«Как украинцам перестать быть филиалом "дикой России"» - Леонид Швец

«Как украинцам перестать быть филиалом "дикой России"» - Леонид Швец

Война с Россией – это в определенном смысле война с собой, с нами вчерашними или такими, как мы могли бы быть, с такими, какими мы еще в значительной степени остаемся

Скоро три года, как идет война с Россией, гибридная, настоящая, полугибридно-полунастоящая. Принеся много горя, она поставила крест на фантазиях о каком-либо «братском союзе», общем пространстве и особых партнерских отношениях. На необозримый период отношения стали враждебными.

Враждебные отношения породили новые разговоры о том, какие мы особые, насколько россияне отличаются от украинцев. Разумеется, в худшую сторону, между врагами иначе не бывает. Как положено в таких случаях, общее сильно преуменьшается, разница неимоверно преувеличивается.

Все еще стоящие нос к носу, риторикой мы отброшены друг от друга на расстояние выстрела, - известный фрейдовский нарциссизм малых различий, заставляющий видеть чужого в том, кто столько времени был практически своим.

Из этой трагической ситуации можно извлечь большую пользу, если в отторгаемом чужом отбрасывать собственные неприятные черты и сомнительные ценности. Тот же связавший нас во всех смыслах «совок», убожество патриархальной зависимости от власти, которая «лучше знает», замечательно подходит под утилизацию в процессе выяснения украино-российских отношений. Вознесенный российской пропагандой на небывалую высоту, здесь он может и должен идентифицироваться и активно выметаться как серьезная преграда на пути к национальному взрослению.

Иными словами, нынешний конфликт содержит в себе важные возможности саморазвития, но чтобы их использовать, необходимо приложить заметные усилия. Ведь война с Россией – это в определенном смысле война с собой, с нами вчерашними или такими, как мы могли бы быть, с такими, какими мы еще в значительной степени остаемся.  

Проще всего, наверное, воевать с тотально чужими инопланетянами, в которых невозможно узнать себя. В нашем случае залогом победы будет как раз победа над собой, преодоление себя. Для этого нужно сначала распознать «свое чужое», то, от чего следует избавиться, и признать его существование в себе, а уже затем постараться изжить. Но легче сказать, чем сделать.

Отрицание в принципе дается легче, это более экономный психологический акт.  «Мы не такие», и точка. При том, что к нам не таким от нас нынешних еще идти и идти, долго и мучительно. Лень, вороватость, нечистоплотность, необязательность, равнодушие, нежелание учиться  – распределите эти качества без остатка между россиянами и украинцами. Не получается, да? Легче назвать их азиатами, а себя европейцами, на словах снимая проблему, которая от этого проблемой не перестает быть.

Смешно сказать, даже взятие Москвы, хотя на черта бы она нам была нужна, не будет настоящей победой, если мы в ценностях не уйдем от Москвы. В чем достижение, если мы будем, как нынешние путинские, только украинские?

Большое искушение нынешнего времени: выдавать саму по себе нероссийскость за достоинство. Достоинство – отсутствие тех черт, которые превращают нынешнюю российскость в плевок в лицо цивилизованному миру.

Долгое время за рубежом многие народы, от украинцев до грузин, называли русскими, и, чего там, имели для этого основания, видя забитых, несвободных людей с необоснованными амбициями. От того, что мы будем в знак презрения к врагу выставлять ему голые задницы, Украина лишь будет демонстрировать, что продолжает оставаться разновидностью дикой России, с которой у нее не мировоззренческие расхождения, а досадное недоразумение: «Русские у себя чего-то не поделили».

Столько боев позади, но главная война впереди – война за Украину.

ЛЕОНИД ШВЕЦ  Эспрессо.TV


Loading...
Loading...