Конец немецкой исключительности

Конец немецкой исключительности

Когда правые популисты штурмовали политическую арену в одной европейской стране за другой, Германия казалась исключением: ее центристская канцлер всегда выходила победительницей, а политика страны оставалась решительно разумной и предсказуемо скучной. К 2013 году, когда Ангела Меркель приступила к третьему сроку в своей должности, Германия была последней европейской демократией с системой пропорционального представительства, в которой крайне правые экстремисты не были представлены в национальном парламенте.

Немецкие аналитики часто указывали на этот факт с огромной гордостью. На протяжении десятилетий историки настаивали на том, что нестандартный путь страны к современности предопределил катастрофу национал-социализма. Теперь политический класс Германии осторожно начал утверждать, что страна шла по «особому пути», и, став причиной невыразимых страданий в двадцатом веке, научилась быть однозначно невосприимчивой к порокам политики в двадцать первом.

Теперь мы знаем, что это неправда. Никогда еще в послевоенной истории Германии крайняя правая партия не получала более 6 процентов на национальных выборах. И вот исламофобская, антииммигрантская «Альтернатива для Германии» (АдГ) нарушила этот принцип, набрав более 13 процентов голосов, и, выйдя вперед в значительном числе районов, стала третьей по величине партией страны.

АдГ одержала эту замечательную победу, несмотря на то, что несколько месяцев назад власть в ней перехватило более радикальное крыло, и несмотря на нацистские высказывания одного из ее лидеров. Другой ее руководитель заявил, что члены правительства являются «просто марионетками победителей Второй мировой войны», подразумевая, что нынешняя политическая система незаконна.

В течение следующих месяцев искушение нормализовать АдГ будет огромным. Но нет ничего нормального в самой партии или в ее беспрецедентном успехе: она представляет собой решительный разрыв с политическим консенсусом по многим вопросам, начиная от идентичности и исторической памяти, которая определила самую суть послевоенной демократии в Германии. И поэтому ее прибытие в Бундестаг представляет собой начало подлинно новой эры в немецкой политике.

Подъем АдГ также сделает политическую систему страны намного менее функциональной. Со времени окончания Второй мировой войны правительство Германии возглавлялось Христианско-Демократическим Союзом, главной правоцентристской партией, часто в коалиции с более мелкой правящей партией, например, Свободной демократической партией или социал-демократами. Это давало возможность демократическим партиям отличать друг от друга идеологически и избавляться от уставшего правительства, не переходя к крайностям.

Оглядываясь назад, можно сказать, что наивно было думать, что Германия окажется неуязвимой перед лицом популизма.



Loading...
Loading...