На собрании акционеров Вову выбрали директором автомобилестроительного завода

На собрании акционеров Вову выбрали директором автомобилестроительного завода

До этого Вова никогда не был ни директором, ни начальником цеха, ни, даже, мастером участка. Зато, он отлично сыграл роль руководителя в одном фильме. Фильм часто крутили по телеку, в своей роли Вова был убедителен и рабочие завода, среди которых в своё время была распределена часть акций, в него поверили.
Утром, по случаю представления нового директора, на площади за проходной собрался весь коллектив.
Один за другим на трибуну выходили активисты.
- Правильно! Нашему заводу нужно новое видение. А то понабирают старпёров в руководство, а те только в свой карман тянут, - выступил с трибуны представитель профсоюза.
- Годно говоришь! Барыги! Потом заводы на стороне строят и эти… как их… оффшоры ещё! А простому народу жить не на что! Вон, говорят на соседних заводах зарплаты высокие, а мы что, хуже? – поддерживали его рабочие.
- Но мы же только развиваемся, что же вы равняетесь с производителями, которые давно и прочно на рынке? Нам ещё вкалывать и вкалывать, пока создадим свою, совершенную модель, - попытался оправдаться главный конструктор, только, ему быстро закрыли рот и буквально на руках внесли на трибуну новоиспечённого директора.
- Зарплаты… кхм… - замялся Вова, - будут вам зарплаты! И ещё эта будет… демократия! Вот давайте, сейчас вместе решим, какой мы будем делать автомобиль!
Это предложение встретило радостный отклик у рабочих и к трибунам потянулись с инициативами.
- Давайте красить наши автомобили только в жёлтый цвет! Очень я его уважаю! – сказал первый.
- Почему в жёлтый? Жёлтый не актуален. Хотя, если профигачить по центру зелёную полосочку, то будет ничего! – кричали из толпы.
- Красную, пусть полосочка будет красной! – бесновалась толпа.
Первый час рабочего дня коллектив потратил на обсуждение полосочки. Потом, тема как-то сама собой заглохла и на трибуну поднялся основательных размеров мужчина.
- Я из лакокрасочного. И считаю, что для удобства покраски автомобиль должен быть плоским!
- Как так плоским? Как же туда залазить? – послышалось из толпы.
- Ну ладно, раз плоским не выйдет, пусть будет треугольным! Так тоже ничего. – пошёл на компромисс представитель маляров.
- А бампер? Как делать треугольный бампер? – послышалось от цеха пластмассы.
- Бампер – нафиг! Это пережиток прошлого, а с пережитками нужно бороться. Или что, вы поддерживаете прошлую власть? – уел его маляр и волнующийся за форму бампера затих.
Главный конструктор молча схватился за голову и поднял вопросительный взгляд на Вову. Но, тот лишь старательно конспектировал: «Треугольная форма!».
К трибуне, обнадёженные вниманием нового руководства, потянулись рабочие.
Предложения сыпались с такой щедростью, что Вова едва успевал конспектировать, а главный конструктор, с каждым из них хирел всё больше.
А они говорили и говорили.
- Я, работаю на заводе со дня основания. Всё вижу, всё знаю и давно сам мог бы управлять заводом, но, Вова тоже неплохо. Особенно, когда слушает, что знающие люди говорят. Так вот. Я давно считаю, что колёс должно быть всего два, нефиг деньги разбазаривать! А на сэкономленное можно поставить шесть фар. Или, лучше восемь! Да, восемь! Во-первых, это красиво! – мужчина в спецовке и с микрофоном вошёл в раж.
- Послушайте! – не выдержал конструктор. – Вы правда работаете со дня основания прикручивальщиком левого заднего колеса. Хорошо работаете, нужно отметить. Вы в совершенстве знаете, как и с какой силой затянуть гайку и работа Ваша важна в общем процессе, так как, безусловно, влияет на результат и безопасность изделия. Но, с позиции закручивальщика гаек Вы не можете видеть общую картину автомобиля. Вы не разбираетесь в электрике и динамике. Что Вы можете сказать о вращении двигателя? Как, ну как Вы можете собрать автомобиль без знаний об взаимодействии основных узлов?
- Да что там знать! – отмахнулся рабочий. – Главное, что я таких как ты знаю. Сидишь у себя в кабинете, в тепле. Ниху… ничего не делаешь. И ещё, бумагу, небось, воруешь? На новые чертежи списываешь, а сам домой таскаешь?
- Зачем мне дома бумага? – растерялся конструктор и опять с надеждой посмотрел на Вову.
Но, тот не видел. Он конспектировал: «Провести ревизию бумаги!».
- Коллеги! – пытался докричаться сразу до всех конструктор. – То что вы предлагаете, не поедет! Поверьте!
- Верили уже! – бесновались рабочие. – Уволить его, вместе со старой властью!
Конструктор махнул рукой, развернулся и ушёл к себе в кабинет. В одиночку, справится с толпой, он был не в состоянии.
А к трибуне прорвался маленький мужичок в синем комбинезоне.
- Конструктор был прав. – заявил он.
Толпа недовольно зароптала и попыталась заткнуть микрофон. Но, тот лишь успокаивающе поднял руку и продолжил: «Прав в том, что автомобиль не поедет. И не потому, что треугольный, нет. Наша новая форма кузова совершенна. И про два колеса идея смелая. Просто, во дворе ямы. Если, мы их не отремонтируем, автомобиль не поедет!».
И рукой так театрально взмахнул, показывая размер этих самых ям.
- Первым делом, нужно дорогу ремонтировать, а это нам явно по плечу, товарищи! Поддержим нового директора ударным трудом!
- Да! Дорогу! Первым делом! – воодушевилась толпа и муравейник ожил. Тут же появились лопаты, вёдра и прочий инструмент. Рабочие сгрудились возле нового директора.
- Ну… давайте дорогу, раз вы так считаете, - сказал Вова. – Начинаем?
- Не, не, я не могу, - сказал первый. – У меня сегодня у тёщи день рождения. Не приду, от семьи отлучат.
- А мне ребёнка из садика забирать нужно, - сказал второй.
- Я тоже не могу, - вздохнул третий, - у меня вообще лапки. Сам давай, сам. И сын твой пусть ещё. Сын то есть?
- Есть, но, он маленький, - растерялся Вова.
- Это ничего! – дружно обрадовались рабочие. – Пусть к труду с детства привыкает. А то понавоспитывают барыг и буржуев.
И растворились где-то за проходной. Рабочий день закончился.
Вова стоял один, посреди дороги, с лопатой в руках. Впереди была бесконечность ночи и такая же бесконечность работы. А ещё, вечером, к нему должен прийти военпред. Завод то оказался оборонный, и как раз в этот день, проведённый в дебатах и выслушивании предложений, должен был выпустить важный заказ.
Теоретически, Вова, никогда не служивший в армии, знал, как выглядит танк и даже, рисовал его в детстве. Поэтому, понимал, насколько грозное орудие далеко от принятой и утверждённой на собрании треугольной формы.
Но, коллектив решил, значит, будет треугольный. Пусть. Свежо и креативно в конце концов! Особенно, если разместить дуло прямо на выступ, вместо лишённого права на жизнь бампера.
Правда, Вову смущал жёлтый цвет новинки с профигаченной полосочкой. Вова твёрдо помнил, что в детстве, он рисовал танк зелёным карандашом. Но, об этой несостыковочке ещё было время подумать. Сначала лопата и дорожки. А там, на свежем воздухе, может какие-то идеи и придут.
Вова вздохнул и начал закидывать ямы щебёнкой, мысленно украшая жёлтый танк всё новыми зловещими деталями.
А где-то, на втором этаже административного здания, в тёмном кабинете, сжимая руками голову, за столом молча сидел главный конструктор. Его давно звали на ведущие заводы, делали выгодные предложения, а он, гордившийся своим детищем, никак не мог решиться уволиться с этого маленького, но такого родного предприятия.
Главный массировал виски. Голова раскалывалась. И ему было страшно.

Оксана Кононова

Loading...