"Покаяние" - Анатолий Стреляный

"Покаяние" - Анатолий Стреляный

6 лет назад Максим Кантор, русский художник и писатель, следующим образом откликнулся на памятник Егору Гайдару:

«Главное в этом деятеле - было его непомерное брюхо; также присутствовали мясистые ляжки; обильные филейные части; поражало отсутствие шеи и лицо, напоминающее жопу… его жирное тело словно бы демонстрировало - куда именно перекочевали ресурсы страны… Народ худел, а Гайдар жирнел - пластическая идея времени была воплощена в этом двуедином процессе… И не то поражает, что держава ставит памятник тому, кто ее разваливал... В памятнике Егору Тимуровичу Гайдару - отсутствует живот… Помилуйте, главное в этом человек были именно живот и жопа! А их-то как раз и нет. Это как изваять Сталина без усов, Брежнева без бровей, а Хрущева с шевелюрой. Граждане, относитесь к нашей общей истории с уважением. Брежнев - характерен кустистыми бровями, Хрущев - лысиной и кукурузой. А в Гайдаре главное - брюхо и жопа. Историю надо знать и любить».

Похожим, видимо, будет и отклик Кантора на памятник Анатолию Чубайсу, о котором пишет: «концепция бляди Чубайса широко известна - главная беда в коммунизме и социализме, олигархия спасла страну, население должно быть благодарно, за то что его ограбили».

Происшедшее и происходящее в России Кантор связывает с происшедшим и происходящим на Западе:

«На наших глазах рушится проект объединенной Европы… Модель Просвещения в масштабах объединенной Европы оказалась нестойкой. Общее законодательство не устояло перед жаждой наживы. Социализм свергали с исключительно глупой фантазий о том, что рынок создает демократию. Это абсолютный нонсенс. Жадность убила Просвещение… Демократия оказалась связана с рынком, а рынок не знает морали… На наших глазах рушится великий проект; это не просто печально. Это очень опасно. Заменить эту модель может только фашизм… Чтобы остановить его, требуется вернуть веру в Ренессанс, в христианский гуманизм, в Канта… Просвещение убила жадность и олигархия… Если спасти проект Просвещения, дать новые силы Ренессансу - мы еще можем спасти Европу и с ней - самих себя».

Если бы господина Кантора спросили, он, по его словам, предложил бы похоронить олигархию. «Можно даже в Мавзолее. Если тесненько так положить, то места хватит. Штабелями… Жадные глупые необразованные ублюдки, которые решили, что феодализм лучше социализма».

И так далее.

Этот автор дал мне повод покаяться. Когда-то я с не меньшим накалом тоже заклеймил Гайдара, но не за то, что он «внедрил рынок и приватизацию», а за то, что сделал он это не на все 100 процентов, а, по тогдашней моей прикидке, - на 15-20. Современные образованные экономисты, социологи, историки улыбнутся, прочитав это моё покаяние, и я их пойму. А тогда… Тогда не хватило некоторых простых знаний и здравого смысла, а нетерпения было с лишком...

Кстати, для верующего и подкованного христианина нет «христианского гуманизма» и быть не может. Есть христианство и есть гуманизм. Это разные вещи. Более того, это противоположные вещи. Еще более того: гуманизм убил христианство – во всяком случае, попытался убить. Эта попытка продолжается, она почти увенчалась успехом, но жизнь, скорее всего, не пресечется.

Анатолий Стреляный


Loading...
Loading...