"Из нового интервью" - Игорь Эйдман

"Из нового интервью" - Игорь Эйдман

Есть версия, и она довольно популярна, в том числе и в либеральных кругах, что у путинизма как такового нет идеологии. Что это просто набор неких методов, средств, инструментов удержания авторитарной власти конкретного правителя — Путина, и его окружения. Но я здесь не соглашусь. Безусловно, если смотреть российские государственные СМИ, читать российские учебники и так далее, мы видим, что в стране формируется определенная идеология. Путинизм — это авторитарная, ультрареакционная идеология и практика, которая установилась при Путине и связана с его личностью и окружением.

Она близка к фашистской, я бы ее назвал парафашистской или квазифашистской, близка к той идеологии, которая была в фашистской Италии в 20-х — начале 30-х годов, во франкистской Испании, в Португалии при Салазаре, в Венгрии при Хорти, в Румынии при Антонеску...

Ксенофобия, ненависть к либерализму, к демократии, к гуманизму, презрение к правам и свободам человека, ультраконсерватизм, дискриминация меньшинств, сексуальных меньшинств в том числе, культ традиционной семьи, патриархальных ценностей — все это опять-таки характерно было для фашистских режимов. Отрицание толерантности, конечно, к инакомыслящим, к инакочувствующим. Попытка военной мобилизации общества для решения тех задач, которые ставит перед собой его власть, совершенно оголтелый милитаризм. Все это характерно для фашисткой идеологии. Собственно, оно присуще и путинизму. Безусловно, путинизм существует не только как некая практика, авторитарная система, но и как идеология этой системы. И эта идеология близка к фашистской...

Однако это еще и уголовная система. Путин, по моему мнению, играет роль такого пахана, вора в законе, который разводит и судит, распределяет ресурсы, расставляет других, более мелких, воров в ряд и говорит: тебе то-то, тебе сё, тебе «Газпром», тебе «Роснефть», тебя выгоняем, ты плохой, крысятничаешь, у своих воруешь, ты сядешь в тюрьму или уйдешь из нашего воровского круга. И он очень важен в этом смысле, потому что вокруг него сброд людей, группировок, которые друг друга ненавидят, мелких воров, которые… как Промокашка из «Место встречи изменить нельзя». Которые знают, что ничего из себя не представляют, и готовы в любой момент друг на друга броситься и перегрызть друг другу глотки. Но существует вор в законе — Путин. Он как бы над этой воровской схваткой стоит и контролирует ситуацию, разбирает их конфликты и выносит свои вердикты.

Если его убрать из этой системы, начнется война всех против всех. Поэтому они все очень заинтересованы в том, чтобы он существовал. Они боятся: если не будет Путина, конкуренты набросятся и сожрут. Это относится и к старому ельцинскому олигархату, то есть к таким людям, как Абрамович, Аликперов, Авен и так далее. И касается нового путинского олигархата — Сечина, Миллера, Чемезова и прочих. Также это относится к политическим фигурам. Все они заинтересованы в Путине как воровском верховном арбитре.

И конечно же, Путин — авторитарный правитель тоже. Более того, я считаю, что он наиболее авторитарный из российских правителей со времен Сталина. Вот вы называли Брежнева, Андропова, Горбачева… Все-таки при них существовала определенная «олигархия», олигархия политбюро. Все вопросы решались на политбюро. Такие, например, как ввод войск в Афганистан.

Другое дело — захват и аннексия Крыма. Как признавал сам Путин и как подчеркивает российская пропаганда, он принимал решение по этому вопросу единолично. Ему не нужна была поддержка никакого политбюро. То есть он более авторитарный правитель, чем тот же Брежнев. Нынешняя власть — это не олигархия политбюро, это автократия так называемого президента. Или, как его величает Сурков, верховного правителя. Или, как его другие пропагандисты называют, национального лидера, что напоминает, кстати, фашистскую систему.

Игорь Эйдман


Loading...
Loading...