Футбол в Хорватии: Между ненавистью и любовью

Футбол в Хорватии: Между ненавистью и любовью

Коррупционный скандал, в который оказались вовлечены лучший клуб страны и капитан национальной сборной, привели в ярость хорватских болельщиков

Из всех хорватских футболистов в мире именно Лука Модрич должен был не забить пенальти. После жесткого нарушения правил в матче 1/8 финала против Дании, сыгранного 1 июля, Модрич подошел к 11-метровой отметке, чтобы нанести по воротам удар, который мог принести победу его команде за 4 минуты до конца добавленного времени. Он промахнулся. Обычно, когда пенальти не забивают, преданные болельщики ощущают разочарование, а затем и сочувствие к игроку, упустившему шанс. Но в случае Луки Модрича все по-другому.

В качестве капитана национальной сборной Модрич, играющий за мадридский «Реал», должен был быть героем у себя на родине. Если не считать досадного промаха, выступление хорватов в России оказалось даже лучше, чем их игра на Чемпионате мира 1998 года, когда сборная молодой страны дошла до полуфинала во Франции, но проиграла хозяевам, которые позже стали чемпионами мира. Спустя 20 лет после свершения футбольного подвига, когда такие игроки, как Роберт Просинечки, Давор Шукер и Звонимир Бобан считались героями Хорватии, некоторых звезд нынешнего состава, в особенности Модрича, дома скорее ненавидят, чем любят.

Причиной недовольства фанатов стал Здравко Мамич, некогда бывший одной из самых влиятельных и колоритных фигур хорватского спорта. В июне Мамича признали виновным в мошенничестве, связанным с переходом Модрича в 2008 году из местного «Динамо» Загреб в английский клуб Tottenham Hotspur, а также с трансфером Деяна Ловрена из того же «Динамо» в лионский «Олимпик» в 2010 году. Мамич был президентом загребского «Динамо» и футбольным агентом, что явно подразумевало под собой конфликт интересов и множество возможностей для перекачки денег, полученных от трансферных сделок.

Согласно материалам дела, открытого хорватским департаментом по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, Мамич получил незаконную прибыль с продажи игроков загребского «Динамо». «Динамо» - некоммерческая организация, гражданское объединение, а не частное предприятие. При этом для человека с нужными связями и влиянием схема наживы была довольно простой: Мамич добивался того, чтобы молодые многообещающие хорватские футболисты – те же Модрич и Ловрен – подписывали контракты, которые в итоге приносили ему 50% доходов и бонусов футболистов, которые те получали в течение своей карьеры. Занимая пост главы «Динамо» Загреб, одного из самых влиятельных клубов Хорватии, Мамич имел на руках все нужные козыри.

Во время суда были заслушаны показания Модрича, который рассказал, как ходил в банк с сыном и братом Мамича, чтобы снять деньги со своего счета и передать им наличные. Суммы часто достигали сотен тысяч долларов. Нелюбовь хорватов к Модричу и Ловрену, однако, связана не с тем, что они стали жертвами мошенников, а с тем, что они отказались от своих показаний по делу Мамича, человека, которого дружно ненавидят все хорватские болельщики.

Во время транслируемого по телевидению процесса судья показал Модричу, основному свидетелю, сделанное ранее заявление, в котором он осуждал Мамича. Модрич изначально заявлял прокурорам, что контракт с Мамичем был заключен задним числом уже после того, как было подписано соглашение о переходе в «Тоттенхем». Модрич нервно исправил свое заявление: «Я никогда не говорил… что… что… что он был подписан после. Я говорил, что я не помню, когда он был подписан». Многие восприняли это так, будто Модрич и Ловрен, которых теперь подозревают в даче ложных показаний, встали на защиту коррупционера.

Возмущение не заставило себя ждать. Болельщики «Хайдука» из Сплита, ярые соперники «Динамо», начали скандировать осуждающие Модрича кричалки, несмотря не то, что он покинул Загреб 10 лет назад и с тех пор играет за пределами Хорватии. Для многих хорватских болельщиков было невыносимо упустить шанс наказать Мамича, который олицетворяет для них привилегированность и коррупцию футбольного истеблишмента.

Несмотря на соскок Модрича, Мамича приговорили к 6,5 годам тюрьмы. Его подельникам - брату Зорану, бывшему игроку и тренеру «Динамо», и Дамиру Врбановичу, бывшему главе «Динамо» и Футбольной федерации Хорватии – дали 5 и 3 года соответственно. Но Мамич не стал ждать наказания, он бежал в Боснию и Герцеговину, у которой нет договора со своим соседом о выдаче преступников.

Мамич был крупной рыбой, чье влияние не стоит недооценивать. Во время работы на посту руководителя «Динамо» Загреб у него были прямые связи с судьями, политиками, медиа воротилами и полицией. «Динамо» является неотъемлемой частью истеблишмента, поэтому для многих хорватов он стал центральным элементом национальной политики, а не просто футбольным клубом.

После объединения Югославии при маршале Тито после Второй мировой войны матчи «Динамо» против команд из Белграда – «Црвены Звезды» и «Партизана» - стали для хорватов возможностью протеста против господства сербов в стране. Матчи «Динамо» и «Црвены Звезды» считались в Европе самыми опасными играми между конкурентами, несмотря на то, что в этот список входили и противостояния между «Реалом» из Мадрида и «Барселоной» в Испании, и между «Ромой» и «Лацио» в Италии, и даже межрелигиозные битвы «Селтика» и «Рейнджерс» из Глазго.

13 мая 1990 года матч «Динамо» и «Црвены Звезды» вышел из-под контроля: болельщики начали драку, которая вылилась на футбольное поле. Звезда «Динамо» Звонимир Бобан отбивался от полиции после того, как один из офицеров огрел его дубинкой. Отпор, который он дал полицейскому – а в то время полиция считалась просербской, - принес ему статус национального героя Хорватии.

В 1992 году после провозглашения независимости от Югославии и кровавой войны против сербов, хорватский национализм достиг своего пика. Президент Франьо Туджман решил, что самый известный клуб Хорватии должен сменить название с «Динамо» на «ХАШК Граджянски» в честь двух клубов, которые объединились в «Динамо» Загреб в 1945 году. Туджман считал, что название «Динамо» напоминает о коммунистической эпохе и желал оставить свой след в истории легендарного клуба.

«ХАШК Граджянски» получил неограниченную поддержку нового правительства Туджмана. Его близкий друг Мирослав Блажевич, который впоследствии вывел сборную Хорватии в полуфинал мирового первенства 1998 года, стал президентом и тренером нового клуба. Но многие ярые фанаты, большая часть из которых билась на поле во время беспорядков 1990 года, посчитали новое называние нелепым. В 1993 году клуб стал называться «Хорватия» Загреб. В то время Туджман посчитал, что раз чемпионы Хорватии имеют право участвовать в европейских кубках, то клуб станет играть роль представителя страны, играя по всему континенту. Вероятно, эта идея была не так уж плоха, но в 2000 году, после смерти Туджмана, клуб стал снова называться «Динамо».

В последние годы команда не добивалась особых успехов на европейской арене, но зато она сумела воспитать ряд талантливых игроков, которые играют в лучших клубах Европы. В их число входят Модрич, Ловрен и Марио Манджукич, нападающий сборной, который играет за «Ювентус» в Италии. Все они заключали контракты через Мамича.

Модрич не забил пенальти в ворота Дании, но помог своей команде одолеть сборные России и Англии. Хорватские болельщики могут выдохнуть с облегчением: он подводил их и раньше – и на футбольном поле, и в зале суда, - но на этот раз они получили возможность побороться за звание чемпионов мира.



Loading...
Loading...