Обратная сторона поражения

Обратная сторона поражения

Промежуточные выборы состоятся уже в ноябре, и прогностики дают демократам 80% шанс вернуть Палату - результат, который немедленно остановит повестку дня Республиканской партии и заставит президента Трампа участвовать в ряде расследований и слушаний. И возвращение Сената было бы для демократов чрезвычайно сложной задачей, но надежда еще жива.

Признавая перспективу того, что республиканцы могут потерять контроль над одной или обеими палатами Конгресса, по сообщениям, союзники Трампа пытаются видеть в этом что-то хорошее: если демократы Конгресса захотят добиться его импичмента, страна сочтет эти усилия чрезмерными и вознаградит Трампа переизбранием в 2020 году, так же, как она наказала республиканцев Ньюта Гингрича в 1998 году за импичмент Билла Клинтона.

У этого предположения есть несколько предпосылок: большинство американцев не поддерживает импичмент; и специальный прокурор Роберт Мюллер не найдет никаких доказательств совершенных преступлений. Но Трамп прав в одном: наличие оппозиционной партии, контролирующей законодательную власть, может быть хорошим активом для президента. Просто спросите Барака Обаму, который, как можно утверждать, выгодно противопоставил себя республиканским законодателям. 

Но Трамп может выиграть от этого еще больше, чем Обама, потому что он волен не противопоставлять себя демократам, а работать с ними.

Трампу вполне по силам безжалостно отбросить консервативную повестку дня. Если Республиканская партия потеряет Палату или Сенат, Трамп лишится не только их защиты. Избранные республиканцы могут «уничтожить» Трампа за идеологическое вероотступничество, потому что они имеют огромное влияние на судьбу его инициатив. Они защищают его и его администрацию от навязчивого контроля Конгресса. Потеряв власть в своих собственных палатах, они лишатся власти над Трампом. Без прикрытия на Капитолийском холме у Трампа будут развязаны руки – ему будет нечего терять. Республиканской партии больше нечего будет ему предложить, и вместе с тем – у нее не станет рычагов для воздействия на него.

Так почему бы не заключить сделку с демократическим большинством, скажем, по инфраструктуре или здравоохранению?

Такие сделки были бы популярны у большей части общественности, которая благоволит им и отчаянно хочет видеть выход из нескончаемого тупика в Конгрессе. Добавьте законодательный прогресс к благоприятным экономическим показателям, и вы увидите, как рейтинг Трампа растет на глазах.

Другая причина, по которой Трамп может найти повод отказаться от консервативных экономических и правовых инициатив, заключается в том, что они принципиально непопулярны. Даже сами республиканские избиратели не хотят, чтобы они были приняты. Инстинктивно Трамп, наверное, это знает. Его избирательное коллегиальное большинство было основано на поддержке жителей «Ржавого пояса», которые надеялись, что он будет совершенно другим республиканцем (и, да, более надежным оплотом против социальных и демографических изменений). В начале этого года, когда казалось, что Трамп неуклонно набирает популярность, он, наконец, освободился от бремени отмены «Закона о доступной медицинской помощи». Он мог говорить только о своих любимых темах: НФЛ, иммигрантах и сильной экономике.

Конечно же, он быстро утратил уважение своих сторонников после саммита в Хельсинки и событий на южной границе, но еще не все потеряно: если GOP потерпит сокрушительное поражение в ноябре, а Мюллер не найдет ничего вразумительного, Трамп будет волен управлять страной, как умеренный президент. Так что, может, это и к лучшему.


Loading...
Loading...