"Маятник Шредингера" - Аркадий Бабченко

"Маятник Шредингера" - Аркадий Бабченко

Давайте я вам в двух словах расскажу, что происходит в Америке. И, соответственно, в мире.
Моя мама родилась в пятидесятом. Мама моей жены в пятьдесят третьем. Сегрегация была отменена в шестьдесят четвертом. Если бы мы жили в CIOF и не вышли рожей - моей маме было бы запрещено ходить в школу наравне с белыми, ездить в автобусе, ходить в те же рестораны.
Де-факто в отдельных штатах Юга сегрегация сохранялась до семидесятого года. Я родился через семь лет после её окончательного уничтожения.
Все было совсем недавно.
Все было вот-вот.
Прошли десятилетия. Наши мамы выросли и постарели. Все, вроде бы, ушло в прошлое, все забыто, все устаканилось. Установилось хрупкое равновесие. Маятник остановился в состоянии покоя.
И вот появляется человек, и начинает говорить слова, от которых моя мама опять начинает вспоминать, что она рожей не совсем вышла. И что неплохо бы как-то опять вернуть величие. Что такое величие в понимании этих людей, она прекрасно помнит - в семидесятом ей было двадцать.
Я отлично понимаю, почему люди из БЛМ, глядя на «возрождение исторической памяти» и флаги дедов-конфедератов, в конце-концов поперли на улицы и начали сносить памятники. Застав ленинопад и чувака за поребриком, который стал бредить величием, обернувшимся десятками тысяч трупов - я понимаю, как никто. Рабовладельческий строй не особо лучше коммунистического. У нас ленинопад, у них конфедератопад. Другое дело, что тогда мир был иной и вообще жили по иным меркам - но это другой вопрос.
Понятные порывы. Разумное, в общем-то, желание.
Но, как всегда, есть одно но. Разумность и рациональность очень быстро были отодвинуты на второй план полоумием и фанатичностью. Как, впрочем, всегда.
И, глядя на то, как белые целуют ботинки цветным, как выпускают преступников, как полиция становится на колени, как разносят магазины, уже белые фертильные гетеросексуальные мужчины и женщины - которые, в принципе, поддерживали это движение за свои права, как в Штатах, стране, за сто пятьдесят лет прошедшей путь от рабства до полного отсутствия институциональной дискриминации по вообще любому признаку, традиционно поддерживается любое движение за права - тут уже белые мужчины и женщины сказали: извините, а не прифигели ли вы часом немного? Ныне живущие белые ни в чем не виноваты. Они не были рабовладельцами. Они, в большинстве своем, не устраивали сегрегацию. Они поддерживают равенство. Собственно, именно они и построили страну, в которой нет институционального неравенства.
И в ответ поднялось правое движение. Тоже изначально с разумными, в общем-то, требованиями.
Но - как это всегда и бывает - и в этом случае на первый план в итоге вылезли рогатые фрики и полоумные кью-аноны всех мастей.
В итоге и в том и в том движении рациональность была затерта на второй план, а наверх вылезла долбанутость.
Понятно, что это крайне схематичное описание, понятно, что все это накапливалось, закипало, вызревало десятилетиями, шажочек там, шажочек там, в итоге за полвека пришли туда, куда пришли. Но именно Трамп стал той точкой кристаллизации, который и кристаллизовал оба лагеря. И правых. И левых.
И - прорвало.
Маятник, полвека находившийся в состоянии достигнутого равновесия, сейчас не качнулся ни вправо, ни влево.
Он качнулся И вправо И влево одновременно. До предела. Завис в двух противоположных точках экстремума.
Маятник Шредингера. Существующий одновременно в двух суперпозициях.
Ну, или если кому удобнее другая аналогия - он бешено качается и влево и вправо с синусоидой раз в несколько месяцев.
И возвращаться в центристское состояние покоя пока, похоже, не собирается.
Если это был пик экстремумов и в дальнейшем маятник начнет затухать - блин, братцы, нам дико повезло. Мы прошли по лезвию. Крайний раз такое было в шестьдесят третьем, когда мир также прошел по лезвию Карибского кризиса.
Если же нет…
Есть два варианта. Несмотря на победные реляции о том, что от Трампа начали открещиваться республиканцы - все совсем не так радужно. Открещиваются от него те, кто понимает, в какой трындец он все превратил. Говоря нашим языком, условные «порохоботы».
А условному «зе-электорату» его действия заходят на ура. Поддержка у него еще гигантская.
Он это, кажется, почувствовал, и после первых нескольких дней, когда он скулил, прижав хвост, опять начинает открывать хайло и грозить народным гневом в случае импичмента.
Если Трамп решит создать свою партию, он вполне себе сможет это сделать. По разным оценкам, его поддерживают 10-15-20 и даже 25 процентов населения. В абсолютных цифрах это, извините меня, две Украины. Он расколет Республиканскую партию, уведет у неё тучу народа, в итоге у демократов не будет больше сдержек и противовесов - и маятник окончательно уйдет влево. Здравствуй, Социалистические Штаты Америки.
Но это, по крайней мере, снимет напряжение.
Если решит не раскалывать - то накопившееся напряжение никуда не денется. В Трампе нашли свой ледокол многие. В нем сошлось и экономические претензии, и белые супрематисты, и реднеки, и хоплофилы, и просто белые американцы, которые начинают чувствовать на себе это левое давление. Мученики Капитолия уже есть, сейчас Трампа сделают гонимым - и его поддержка только возрастет, не переживайте. Если демократы продолжат гнобить и дальше, он, даст б-г, и в двадцать четвертом победит, чем черт не шутит.
Давление вообще дело такое. Вспомните, еще тридцать лет назад, как совершенно точно заметил Паша Шехтман, пятилетняя девочка в принципе не воспринималась, как сексуальный объект. Никакая реклама «Мерседеса» с ребенком в джинсовой куртке и солнцезащитных очках не стала бы предметом сексуального дискурса. Но потом появились борцы с педофилией - и в сексуальный объект превратили все, начиная, наверное, от эмбриона.
Помните этот эксперимент в Норвегии, где зимой на остановке оставили парня лет двенадцати без верхней одежды, явно нуждающегося в помощи? К нему подходили только женщины. Мужчины обходили стороной. Когда их спросили - как же вы, засранцы, бросили ребенка на морозе - то трое из десяти прямо ответили: я боялся быть заподозренным в педофилии.
Я тут недавно шел по улице - смотрю, сидит девочка на асфальте на коленях, роется в портфеле и плачет. Остановился, спросил. Она что-то ответила - языка я не понимаю, потеряла, видимо, что-то - но думал я только об одном: сейчас меня, белого фертильного мужчину, кто-нибудь увидит стоящим над плачущим ребенком на коленях, и мне жопа. Блин, да ну его нахер, в следующий раз пройду мимо.
Это так, лирическое отступление про действие и противодействие.
Если Конгресс решит начать импичмент - он сделает Трампа героем. Сейчас бы остановиться. И выпустить пар. Но никто же не может остановится на нормальном.
Я думаю, мы сейчас наблюдаем окончание двухпартийной системы в США. И у тех, и у тех есть рациональное зерно, которое многие поддерживают, и у тех и у тех есть полоумные. Две партии - просто слишком мало, чтобы отвечать всем спектрам запросов. Тем более, что рациональное, которое поддерживает любой здравомыслящий человек, между ними распределено примерно поровну. В итоге приходится выбирать не лучших. А наименее полоумных. Я писал об этом неоднократно.
Возможно, Трамп уведет за собой всех своих кью-анонов, конфедератов, шаманов, гомофобов и белых супрематистов, и будет две правые партии - более центристская и вторая, более полоумная.
То же самое произойдет и с демократами - Харрис с Окасио-Кортес уведут за собой всех антифа, БЛМ, и прочих и тоже будут две партии - совсем левая и демократы.
И какие-нибудь центристы посередине. Америка придет к четырех-пяти партийной системе. Как Европа.
Это при оптимистичном сценарии. При пессимистичном…
Мы сейчас имеем ведущую страну планеты с огромным пластом десятилетиями копившихся противоречий и трещиной ровно посередине. Пятьдесят на пятьдесят. Через которую, как через разлом Сан-Андреас, не дай бог, вырвется это копившееся десятилетиями тектоническое напряжение.
Вот тогда мы похохочем все.
Тогда мир накроет такая глобальная жопа, которая повлечет за собой жопы локальные по всей планете, что мама не горюй. Владимиру Александровичу сейчас бы не на лыжах кататься, а думать, что делать, если Владимир Владимирович решит воспользоваться моментом.
Точнее, не если, а - когда.
Здравствуй две тысячи двадцать первый.
Целую, ваш Дед Ванга.


Подписывайтесь на меня на Патреон:
В рамках проекта "Журналистика без посредников".
К сожалению, каждый раз я вынужден напоминать - за текст с двумя-тремя тысячами лайков и полутысячей репостов приходит всего несколько переводов. Возможно, каждый думает, что и без него уже неплохо перевели. Но нет. Голодные дети плачут, папка, дай макаронинку.
Если кто считает, что свою писательскую жизнь я живу не зря, что мои тексты заставили задуматься, пересмотреть какие-то решения, принять их, взглянуть на мир по-новому, засмеяться, заплакать, сопереживать, улучшить свои навыки по критическому восприятию информации или иным способом были полезны, то все как всегда.
Спасибо.
Приват-банк карта номер: 5363 5423 0856 3718
Либо просто кинуть на телефон
МТС: +7 915 237 41 78
Мегафон: +7 926 558 57 89
Карта "Приват" для переводов в евро:
5363 5423 0856 3775

Loading...