"Почему россии нужен Зеленский" - Марк Гордиенко

"Почему россии нужен Зеленский" - Марк Гордиенко

Десять лет назад я прочитал шикарную книгу «Следующие 100 лет: Прогноз событий XXI века» политолога Джоджо Фримана.

Сегодня ещё раз перечитал.
Реально рекомендую, книга вышла в 2009 году.
На 90 процентов все прогнозы совпадают.
И сто процентов, если мы не дадим Зе предать Украину, после 2000 го России будет не до нас.
Сделал выдержки, почитайте...

В геополитике существует ключевой критерий, известный как «допустимая погрешность». С его помощью можно предсказать те пределы, в рамках которых у страны есть право на ошибку. Допустимая погрешность состоит из двух частей: типов опасности, угрожающей нации, и запаса силы, которой она обладает. У некоторых стран очень маленькая допустимая погрешность. Они бесконечно обдумывают каждую деталь своей внешней политики, понимая, что малейший ложный шаг приведет к катастрофе. У Израиля и Палестины допустимые погрешности минимальны, что объясняется небольшим размером их территорий и местоположением. У Исландии, напротив, практически неограниченные права на совершение ошибок. Это маленькая страна, но ее ближайшие соседи находятся очень далеко. Допустимая погрешность у США огромна. В Северной Америке США чувствуют себя в безопасности и обладают сокрушительной мощью. Поэтому США часто легкомысленно относятся к использованию своей силы в различных частях света. В этом нет ничего глупого. Просто им нет необходимости вести себя осмотрительнее. Более того, излишняя осмотрительность часто ведет к снижению эффективности. Словно банкир, готовый выдавать крайне рискованные кредиты в ожидании того, что в конечном счете он все равно преуспеет, США придерживаются политики, которую другие страны считают безрассудной. Ее результаты будут болезненными или даже разрушительными для других стран. А США будут идти вперед и процветать.

После того как СССР прекратил свое существование, на его бывшей территории появились иностранные державы, которые хотели «погреть руки» на российской экономике, что привело к хаосу и ввергло население в нищету. Одновременно они приложили все усилия к тому, чтобы включить как можно большую часть бывшего Советского Союза в собственные сферы влияния. Страны Восточной Европы были включены в состав НАТО и ЕС, а государства Балтии — пока только в НАТО. США установили тесные контакты как с Грузией на Кавказе, так и со многими азиатскими государствами, в особенности после 11 сентября, когда Россия разрешила армии США использовать эту территорию для ведения военных действий в Афганистане. Но важнее всего было то, что Украина дистанцировалась от России и вступила в союз с США, что знаменовало поворотный момент в истории России.
«Оранжевая революция» на Украине в декабре 2004 г. — январе 2005 г. означала, что система отношений, сложившихся после прекращения холодной войны, окончательно перестала действовать для России. Российские руководители видели в событиях на Украине попытку США сделать Украину членом НАТО и тем самым «подготовить почву» для будущего распада России. Откровенно говоря, в этой точке зрения есть немалая доля правды.
Если бы Западу удалось установить контроль над Украиной, Россию уже ничто не защищало бы от нападения. Южная граница Беларуси и юго-западные рубежи России стали бы открыты для удара. Кроме того, Украину и западные области Казахстана разделяет не более 600 км, и именно через этот коридор Россия всегда могла перебрасывать свои войска на Кавказ (см. карту на этой стр.). Логично было бы предположить, что, в случае вышеуказанного варианта развития событий, Россия утратила бы способность контролировать Кавказ и была бы вынуждена отступить дальше на север, уйдя из Чечни. Затем россияне стали бы покидать различные области самой Российской Федерации, а южные рубежи России стали бы крайне уязвимы. Россия продолжала бы распадаться на все более мелкие части, пока не вернулась бы к своим средневековым границам.

Такой масштаб распада России породил бы в Евразии хаос, против возникновения которого, конечно, не возражали бы США, так как, как мы уже видели, одной из целей национальной стратегии США всегда было раздробление евразийских государств, что стало бы первой линией обороны американского контроля над океанами. Поэтому у США были все основания способствовать этому процессу, а у России — ему препятствовать.
После указанных событий, которые в России были расценены как попытка Америки причинить ей еще больший ущерб, Москва вернулась к стратегии утверждения своей сферы влияния на территории бывшего СССР. Великое отступление России закончилось украинскими событиями. Сейчас можно выделить три вектора развития российского влияния: в направлении Средней Азии, в направлении Кавказа и, разумеется, на запад, в сторону стран Балтии и Восточной Европы. В течение ближайшего времени, приблизительно до 2020 г., основной задачей России будет восстановление российского государства и установление своего влияния в данном регионе.
Довольно любопытно, что эти геополитические перемены происходят одновременно с изменениями в экономике. Владимир Путин видит в России не столько промышленную державу, сколько экспортера сырья, и, в первую очередь, энергоносителей (в особенности природного газа). Проводя меры по усилению государственного надзора (фактически установлению прямого контроля) в энергетической промышленности, он вытесняет из этой отрасли иностранных игроков и ориентирует ее на экспорт, в частности, в Европу. Высокие цены на энергоносители помогли стабилизировать российскую экономику внутри страны. Но Путин не ограничится одним лишь энергетическим сектором. Он также хочет выгодно использовать российские сельскохозяйственные товары, лес, золото, бриллианты и другие природные богатства. Он превращает Россию из «нищенки» в бедную, но более производительную страну. Он также дал России инструмент для устрашения Европы — вентиль на трубопроводе с природным газом.
Стратегическая важность Украины
Россия оказывает ответное давление на каждом участке своей границы. Львиная доля ее внимания сосредоточена на Центральной Азии, где со временем она добьется успеха.
Но на Кавказе, чье значение только возрастет, ей придется сложнее. Русские не позволят какой-либо части Российской Федерации выйти из ее состава. Это может привести к конфликтам между восстанавливающей свой прежний статус Россией и США, а также другими странами данного региона, особенно в последующие 10 лет.
Но вероятнее всего, главным очагом напряженности станет западная граница России. Беларусь поддержит своего соседа. Из всех стран бывшего СССР Беларусь провела меньше всего экономических и политических реформ и больше других ратовала за создание государства, которое стало бы преемником СССР. Объединившись с Россией на тех или иных условиях, Беларусь позволит ей вернуться к бывшим советским границам.

Позиция Германии непредсказуема. Эта страна на собственном опыте узнала (с учетом ее геополитического местоположения), что упорно отстаивать свои национальные интересы бывает смертельно опасно. В 1914 и 1939 гг. она пыталась решительно действовать в ответ на геополитические угрозы, и в каждом случае ее попытки приводили к катастрофе. Урок, вынесенный немцами из этих событий, заключается в том, что Германия может заниматься военно-политическими маневрами только в составе широкой коалиции государств, иначе она подвергается огромной опасности. Атлантическая Европа видит в Германии «амортизационную подушку» между собой и Россией и едва ли посчитает любую угрозу прибалтийским государствам хоть сколько-нибудь значимой для своих интересов. Поэтому входящие в нее государства не вступят в коалицию с Германией, нужную ей для борьбы с Россией. А потому наиболее вероятен такой исход: бездействие Германии, ограниченное участие Америки и постепенное возвращение российского влияния в пограничную зону между Европой и Россией.
Но существует и другой сценарий. По этому сценарию Германия посчитает, что из-за господства России в Балтийском регионе над Польшей «сгущаются тучи». Видя в Польше необходимый элемент своей национальной безопасности, Германия станет проводить более агрессивную политику, целью которой будет защита Польши за счет защиты Прибалтики. Постепенно Германия станет основной силой в Балтийском бассейне. А поскольку Россия не оставит эту территорию просто так, между нею и немцами начнется длительная конфронтация, с борьбой за влияние в Польше и Карпатском регионе.
Германия неизбежно окажется в ситуации, когда она будет отрезана и от своего агрессивного прошлого, и от остальной Европы. В то время как другие страны Европы будут стараться свести свое участие к минимуму, Германия начнет проводить традиционную политику с позиции силы. Одновременно с этим ее фактическая, равно как и потенциальная мощь стремительно возрастет, а психология немцев изменится. Объединенная Германия в одночасье примется вновь отстаивать свои права. То, что началось с обороны, станет развиваться совершенно непредсказуемым образом.
Это не самый вероятный сценарий. Однако ситуация может вынудить Германию вернуться к своим традиционным взглядам, когда Россия будет восприниматься как основная угроза, а Польша и остальные страны Восточной Европы — как часть немецкой сферы влияния и защиты от России. Это частично зависит от того, насколько агрессивно будет продвигаться Россия, насколько упорно будут сопротивляться государства Прибалтики, на какой риск будет готова пойти Польша и в какой степени в этом будут участвовать США. И в конечном счете это зависит от внутренней политики Германии.
В своей сущности европейские страны инертны и все еще не могут оправиться после понесенных ими потерь. Но такие внешние раздражители, как исламская иммиграция или попытки России восстановить свои прежние границы, могут тем или иным образом вызвать новый всплеск активности в этой вековой «линии разлома».

Совсем иначе обстоит дело с Турцией. У этого государства не просто хорошо развитая и современная экономика, но еще и самая крупная в регионе — гораздо крупнее, чем у Ирана. Пожалуй, это единственная страна с современной экономикой во всем мусульманском мире. И, что важнее всего, она расположена между Европой, Ближним Востоком и Россией.
На пути Турции нет никаких естественных или искусственных преград — она может продвигаться в любом направлении. Большое значение имеет и то, что она не несет собой угрозы американским интересам и поэтому не испытывает постоянного давления со стороны США. Это значит, что ей не приходится тратить значительные средства на борьбу с США. Благодаря подъему экономики Турция наверняка скоро станет доминирующей силой в регионе, какой и была прежде.

В развитии действий России будет три фазы. На первой фазе Россия сосредоточится на восстановлении влияния и эффективного контроля в пределах бывшего Советского Союза, воссоздании советской системы буферов. На второй фазе Россия попытается построить второй ряд буферных зон, уже за пределами бывшего Советского Союза. Россия постарается сделать это, не провоцируя остальные государства на создание общего фронта противодействия, подобного тому, который удушил ее во время холодной войны. И на третьей фазе (которая в действительности разворачивается с самого начала описываемого трехфазного процесса) Россия попытается предотвратить формирование антироссийских коалиций.

Европейский театр — это, конечно же, зона, непосредственно прилегающая к России с запада. В этом регионе Россия граничит с тремя государствами Балтии (Эстонией, Латвией и Литвой) и двумя независимыми республиками — Беларусью и Украиной. Все эти государства были частями сначала Российской империи, а затем — Советского Союза. За ними лежит пояс бывших сателлитов СССР — Польша, Словакия, Венгрия, Румыния и Болгария. Для обеспечения основ своей национальной безопасности современной России необходимо господствовать в Беларуси и на Украине. Государства Балтии в этом смысле вторичны, но все-таки важны. Восточная Европа не имеет решающего значения до тех пор, пока Россия опирается на Карпаты на юге и имеет крупные силы на Северо-Европейской равнине. Разумеется, все это может осложниться.
Украина и Беларусь для России — всё. Если эти страны попадут в руки врага (например, вступят в НАТО), Россия окажется в смертельной опасности. От границы с Беларусью до Москвы — чуть более 300 км. От границы с Украиной до Волгограда, бывшего Сталинграда, — меньше 300 км. Россия оборонялась и от Наполеона, и от Гитлера за счет глубины своей территории. Без Беларуси и Украины эта глубина исчезает. Исчезает земля, которую можно обменивать на кровь врага. Конечно, думать, будто бы НАТО представляет угрозу для России, абсурдно. Но в России мыслят 20-летними циклами и знают, как быстро то, что кажется абсурдным, становится возможным.
В России также знают, что США и НАТО систематически расширяют сферу своей деятельности, предоставляя странам Восточной Европы и государствам Балтии членство в НАТО. И как только США начали вовлекать в НАТО Украину, Россия изменила свое отношение и к случаям американского вмешательства, и к Украине. С точки зрения России расширение НАТО за счет Украины угрожает российским интересам точно так же, как пришествие Варшавского договора в Мексику угрожало бы интересам США. Когда в 2004 г. в Украине произошло восстание прозападно настроенных украинцев («оранжевая революция») и казалось, что Украина вступит в НАТО, русские обвинили США в попытках окружить и уничтожить Россию. О чем думали американцы — вопрос открытый, но то, что Украина при вступлении в НАТО потенциально уничтожает национальную безопасность России, обсуждению не подлежит.
В России не стали проводить военную мобилизацию, ограничившись мобилизацией спецслужб, имеющих превосходные связи на Украине. Русские подорвали «оранжевую революцию», сыграв на расколе между пророссийской Восточной Украиной и проевропейской Западной Украиной. Это оказалось совсем нетрудным делом, и вскоре украинская политика зашла в тупик. Утверждение российского влияния в Киеве — всего лишь вопрос времени.
Еще проще дела обстоят в Беларуси. Как мы уже отмечали, Беларусь — наименее реформированная из бывших советских республик. Беларусь остается централизованным авторитарным государством. И того важнее: руководство Беларуси не раз оплакивало исчезновение СССР и предлагает России особый союз. Подобный союз возможен, конечно, только на российских условиях, что приводит к напряженности, однако вступление Беларуси в НАТО невозможно.
Новое поглощение Беларуси и Украины российской сферой влияния станет фактом в следующие 5 лет. Когда это произойдет, Россия вернется к границам с Европой, примерно соответствующим тем, которые существовали в период между двумя мировыми войнами. Восстановленные границы на юге будут опираться на Кавказ, защищены Украиной, а на севере — соприкасаться с Польшей и странами Балтии. Эта конфигурация заставляет задаться двумя вопросами: какая страна является самой могущественной на севере и где именно должны проходить границы. И тут настоящей точкой вспышки станут страны Балтии.

С точки зрения российской стороны, основные ворота вторжения в Россию не только широко распахнуты, но и находятся в руках стран, проявляющих подчеркнутую враждебность. Страны Балтии никогда не простят оккупации их земель бывшим СССР. Столь же ожесточены поляки, питающие глубокое недоверие к намерениям России. Теперь, став членами НАТО, эти страны образуют передовую линию. За ними лежит Германия, страна, которой русские не доверяют так же, как поляки и жители стран Балтии не доверяют России. Русские определенно впадают в паранойю, но это никоим образом не означает, что у них нет врагов или они безумны.
Главная точка любой конфронтации такова. Россия может существовать более или менее спокойно при условии, что Балтийский регион нейтрален. Но жить в условиях, когда страны Балтии являются членами НАТО и близки с американцами — это более серьезный риск, решаться на который русским не хочется. С другой стороны, американцы, прижатые к стенке в Средней Азии и вынужденные проявлять осторожность на Кавказе, не могут уйти из Балтии. Любой компромисс по трем балтийским членам НАТО ввергнет Восточную Европу в панику. Поведение восточноевропейских стран станет непредсказуемым, и у России появится возможность распространить свое влияние дальше на запад. Россия весьма заинтересована в таком развитии событий, но если американцы захотят, они смогут приложить немалую мощь и сдержать поползновения русских.
Следующим ходом России станет соглашение с Беларусью о создании интегрированной системы обороны. Беларусь и Россия связаны очень давно, так что такой союз станет естественной реставрацией прошлого. Этот союз приведет российские войска на границы государств Балтии, а также на границу с Польшей — и это разожжет полномасштабную и острую конфронтацию.
Поляки боятся русских и немцев. Зажатые между Россией и Германией, лишенные естественных рубежей обороны, поляки опасаются того, кто в данный момент сильнее. В отличие от других стран Восточной Европы, отгороженных от России по меньшей мере Карпатами и граничащих не с Россией, а с Украиной, поляки находятся на опасной Северо-Европейской равнине. Когда российские войска вернутся на восточную границу Польши в процессе конфронтации с государствами Балтии, поляки тотчас же отреагируют. Население Польши — почти 40 млн человек. Польша — немаленькая страна и, поскольку ее поддержат США, не мелкая величина.
Польша поддержит страны Балтии. Российская сторона, втянув в свой союз с Беларусью и Украину, развернет свои армии на границе с Польшей и далее на юг, вплоть до Черного моря. В этот момент Россия начнет процесс попыток нейтрализовать государства Балтии. Эти события, как я полагаю, могут произойти в середине 2-го десятилетия XXI в.
В распоряжении российской стороны будет три инструмента осуществления воздействия на государства Балтии. Во-первых, тайные операции. Россия станет финансировать и вдохновлять русские меньшинства в этих странах и любые пророссийские элементы, какие существуют там или могут быть подкуплены точно так же, как это делают США с неправительственными организациями во всем мире. Когда латыши, литовцы и эстонцы подавят подобные движения, это даст российской стороне предлог к использованию второго инструмента — экономических санкций.

Россия столкнется с группой стран, неспособных защититься собственными силами, и 1 НАТО, которая эффективна только при условии, что США готовы применить силу. Как мы уже видели, в Евразии США проводят, в сущности, одну политику — политику предотвращения установления господства любой державы над Евразией или ее частью. Если Китай ослабнет или распадется, а Европа окажется слаба и разобщена, у США появится фундаментальный интерес избежать общей войны, замкнув Россию на государствах Балтии и поляках, которые неспособны мыслить глобально.
В поддержке этих стран США используют свой традиционный метод — передачу технологий. По мере приближения 2020 г. новые военные технологии потребуют меньших по численности, но более эффективных вооруженных сил, что означает, что малые страны могут обладать непропорционально большой военной мощью, если имеют доступ к передовым технологиям. США захотят усилить мощь Польши и стран Балтии и тем самым связать Россию, что будет наилучшим способом ее сдерживания. Грузия на Кавказе представляет второстепенный очаг конфликта. Раздражая Россию, Грузия станет отвлекать силы от Европы и, таким образом, станет районом вмешательства США. Но значение будет иметь не Кавказ, а Европа.
Учитывая американскую мощь, можно предположить, что США не нанесут удара непосредственно по России и не допустят каких-либо авантюр со стороны своих союзников. Россия же, со своей стороны, скорее, захочет оказать давление на США в других точках Европы или частях света (например, попытаться дестабилизировать граничащие с Россией страны вроде Словакии и Болгарии). Конфронтация охватит всю границу между Россией и остальной Европой.
Основная стратегия России будет заключаться в попытках расколоть НАТО и изолировать Восточную Европу. Ключевую роль в этих попытках будут играть немцы, а затем — французы. Ни те ни другие не хотят новой конфронтации с Россией. Это обособившиеся страны, к тому же Германия зависит от российского природного газа. Немцы стараются уменьшить свою зависимость от российского газа и, возможно, в какой- то мере преуспеют в этом, но они все равно будут зависеть от поставок больших объемов природного газа, без которых не смогут обойтись. Поэтому русские станут убеждать немцев в том, что американцы снова используют их для сдерживания России, тогда как Россия не только не угрожает Германии, но, напротив, имеет общий с нею интерес — существование между ними стабильного, нейтрального буфера в лице независимой Польши. Российская сторона будет утверждать, что вопрос о государствах Балтии не входит в эту формулу. Единственная причина, по которой американцы могут заботиться о странах Балтии, заключается в том, что США нужны плацдармы на Балтике для развертывания агрессии против России. А та, в свою очередь, проявит готовность гарантировать странам Балтии автономию в рамках широкой конфедерации и безопасность Польши в обмен на сокращения вооружений с ее стороны и нейтралитет. Альтернативой этому будет война, которая не в интересах ни немцев, ни французов.
Доводы российской стороны, возможно, подействуют, но, как я полагаю, самым неожиданным образом. США, которые, с точки зрения европейцев, всегда проявляли чрезмерную агрессивность, будут возбуждать ненужное брожение в Восточной Европе, которая должна представлять угрозу для России. Если Германия позволит НАТО сделать это, она будет втянута в нежеланный конфликт. Поэтому я думаю, что немцы блокируют поддержку, которую НАТО попытается оказать Польше, странам Балтии и остальным странам Восточной Европы. Россия рассчитывает на то, что шок, вызванный прекращением поддержки со стороны НАТО, заставит поляков и прочих пойти на уступки. Польша, пойманная в свой исторический кошмар — быть зажатой между Россией и Германией, станет еще более зависимой от США; США же, обнаружив более дешевую возможность связать Россию, расколоть Европу посередине и, по ходу дела, ослабить ЕС, увеличат поддержку стран Восточной Европы. Примерно в 2015 г. возникнет новый блок стран, в который войдут бывшие страны-сателлиты СССР и страны Балтии. Более энергичные, чем страны Западной Европы; имеющие возможность потерять гораздо больше, чем страны Западной Европы, и пользующиеся поддержкой США, члены этого нового блока проявят удивительную активность.

На первой фазе утверждения мощи России (примерно до 2010 г.) эту страну в мире будут серьезно недооценивать, относясь к ней как к развалившемуся государству со стагнирующей экономикой и слабыми вооруженными силами. Во 2-м десятилетии XXI в., когда на границах России усилится конфронтация, а ее соседи встревожатся, великие державы по-прежнему будут относиться к России пренебрежительно.
США в особенности будут проявлять склонность сначала недооценивать, а затем переоценивать врагов. В середине 2-го десятилетия XXI в. США вновь обуяет страх перед Россией. Здесь можно наблюдать интересный процесс. США ударяются то в одну крайность, то в другую, но на самом деле, как мы уже видели, проводят весьма последовательную и рациональную внешнюю политику. В данном случае США впадут в маниакальное состояние, сосредоточатся на связывании России узлами, но станут всячески избегать прямого военного столкновения.
Очень большое значение будут иметь места, где проходят «линии разлома». Если возрождение России окажется минимальным кризисом, она будет господствовать в Средней Азии, на Кавказе и, возможно, поглотит Молдову, но не сможет сделать того же со странами Балтии или установить свое господство в какой-либо из стран, лежащих к западу от Карпат. Если же России удастся поглотить страны Балтии и обрести важных союзников на Балканах (вроде Сербии, Болгарии и Греции) или среди стран Центральной Европы (таких как Словакия), соперничество между США и Россией обострится и начнет принимать пугающие формы.

Впрочем, в конечном счете все это неважно. Пытаясь противостоять долям военной мощи США, выделенным Америкой в ответ на ходы России, российская военная мощь будет испытывать сильное напряжение. Что бы ни делала остальная Европа, Чешская Республика, Венгрия и Румыния станут упорно оказывать сопротивление любым продвижениям России и ради получения американской помощи пойдут на любую сделку, какую США ни предложат им. Таким образом, на этот раз «линия разлома» пройдет, скорее, по Карпатским горам, а не через Германию, где она проходила во время холодной войны. Основной линией противостояния станут равнины Северной Польши, но Россия не рискнет развязывать военные действия.
Причины, вызывающие эту конфронтацию (как ранее холодную войну), предрешат ее результаты, которые будут такими же, как и результаты холодной войны, но на этот раз их достижение не потребует от США значительных усилий. В прошлый раз конфронтация происходила в Центральной Европе. В будущем она будет разворачиваться намного восточнее. В прошлой конфронтации (по крайней мере, на ее начальной стадии) союзником России был Китай. На этот раз Китай будет стоять в стороне. В прошлый раз Россия полностью контролировала Кавказ, но теперь это будет не так: на Кавказе Россия столкнется с присутствием США и Турцией. Во время холодной войны у России было большое население, теперь ее население сильно уменьшилось и продолжает сокращаться. Внутренние проблемы, особенно на юге, будут отвлекать внимание России от Запада. В конце концов страна развалится и без войны (как уже разваливалась в 1917 г., и это произошло снова — в 1991 г.), а вскоре после 2020 г. рухнет военная мощь России.

Развал России в 20-х годах XXI в. вызовет хаос во всей Евразии. По мере ослабления хватки Москвы начнет раскалываться Российская Федерация. Регионы станут отделяться. Возможно, отделится даже малозаселенный Тихоокеанский регион, интересы которого в бассейне Тихого океана определенно перевесят интересы в России или связи с нею. Отделятся Чечня и другие районы, населенные мусульманами. Отделится и Карелия, имеющая тесные связи со Скандинавией. Этот развал не ограничится Россией. Развалятся и другие страны, составлявшие части бывшего Советского Союза. Бремя, которое взваливает Москва, станет невыносимым. Если развал СССР привел к установлению олигархического контроля над российской экономикой, то развал 20-х годов XXI в. выдвинет на ведущие позиции региональных лидеров.
Этот распад будет происходить в период регионализации Китая. Экономический кризис в Китае вызовет фазу регионализма в истории Китая, и в 20-х годах XXI в. этот процесс усилится. На Евразийском континенте к востоку от Карпатских гор наступит беспорядок и хаос поскольку регионы будут бороться за местные политические и экономические преимущества, а их границы станут неопределенными. Постоянно начнут образовываться неустойчивые союзы. Собственно говоря, по обе стороны китайской границы, от Казахстана до берегов Тихого океана, произойдет фрагментация, лишающая границы смысла.
С точки зрения США хаос в Евразии представляется отличным результатом. Пятый геополитический императив США заключался в том, чтобы ни одна держава не смогла господствовать над всей Евразией. Если Китай и Россия погрузятся в хаос возможность подчинения Евразии одной державе станет более отдаленной. В сущности, для того, чтобы поддерживать равновесие сил в Евразии, США даже не нужно будет вмешиваться в события. В грядущие десятилетия это равновесие установится само собою.
Евразия превратится в «рай для браконьеров». Перед странами, расположенными на периферии Евразии, откроются исключительные возможности для вторжений в чужие владения. Евразия — огромный регион, богатый ресурсами, рабочей силой, навыками и опытом. Обрушение центральной власти даст периферийным странам преимущество. Страх, необходимость и алчность — вот идеальное сочетание мотивов, побуждающих периферию к попыткам воспользоваться ситуацией и ресурсами центра.

Особенно удачное положение для этого займут три страны. Во-первых, Япония, которая сможет эксплуатировать ресурсы российского Приморья и восточной части Китая. Во-вторых, Турция, которая получит возможность для развертывания экспансии на север, на Кавказ и даже далее. И, наконец, союз восточноевропейских стран, возглавляемый Польшей и включающий государства Балтии, Венгрию и Румынию. Члены союза будут рассматривать представившуюся возможность не только восстановить свои прежние границы, но и обезопасить себя от любого русского государства, какое бы ни возникло в будущем. Важным второстепенным преимуществом этих стран станет то, что, усилившись, они обретут дополнительную защиту от своего традиционного врага на Западе — Германии. Восточноевропейские страны будут рассматривать ситуацию хаоса как возможность установить новое равновесие сил в регионе. Географически изолированная Гималаями Индия, при всех своих размерах, не сможет всерьез воспользоваться ситуацией и примет участие в данной игре.

Марк Гордиенко


Loading...