"О ЛЮДЯХ ВЕРЫ" - Юрий Христензен

"О ЛЮДЯХ ВЕРЫ" - Юрий Христензен

Осенью 2002 года у меня умер отец. Брат пошел договариваться за место на кладбище, а я в церковь. Я живу в Одессе и в усатовской церкви был впервые. У ворот встретил женщину в платке, спросил где найти батюшку. Она махнула рукой и вдогонку крикнула что батюшка уже не проводит службу. Возле хозпостроек встретил еще одну женщину. Объяснил что мне надо, она покачала головой и сказала что батюшка уже в возрасте, ему тяжело и он не будет проводить отпевание на кладбище. Потом посмотрела на меня, еще раз покачала головой и указала на дверь в небольшую постройку.

Захожу, небольшой старичок с окладистой бородой в майке и спортивных трико еще советского покроя. Сидит, чистит картошку. Подхожу, сажусь напротив, чистим вместе. Приличный такой тазик того же советского образца. Когда плюхнулась последняя картошка, берет полотенце, вытирает руки, протягивает полотенце мне.

- Отец Василий.
- Юрий.

И тут я увидел взгляд. Из под густых бровей на меня смотрел не батюшка, не убеленный сединой старец, а озорной мальчишка.

- Рассказывай, чего пришел.

Я объяснил.

- Отпевать будем в церкви?
- Хотелось бы на кладбище.

Покряхтел, подумал.

- Машина есть?
- Есть.
- Подъедешь заранее, заберешь меня, потом привезешь назад.
- Без проблем.
- Отец крещеный?
- Да.
- А ты?
- Нет.

Из под бровей мелькнула молния.

- Мать крещеная?
- Да.
- А ты почему не крещеный?

Я рассказал, что в советское время родители меня не крестили, а когда стало можно и модно, я не стал креститься сам. Я не люблю что-то делать только потому что так поступают все. Нужно сначала прийти к Богу и лишь потом оформлять этот союз.

Потом отец Василий долго говорил, а я слушал. Он рассказывал как сидел в сталинских лагерях, как крестил и венчал детей партработников, как его пытались прижать к ногтю сотрудники КГБ. Мы долго беседовали. Было видно, что он соскучился по обычному человеческому общению. Так я познакомился с отцом Василием. И я благодарен судьбе, которая свела нас на эти несколько часов.

На следующий день отец Василий был в рясе, красивый и статный, несмотря на небольшой рост и почтенный возраст. Он сел в машину вместе с двумя женщинами, которые помогали ему по службе. Женщины смотрели на меня как на инопланетянина. Отец Василий легко мог отказать партийным боссам и бандитам и они не понимали чем я заслужил такое расположение. В багажник загрузили табуретку. Батюшке уже тяжело было стоять и он отпевал отца сидя на табуретке, изредка вставая чтобы произнести важные части молитвы. Еще в машине он спросил имя отца и записал его на клочке бумаги.

Похороны прошли обыденно, если можно применить это слово по такому случаю. Я завез всех обратно в церковь, передал одной из женщин денежку за службу и уехал на поминальный обед. Отец Василий на прощанье напомнил мне что я должен креститься. Серьезным тоном, но без назиданий.

Вот и весь рассказ. Через несколько лет я увидел у ворот церкви могилу, усыпанную цветами, и понял что отца Василия не стало. Каждый год на проводы я подхожу и здороваюсь с ним. Ведь он умер во плоти, но остался жить в наших сердцах. Царствие небесное тебе отец Василий и упокой, Господи, душу твою праведную.

Юрий Христензен

Loading...