Фейковые «русские люди»

Фейковые «русские люди»

Дракон: мои люди очень страшные. Таких больше нигде не найдешь. Моя работа. Я их кроил… Я их лично покалечил. Как требуется, так и покалечил… Нет, нет, таких душ нигде не подберешь. Только в моем городе. Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души… Дырявые души, продажные души, прожженные души, мертвые души. 

Евгений Шварц

Мне пятьдесят лет. И у меня неплохая память. По нынешним временам это не самое удачное сочетание.

Я родился, воспитывался, учился и служил в СССР. Жил и в Российской Федерации, и в Украине. Теперь живу на Кипре. И вот на Кипре, здесь и сейчас, почему-то все чаще сталкиваюсь со своими русскоязычными ровесниками, гордо заявляющими, что они, оказывается — русские люди.

Кипр сегодня переполнен плюс-минус пятидесятилетними русскими патриотами. И это, на самом деле, удивительно. И странно.

Повторюсь. У меня, к сожалению, не склероз.

Я прекрасно помню советскую школу. Школу, из которой вышли все мои русскоязычные ровесники. Помню, что нас там учили быть верными делу правящей и единственной в стране Коммунистической партии. Учили любви не к какой-нибудь, а исключительно к социалистической Родине — многонациональному СССР. Учили быть интернационалистами. И, между прочим, учили быть атеистами.

Нам, конечно, говорили, что в СССР проживают более ста национальностей. Также говорили, что все они равны, но, по большому счету, не имеют никакого значения. Потому что в СССР есть только один народ — советский. И все мы, украинцы, русские, греки и чукчи — советские люди.

Да. Учили нас на русском языке. Смотрели мы русскоязычное центральное телевидение. Но и это, вроде бы, не имело принципиального значения для коммунистической пропаганды. Она настойчиво вдалбливала в наши детские головы, что мы — именно советские люди. Просто так вышло, что Москва стала центром мирового коммунизма. Так вышло, что Советский Союз возник на территории Российской империи.

И действительно. Владимиру Ленину было все едино, в какой стране устанавливать коммунистическую диктатуру. Было все равно, из какой страны сделать «факел для пожара мировой революции». Одно время он даже подумывал о создании «Швейцарской народной республики». Пардон. Не «народной» а «социалистической». Ну да, это тот же расстрельный наган, только в профиль.

Но Швейцарию пронесло. Не пронесло Россию…

Затем сколоченный кровью и ложью СССР умер. И я, уроженец украинского Донбасса, кстати, с некоторым удивлением наблюдал, как русскоязычные жители Украины массово и с энтузиазмом голосовали на референдуме за украинскую независимость под лозунгом: «Хватит кормить Москву!»…

Они, русскоязычные украинцы, тогда как-то мгновенно забыли, что буквально вчера числили себя советскими людьми. И еще не знали, что через четверть века также мгновенно почувствуют себя людьми русскими…

В девяностые годы, с крахом советской империи, ее пропагандистская машина походила на рот политинформатора с дюжиной выбитых зубов. Стала какой-то растерянной, невнятной, непоследовательной, и потому очень не убедительной. Из нее, словно воздух из пробитой покрышки, вынули стержень идеологии и лишили монополии на вранье.

Тут бы ей благополучно и издохнуть. Да только люди власти «новой России» тоже учились в советской школе. И не мыслили себе управления страной без одуряющей пропаганды.

Старые люди новой власти пропаганду реанимировали. И лихорадочно принялись накачивать её любыми, попавшимися под руку идеологическими отбросами. Любыми.

Они абсолютные циники, эти люди нынешней российской власти. Сформированные в годы лицемерной, гниющей брежневщины, они тотально беспринципны. И ради власти и «бабла» готовы, как хамелеоны, принять любой идеологический окрас.

Ярчайшее доказательство тому — глава этой власти, её живой символ, ее венец, Владимир Путин. Член КПСС, чекист, в 1991 году становится правой рукой второго демократа России — Собчака. Убежденно и проникновенно признается в любви к «либеральным ценностям свободы и демократии» и делает головокружительную карьеру. Его даже величают «самым либеральным либералом». Под либеральным идеологическим соусом захватив абсолютную власть в России он снова меняет кожу — внезапно проклинает либерализм и объявляет себя державником и патриотом России. Объявляет себя — Россией. А всех противников своего режима, соответственно — врагами России.

Это, кстати, фирменный путинский стиль. Подлый, гадкий и совершенно аморальный стиль. Прикрывать свою шкуру заложниками. Прикрывать себя несчастными крымчанами в 2014 году. Двадцать лет прикрывать себя несчастной Россией, грабя и убивая ее, и грабя и убивая вокруг неё…

Всеядная и бесстыдная путинская пропаганда сперва беспорядочно металась по всему идеологическому полю от Столыпина к Колчаку и от Колчака к Сталину. Жонглировала всеми известными историческими именами как шулер краплёными картами. Причем использовала их в мелких, ничтожных и сиюминутных целях. Паразитировала на них исключительно для поднятия своего проседающего «рейтинга» или для прикрытия очередного намечающегося грабежа. А затем окончательно обнаглела, плюнула на эти метания, и решила всё совместить. В расчете на то, что люди «лучшей в мире советской школы» проглотят любой идеологический бред, лишь бы этот бред им льстил. И пропаганда не ошиблась.

Людей советской школы с детства учили не высовываться и самостоятельно не умничать. Да и вообще не умничать. Учили ходить строем, петь хором. Учили безоглядно и слепо верить власти. Учили верить всему, что власть нагло и безапелляционно несёт. И выучили таки.

В последние десять лет власть Путина — человека, воспитанного советской школой, советской подворотней и комитетом государственной безопасности, настойчиво внушала людям из советской школы, что они — русские. Великие и уникальные — русские. И они поверили.

Но это неправда.

Что такое — Россия? И что такое — быть русским?

Очень интересные вопросы…

Историческая Россия просуществовала до 1917 года. На момент своей гибели это была бурно развивающаяся, но всё ещё во многом отсталая страна. Прежде всего Россия была культурно отсталой страной.

От пяти до десяти процентов ее населения уже были образованными и высокообразованными людьми. Были людьми культурными. Русская культура, русская наука стояли уже вровень с культурой и наукой наиболее развитых стран мира, были органичной и равноправной частью общемировой цивилизации.

Но остальные девяносто процентов жителей Российской империи к тому времени едва научились читать по слогам и писать односложные предложения из детского букваря. Чтобы стать в целом страной образованного и элементарно культурного населения, России требовалось еще одно-два поколения исторической жизни. Технологическая революция тогда только-только начиналась. Огромная страна еще не была соединена хотя бы единой, всероссийской радиосетью, не была ещё, не успела стать даже единым информационным пространством.

На самом пороге этого историческую Россию убили коммунисты с их истребительной гражданской войной.

Тонкий слой русских европейцев был сметен. Остались в массе своей люди с кругозором уезда или волости, на вопрос: кто ты? — отвечавшие: я — казак, я — сибиряк, я из Чугуева и «мы — пскопские».

То есть разбросанные от Петрограда до Владивостока необразованные российские массы, лишенные своего культурного авангарда и единого культурного пространства, были неспособны самостоятельно осознать себя единой русской нацией. И этот беспощадный факт был одной из причин почти мгновенной гибели исторической России.

А дальше коммунисты на ее территории тотальным террором и тотальной пропагандой собирали уже совсем другую страну — Союз Советских Социалистических Республик. Страну, в названии которой не было ничего от убитой ими России.

До середины тридцатых годов двадцатого века даже за намек на какой-то там, русский патриотизм в СССР — расстреливали. И расстреливали, между прочим, представители той-же организации, которая безраздельно правит в РФ сегодня.

Не преподавали историю России. Не учили детей в школах ее литературе, ее поэзии. Детей готовили к мировой революции.

И лишь спустя поколение грузинский уголовник Сталин решил учить родившихся уже в СССР и лишенных всяких корней детей, любви к новой социалистической Родине.

Так как эта новая Родина строилась на трупе России, Сталин первым начал создавать кастрированный, деформированный, лживый, но сладкий и сказочный русский миф в коммунистической пропагандистской обертке. В пику остальному миру, который он планировал завоевать, именно Сталин стал конструировать особый «русский мир» с особой русской исключительностью, вечно пребывающий в смертельной борьбе с остальным миром.

Делал он это из чисто утилитарных соображений. В этом, созданном лично им «русском мире» диктатор представал как законный продолжатель дела Александра Невского, Дмитрия Донского, Ивана Грозного и Петра Первого.

Искусственно культивируемый им, слепой и фанатичный «русский патриотизм», доходящий уже до черносотенства, был нужен ему для грядущих войн…

Планете Земля тогда очень повезло. Сталин не успел развязать всех войн, которые планировал. Но до сих пор убитой Россией правят его ментальные наследники. А территорию России населяют люди, с младенчества воспитанные на сталинских мифах.

Так что Путин — всего лишь плагиатор. Плагиатор во всем.

До 1917 года у России был шанс стать Россией Лосского и Бердяева, Сикорского и Зворыкина, Бунина и Набокова. Был шанс стать цветущей и полноценной европейской державой. Был шанс на жизнь.

Шанс был упущен.

В итоге, то что сейчас называется Российской Федерацией, стало «Россией» путиных, соловьёвых, прилепиных. Стало страной, в которой элита — лжецы, грабители и убийцы. Стало стремительно дичающей территорией, населенной бесправными и невежественными людьми, любящими свою преступную власть. И называющими эту извращённую, мазохистскую любовь к своим насильникам — «русским патриотизмом»…

Когда я спрашиваю нынешних «патриотов России», почему они считают себя русскими — они спотыкаются на полуслове и смотрят на меня как на сумасшедшего. В попытках ответить на этот вопрос распаляются, злятся.

Напрасно злятся.

Язык? Чепуха. На английском языке, помимо Великобритании говорят еще семь стран. И их жители не считают, не ощущают себя англичанами.

Девять из десяти «русских патриотов» читали Пушкина, Толстого и Чехова лишь в школе. В их советской редактуре. И после советской цензуры.

Иногда, фоном, смотрели советские и российские фильмы по произведениям «классиков». Какие-то смутные образы запомнили. Сюртуки да камзолы.

Больше знакомы с победоносными историческими мифами о России, транслируемыми из всех утюгов. Все эти мифы — лживы. Но они льстят «русским патриотам» нашего времени. И за мифы «патриоты» готовы убивать. «Пиндосов», «бендеровцев»- украинцев, своих «либерастов». Да весь мир.

Всё. Других нитей, связывающих их с реальной исторической Россией путинские «патриоты» не имеют.

То есть нынешние поколения граждан Российской Федерации имеют такое же отношение к России, какое современные итальянцы имеют к Римской империи.

Но итальянцы за свою умершую империю не воюют, не убивают, не ненавидят.

Современные россияне воевать и убивать — готовы. А ненавидят — уже давно.

Люди, рвущие на себе и на других рубахи за Россию, и называющие себя православными верующими — одновременно с ностальгией смотрят советские пропагандистские фильмы и тоскуют по красным пионерским галстукам.

Люди, предпочитающие слепо верить в сладкую ложь, не хотящие думать, не хотящие ничего знать о реальности.

Слабые и несчастные люди, не желающие знать правды о своей Родине, и утробно ненавидящие носителей этой правды.

Страшные люди, готовые убивать и умирать за Россию, о которой понятия не имеют.

И это — патриоты?

Нет, конечно.

Настоящим патриотом был Петр Чаадаев.

«Прекрасная вещь — любовь к отечеству, но есть еще нечто более прекрасное — это любовь к истине.»

Подписываюсь под его словами.

Для того, чтобы по-настоящему что-то любить — нужно знать предмет любви.

Все просто.

Леонид ГРИГОРЬЕВ

Loading...