"ОБОСТРЕНИЕ ПУТИНИЗМА" - Игорь Яковенко

"ОБОСТРЕНИЕ ПУТИНИЗМА" - Игорь Яковенко

Обосновывая переход к Большому террору, Сталин в речи на пленуме ЦК ВКП(б) от 9.07.1928 сформулировал тезис о неизбежном обострении классовой борьбы в связи с продвижением к социализму. Сталинская казуистика проста: враг в бессильной злобе от наших успехов вредит нам все яростнее – ну, а мы уничтожаем его все тщательнее.

Казуистика путинского режима под копирку повторяет сталинскую: не в силах пережить блистательный триумф обнуления, враг внешний и внутренний лязгает зубами, брызжет ядовитой слюной и пытается укусить или хотя бы плюнуть. Перейдем к конкретике. За последние 10 лет количество приговоров по статьям о государственной измене, разглашении государственной тайны и шпионаже увеличилось в 6 (шесть) раз.

Прокуратура и ФСБ очень правильно поняли девиз «Наша страна. Наша Конституция. Наше решение» и сразу после 1 июля, засучив рукава, принялись за дело. В статье Светланы Прокопьевой, за которую ее пытались посадить на 6 лет, не было ни единого слова оправдания терроризма. Поэтому вынеся ей обвинительный приговор суд оставил журналистку на свободе, ограничившись несусветным штрафом в полмиллиона. С историком Юрием Дмитриевым и журналистом Иваном Сафроновым все может быть намного трагичнее.

 Руководителя Карельского отделения «Мемориала» Юрия Дмитриева наследники дела Сталина пытаются посадить уже 4 года. Сначала прокурор требовал дать ему 9 лет строгого режима за фотографирование в голом виде его малолетней приемной дочери. Вероятно, в семейном альбоме самого прокурора сей «правоохранитель» с самого рождения запечатлен исключительно в мундире и с соской во рту. Абсурдность обвинения и масштаб общественного протеста были таковы, что  в апреле 2018-го суд Петрозаводска оправдал Дмитриева и предоставил право на реабилитацию. Но ненависть сталинистов к историку Дмитриеву не утихала, и в июне 2018 года Верховный суд Карелии отменил из-за "вновь открывшихся обстоятельств" приговор Петрозаводского горсуда. «Вновь открывшиеся обстоятельства» - это более 200 вопросов, которыми следователь и «психолог» мучили несовершеннолетнюю приемную дочь Дмитриева, в ходе которых выяснилось, что – о, ужас! – Дмитриев купал свою малолетнюю дочь, а также осматривал ее на предмет ушибов. Все это следователь квалифицировал как «действия сексуального характера», а прокурор потребовал для историка Дмитриева 15 лет строгого режима.

Делом жизни историка Дмитриева стал поиск захоронений жертв сталинских политических репрессий в Сандормохе и Красном бору. Та история страны, которая открывается благодаря исследованиям Дмитриева, кардинально отличается от фолк-хистори, изложенной в статьях Путина и в целом от той мифологической версии «истории» запрет на «искажение» которой закреплен теперь в Конституции РФ.

 Неосталинистам, которые сегодня у власти в России, ненавистны деятельность и само существование историка Дмитриева. Их цель – его физическое уничтожение. Закон в данном случае играет роль первой попавшейся под руку дубины. У сегодняшних хозяев страны на стене висит портрет Дзержинского, создателя ВЧК, террористической организации, непосредственного исполнителя и организатора «красного террора». Об отношении духовных наставников нынешних властителей к закону лучше и честнее многих сказал первый председатель Революционного военного трибунала РСФСР Данишевский:

«Военные трибуналы не руководствуются и не должны руководствоваться никакими юридическими нормами. Это карающие органы, созданные в процессе напряжённейшей революционной борьбы».

Нынешние действуют точно так же – просто берут первую попавшуюся статью УК и лупят ею своих врагов, как дубиной. Светлану Прокопьеву – «оправданием терроризма». Юрия Дмитриева – «действиями сексуального характера в отношении несовершеннолетней», Ивана Сафронова – «государственной изменой». Главное, чтобы дубина была потяжелее…
Абсурдность обвинений, выдвинутых против Ивана Сафронова сопоставима с абсурдностью обвинений, выдвинутых против Светланы Прокопьевой и Юрия Дмитриева, и носит столь же ярко выраженный политический характер.

Госизмена – это либо выдача врагам страны гостайны, чего в случае Ивана Сафронова, который не являлся секретоносителем, быть не может, либо шпионаж в пользу врагов, либо помощь в деятельности, направленной против безопасности РФ. Адвокат Сафронова Иван Павлов сообщал РБК, что ФСБ обвиняет журналиста в том, что он 8 лет назад был завербован разведкой Чехии и передал им данные о военном сотрудничестве России с Африкой и Ближним Востоком. Проблема в том, что помимо чешской разведки журналист Иван Сафронов передал эти данные всему человечеству, опубликовав 18.03.2019 в «Ъ» статью о поставках истребителей СУ-35 в Египет. Эта статья открыто напечатанная в российском СМИ, – единственная конкретная «зацепка» которая прозвучала в выступлении следователя. ФСБ тогда еще, год назад, попыталась возбудить иск по разглашению гостайны, но мировой судья отказалась рассматривать это дело.

Проблема дел, возбужденных против Юрия Дмитриева и Ивана Сафронова, в том, что они рассматриваются в закрытом режиме. А в случае с делом Ивана Сафронова и с его адвоката практически наверняка возьмут подписку о неразглашении. Поэтому весьма высока вероятность, что журналист получит большой срок (по статье 275 УК РФ – от 12 до 20 лет) за то, о чем никто, кроме участников закрытого процесса не узнает…

Жертвами Большого террора были люди разных взглядов, в том числе много тех, кто поддерживал сталинизм. Жертвами нынешнего точечного (впрочем, уже и не совсем точечного) террора становятся как оппозиционеры, такие как Светлана Прокопьева, так и лоялисты, такие как Иван Сафронов. В реакции на арест журналиста Сафронова есть немало комментариев, мол, зачем вступаться за человека, который был лоялен к режиму, да еще и за 2 месяца до ареста ушел из журналистики – и куда! – советником к Рогозину, главе Роскосмоса.
Иван Сафронов писал о ВПК, опираясь на свои источники, которые не стали бы и секунды говорить с человеком оппозиционных взглядов. Благодаря этому журналист Иван Сафронов смог опубликовать материалы о:

- тайном присвоении Чемезову звания Героя России;

- подробностях катастрофы атомной подлодки «Лошарик»;

- провале стратегических командно-штабных учений «Гром-2019», которыми командовал лично Путин;

- первом крушении истребителя СУ-57;

- причинах пожара на многострадальном «Адмирале Кузнецове».

 Политические взгляды Ивана Сафронова мне не близки, можно даже сказать, неприемлемы, но на его публикациях они не отражались. Он был уволен из «Коммерсанта» за принципиальную журналистскую позицию, перешел работать в «Ведомости», откуда ушел после смены курса газеты с нейтрального на открыто рептильный. Два месяца назад решил расстаться с журналистикой и принял предложение «Роскосмоса». Надо еще иметь в виду, что его отца, лучшего военного обозревателя «Коммерсанта» в 2007 году выбросили из окна, после того как он заявил о подготовке материала о военном сотрудничестве  между Россией и Сирией…

Путинский режим начал свое становление с убийства НТВ. Сегодня происходит добивание журналистики как профессии. И не только журналистики, но и истории, и политики.  Вот только что "сенатор» Алексей Кондратьев потребовал призвать к ответу организаторов кампании «НЕТ!» за государственную измену. Путинский режим на 21-м году своего существования стал абсолютно несовместим с человеческой личностью, ее свободой и достоинством. Все это в сегодняшней России объявляется преступлением и карается либо длительными сроками либо смертью.


Loading...