"Память нации" - Дмитрий Шульгин

"Память нации" - Дмитрий Шульгин

Когда я наталкиваюсь в каком-либо посте на стандартный вопрос «Как можно помириться с Украиной?», я дальше текст уже не читаю. Ужас, ужас, ужас! Но меня и в самом деле не интересует ответ на данный вопрос, поскольку в голове сразу же возникает совсем другой вопрос к автору: «Вы и в самом деле не понимаете бредовости задаваемого вопроса?»

Ок, попробую объяснить на пальцах, как для слабоумных. Представляем себе такую веселую ситуацию: немецко-фашистские захватчики (надеюсь, никто не будет меня упрекать за то, что я не ставлю это словосочетание в кавычки) в 1942 году доходят до Волги, но в этот момент кто-то «очень умный», вроде господина Геббельса, заявляет: «А давайте-ка, товарищи коммунисты, соберемся за пивком и вместе поразмыслим над тем, как бы нам, немецко-фашистским захватчикам вашей территории, помириться с СССР?»

К сожалению, россияне, включая и многих моих друзей по Facebook, вполне приличных людей, которых я уважаю (без шуток), просто не в состоянии немножко отойти в сторону и посмотреть на ситуацию глазами, я уж тут не говорю об украинцах, а просто хотя бы глазами постороннего для конфликта человека. Они до сих пор не осознали на глубинном уровне, что для Украины мы теперь тот самый Третий Рейх (без кавычек, без метафор!).

Надежды на то, что «все забудется, все перемелется» так наивны. Память нации очень крепкая штука. Вот вам свежий пример: свою седьмую атомную подлодку британцы назвали Agincourt («Азенкур») – в честь битвы при Азенкуре, состоявшейся 25 октября 1415 года между французскими и английскими войсками во времена Столетней войны. И я вам вот еще что скажу, это не первый боевой корабль, который англичане называют в честь битвы при Азенкуре. Знаете какой он по счету? Шестой! Столетняя война давно ушла в историю, англичане воевали на одной стороне с французами в двух мировых войнах, но историческая память не исчезла. Англичане вполне толерантные к другим нациям люди, политкорректные и цивилизованные, но это не мешает им помнить, как они «вломили французам» 600 лет тому назад.

Может быть, украинцы и в самом деле самые добрые и отходчивые люди в мире и готовы будут забыть (со временем!) о войне, но мы сами, люди, ассоциирующие себя с русской нацией, не имеем права забывать о том, что натворили на этой Земле, о тех чудовищных преступлениях, которые совершались и от нашего в том числе имени.

О примирении можно было бы говорить, если бы мы вернули все завоеванные территории соседним народам, заплатили бы им репарации за все войны, которые вели на их землях, подождали бы лет сорок, в течение которых вели бы себя прилично на международном уровне, и только тогда бы начали робко заикаться о том, что пора бы нам, детям и внукам тех, кто воевал, открыть новую страницу в отношениях с соседями.

И почему-то мне кажется, что этот вариант в принципе невозможен в случае с кровавой империей, которой мы являемся последние 300 лет. Может быть, русская нация и смогла бы пройти путь покаяния, если бы она существовала на самом деле. Но где же она эта русская нация? Только в мечтах и художественных произведениях. А в реальности есть лишь дикая, безумная, жестокая орда, состоящая из разных народов, хоть и говорящая на русском, но думающая на адском языке войны, лжи, предательства, убийства и грабежа.

Нельзя вломиться в дом соседа, убить мужа, изнасиловать жену, покалечить детей и после этого сесть на порожек этого захваченного дома и как ни в чем не бывало рассуждать о «примирении».

Дмитрий Шульгин



Loading...
Loading...