарь спустились со своими конвоирами вниз, чтобы сесть в фаэтоны, которые увезут их к месту гибели. С балкона на втором этаже за этой процессией наблюдала прислуга, которая чуть позже не смогла даже вспомнить, в какую именно сторону увезли Романова и Жонсона.

Кажется, с ними вполне могли увезти и супругу великого князя Наталью Брасову. Известно, что в мае 1918 года, отправив их сына Георгия в Данию (он погиб в 1931 году в автокатастрофе), она ненадолго приезжала в Пермь навестить в ссылке супруга. Пара даже думала о том, что Наталья Брасова переберется сюда вскоре, и искала подходящую для семейной жизни квартиру. В качестве вариантов рассматривались, например, дома купцов Алиных, поднявшихся на торговле мехами и драгоценными камнями, и уже упоминавшийся дом купцов Тупицыных. Так ли все было в действительности, или приезд Брасовой выполнял роль операции прикрытия для подготовки побега, сказать сейчас трудно.

«Пришлось сделать второй выстрел в голову Михаила Романова»

Место, где погибли Михаил Романов и Николай Жонсон, не известно до сих пор. Перемещавшуюся из одного советского учебника истории в другой версию о том, что после расстрела их тела сожгли в печах Пермских пушечных заводов (Мотовилихинского завода) сейчас считают несостоятельной. Самый веский контраргумент — в тот период завод простаивал, соответственно, сжечь кого-либо в мартеновских печах было невозможно.

Как отмечает Зенкова, противоречит версии о сожженных телах и тот факт, что ликвидировали Михаила Романова большевики тайно, под предлогом того, что он якобы бежал из-под их надзора. «Привезти кого-то на завод и пытаться сжечь, означало бы вовлечь в эту историю большее, чем планировалось, количество людей. В таких условиях утечка информации была бы практически неизбежна», — считает собеседница.

По словам Владимира Гладышева, на данный момент есть около 10 версий, где могли расстрелять и захоронить великого князя с помощником Жонсоном. Едва ли не первым найти это место в Перми попытался в начале 1990-х годов следователь-криминалист СКР Владимир Соловьев, который вел дело об убийстве Романовых с 1991 по 2015 год. Свои поиски он сосредоточил в районе, который в Перми называют «архиерейкой». Там ранее располагалось подворье правящего архиерея. При помощи известного пермского следователя Владислава Эккерта и местных милиционеров Соловьев провел на «архиерейке» небольшие раскопки. Серьезных успехов они не возымели. «Нашли там простреленную саперную лопатку периода Первой мировой войны, чешские ордена и знаки, а также пули», — вспоминает Зенкова.

С 2000-х годов в поиске останков великого князя в Перми регулярно участвуют члены екатеринбургского поискового клуба «Горный щит». Это те самые люди, благодаря которым в 2007 году возле Екатеринбурга, спустя три десятилетия поисков, удалось обнаружить останки цесаревича Алексея и княжны Марии. В Перми же при участии свердловских поисковиков Гладышев пытался, в частности, проверить версию о том, что Михаила Романова убили и захоронили во дворе помощника начальника милиции Мотовилихи (сейчас район на севере Перми) Николая Жужгова.

Жужгов — был участником группировки «Лесные братья» пермского революционера Александра Лбова (повешен в 1908 году в тюрьме Вятки; позднее стал героем повести Аркадия Гайдара «Жизнь ни во что»). В 1918 году милиционер жил с семьей в доме по улице Крайпрудской, что и сейчас существует, располагаясь на высоком берегу Мотовилихинского пруда. Позднее дом Жужгова был продан и снесен, но у местного населения укоренилось мнение, что место, где он стоял, нехорошее. Кто-то даже рассказывал сказки об обитающих здесь приведениях — душах людей, замученных Жужговым в своем доме. «Нам удалось проверить только половину этого участка. Вторая часть находилась под стройкой», — говорит Гладышев. Ничего похожего на могильник с репрессированными они так и не нашли.

В конце 1990-х в поисковых работах пытались заинтересовать мэра Перми Юрия Трутнева (занимал пост с 1996 по 2000 год, затем став губернатором Пермской области; сейчас полпред президента в Дальневосточном федеральном округе). «Известна всем его фраза: „А Пермь здесь при чем?“», — вспоминает краевед. Прохладное отношение руководства Пермского края к теме Романовых изменилось только после 2017 года, когда к руководству регионом пришел Максим Решетников. Сейчас в регионе создана даже рабочая комиссия по поиску и увековечиванию материалов, касающихся событий 1918 года.

Речь, кстати, идет не только о поисках Михаила Романова. По словам Натальи Афанасьевой, сейчас стоит задача найти место погребения архиепископа Андроника. Он был убит Жужговым через неделю после ликвидации Романова и Жонсона. По одной из версий, лояльный белому движению Андроник участвовал в подготовке побега великого князя. При этом известно, что Жужгов заставил архиерея копать себе могилу руками, затем заставил лечь в нее и живого завалил землей. Только потом, через землю, выстрелил в то место, где погребли Андроника. Так родилась история о заживо закопанном священнике, принявшем мученическую смерть.

Предположительно место этой расправы находилось на 6-м километре Сибирского тракта, где-то на выезде из Перми по нынешней автодороге на Екатеринбург. В 1981 году Михаил Романов и архиепископ Андроник были одновременно причислены Русской православной церковью за рубежом к лику святых. Много позже Московская патриархия признала их местными святыми.

Самая популярная сейчас версия о том, где могло находиться место казни Романова и Жонсона, основывается на воспоминаниях самих участников расстрела. Они хоть и не такие подробные как те, что оставили участники ликвидации Николая II, но тоже сохранились.

Из воспоминаний представителя Пермской ГубЧК Андрея Маркова: «Таким образом, проехали керосиновый склад (бывший склад известных промышленников и предпринимателей Нобелей по Соликамскому тракту — прим. ред.), что около шести верст от Мотовилихи. По дороге никто не попадал; отъехавши еще с версту от керосинового склада, круто повернули по дороге в лес направо. Отъехавши сажен 100-120, Жужгов кричит: „Приехали — вылезай!“ Я быстро выскочил и потребовал, чтобы и мой седок то же самое сделал. И только он стал выходить из фаэтона — я выстрелил ему в висок, он, качаясь, пал. Колпащиков тоже выстрелил. Но у него застрял патрон браунинга. Жужгов в это время проделал то же самое, но ранил только Михаила Романова. Романов с растопыренными руками побежал по направлению ко мне, прося проститься с секретарем. В это время у товарища Жужгова застрял барабан нагана. Не повернулся вследствие удлинения пули от первого выстрела, т. к. пули у него были самодельные. Мне пришлось на довольно близком расстоянии сделать второй выстрел в голову Михаила Романова, отчего он свалился тотчас же».

Из воспоминаний милиционера Иосифа Новоселова (впоследствии первый советский судья Сургута), присланных в газету «Правда» в 1928 году: «Михаил Романов был взят и расстрелян в пределах Мотовилихинского района Уральской области. Участники, которые взяли из „Королевских нумеров“ М. Романова 1) Иванченко Василий Алексеевич; 2) Марков Андрей Васильевич; 3) Жужгов Николай Васильевич; 4) Колпачников Иван (Иваля) Федорович и доставив его в Мотовилихинский завод. Откудов Романов был совместно со своими, английскоподанным офисером увезенный по Шоссиной дороге к селу Левшино на расстояние пяти верст, где был расстрелянным. В расстреле Романова принимал участие, 1-м Жужгов Н.В. и 2-м — я, Новоселов Иосиф Георгиевич. Больше участия никто не принимал и труп расстрелянного Романова предан земле» (орфография сохранена — прим. ред.).

Ищут с собаками из Скотланд-Ярда

Как видно, свидетельства эти достаточно противоречивые и не дают четкого указания на место произошедшего. Большинство тех, кто занимался этой проблемой, считает, что искать его надо в районе горы Вышка и большого лога вдоль речки Большая Язовая. Сейчас в самом начале его, у Соликамского тракта, располагается исправительная колония № 29. В 2012 году здесь, у подножия холма, который называется Красная горка, первые исследования провел бывший эксперт Генпрокуратуры РФ Владимир Константинов — один из пионеров применения следственными органами геофизических методов поиска захоронений.

Вместе с ним там же работал в тот год американец Петр Сарандинаки. Сарандинаки в прошлом морской капитан, его прадедом был генерал-лейтенант Сергей Розанов — участник армии адмирала Александра Колчака. Сам Сарандинаки женат на Марии Толстой, правнучке Льва Толстого. В России он впервые побывал в 1993 году. Тогда же познакомился с доктором геологии Александром Авдониным, который в 1978 году вместе со своей разведочной группой обнаружил захоронение расстрелянного в 1918 году в Екатеринбурге Николая II и его семьи. С тех пор тема поисков мест захоронения Романовых не отпускает Сарандинаки.

В данный момент он учредитель и президент фонда Search («Поиск»). А также организатор волонтерской экспедиции. Ее члены много лет подряд при финансовой поддержке американского миллиардера российского происхождения Георгия Сосновского (скончался в апреле этого года) ищут могилу Михаила Романова в Перми. С 2015 года эти работы проводятся под надзором и при участии известного в Перми следователя-криминалиста, полковника Андрея Безматерных. Насколько известно, именно Безматерных центральным аппаратом СКР поручено вести расследование пермского эпизода истории ликвидации царской семьи в 1918 году.

Методика поиска, которую применяют Сарандинаки и его команда, довольно любопытна. Для начала на перспективной площадке тракторами снимается около метра почвы, образовавшейся за последние 100 лет. Затем площадку исследуют при помощи специальных собак из Скотланд-Ярда, натасканных на поиск старых захоронений. При этом к работам привлекаются британские судебные археологи. Это резко отличается от привычной для россиян классической модели сплошного археологического раскопа, который требует большего количества рабочей силы и времени, но и дает стопроцентный результат. Останков Михаила Романова группе Сарандинаки найти пока так и не удалось.

По словам Зенковой, в этом году едва ли не впервые помощь в работе поисковой группе Сарандинаки оказали краевые власти. Добровольцам помогли с расчисткой площадки от кустарника и деревьев, решили вопросы с обустройством лагеря и механизацией места новых раскопок. Насколько можно понять, такова личная позиция губернатора Решетникова.

Кроме того, до конца текущего года Агентству по делам архивов Пермского края поставлена задача обобщить результаты всех уже проводившихся в Перми полевых исследований и попробовать выяснить, нет ли в спецхранах ФСБ еще каких-либо документов, позволяющих решить загадку с точным местом захоронения Михаила Романова и Николая Жонсона. Не исключено, что со следующего года к поисковым работам привлекут и профессиональных археологов. По крайней мере, переговоры об этом уже прошли с начальником Камской археологической экспедиции Григорием Головчанским.

Собеседник Znak.com, знакомый с обстоятельствами расследования уголовного дела об убийстве Романовых, которым сейчас занимается СКР, подчеркивает, что будь останки великого князя Михаила Александровича найдены, это поставило бы точку в истории с идентификацией останков Николая II. Их, напомним, до сих пор не признает РПЦ. «Два брата — это 100% совпадение по ДНК. Все окончательно встало бы на свои места: вот свидетельства об убийстве Михаила в Перми и его останки, вот свидетельства об убийстве Николая II и его останки. Другого такого совпадения быть не может», — говорит источник.

Кроме того, можно было бы окончательно закрывать само расследование, которое начали еще в 1918 году. «Привлечь к ответственности все равно никого уже не получится за смертью всех подозреваемых», — завершил разговор собеседник. Мой вопрос о том, почему даже в канун 100-летия убийства Романовых не родилось какой-либо единой государственной программы по целенаправленному поиску и должному перезахоронению останков, повис в воздухе.

P. S. Кажется, за спором — признавать церкви екатеринбургские останки или не признавать — забыли важное. До сих пор не найдена большая часть носителей царской фамилии, погибших в 1918–1919 годах. Это правопреемник Николая II — Михаил II Романов, о котором сейчас шла речь. Это убитые 18 июля 1918 года в Алапаевске внук императора Николая I, великий князь Сергей Михайлович Романов, князья Иоанн Константинович Романов, Константин Константинович и Игорь Константинович Романовы, внук императора Александра II, рожденный в морганатическом браке великого князя Павла Александровича и Ольги Пистолькорс, князь Владимир Палей. Их могилы затерялись где-то в Пекине. Наконец, это казненные в январе 1919 года в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга сын императора Александра II, великий князь Павел Александрович Романов, а также великие князья Дмитрий Константинович, Николай Михайлович и его брат Георгий Михайлович Романовы. В 2009 году УФСБ по Санкт-Петербургу ответило, что не имеет никаких данных о точном месте их расстрела и захоронении. Да о чем мы говорим — даже найденные в 2007 году и уже идентифицированные останки цесаревича Алексея и княжны Марии никто не удосужился захоронить. Не по-человечески все это, не по-христиански в конце концов.

Игорь Пушкарев



Loading...
Loading...