"Ради чего это было сделано?" - Владислав Иноземцев

"Ради чего это было сделано?" - Владислав Иноземцев

События последних дней вызвали эйфорию среди оппонентов режима: на фоне угасания политической активности в стране возникла надежда на то, что общество готово бороться с коррупцией и злоупотреблениями властью. Вернувшись в Россию и сделав всё для разрушения сонного спокойствия, А.Навальный вывел ситуацию из равновесия. Вопрос сейчас состоит в том, какой ценой и насколько надолго.
Сложно не согласиться с тем, что и задержание в Шереметьево, и выездной суд в Химках были проведены с процедурными нарушениями. Однако основное событие ещё впереди: суд 2 февраля, который почти наверняка примет решение о замене условного срока по «делу Ив Роше» на реальный. У властей сейчас есть как минимум два юридических основания для такого решения. Во-первых, сам приговор был вынесен ещё в декабре 2014 года, и с тех пор определённый им режим нарушался неоднократно, в том числе и задолго до отравления А.Навального и его госпитализации в Германии. Во-вторых, за годы своей политической активности он задерживался и помещался под административный или домашний арест более десяти раз, проведя в таком статусе почти полтора года, что обычно влекло бы отправление в колонию (условный срок в России заменяется реальным 12-15 тыс. раз в год). Сам приговор от 30 декабря 2014 года был вынесен в условиях, когда А.Навальный уже имел условный срок по «делу Кировлеса», что является для российской практики беспрецедентным. Власти в данном случае будут просто ссылаться на общий принцип неизбежности наказания за признанное судом преступным деяние, и не более того.
Скорее всего, митинги поддержки – и субботний, и назначенный на 31 января – в такой ситуации станут лишь дополнительным основанием для присуждения реального срока: терпение властей выглядит сейчас истощившимся. Ещё раз повторю: вопрос не в том, справедливы ли решения российских судов – он в том, что А.Навальный поставил на карту очень многое, почти всё.
Ради чего это было сделано? Все уже сказали, что Алексей считает себя политиком, а быть таковым в России, живя за границей, нельзя. Однако можно ли им быть, находясь в тюремной камере? На мой взгляд, ответ как минимум неочевиден. Самые известные российские заключённые – М.Ходорковский, Э.Лимонов, С.Удальцов – привлекали лишь эпизодическое внимание, пребывая в местах лишения свободы. При этом логика национального протеста довольно показательна: он часто начинается с мощной волны, но потом постепенно идёт на спад. В декабре 2011 года Болотная и Сахарова собирали более 100 тыс. человек, но на Марш миллионов 6 мая 2012-го вышли 50-60 тыс., а на митинг за свободу узников Болотной спустя год – не более 30. Похожая динамика наблюдалась и в 2017-2018 годах, когда 26 марта по призыву того же А.Навального на антикоррупционный митинг по всей стране вышло до 100 тыс. человек. Последующие мероприятия 12 июня и 7 октября собирали намного меньшее число протестующих, а «забастовка избирателей» в январе 2018 года была и вовсе малочисленной. Я пока не вижу причин полагать, что и в этом раз динамика окажется существенно иной. Власть практически наверняка пойдёт по пути возбуждения новых уголовных дел, задержания будут нарастать, и уже к осени ситуация вернётся «к норме».
Я, как говорил уже много раз, восхищаюсь смелостью А.Навального. Он уже более десяти лет находится в первых рядах оппонентов власти, что вызывает неподдельное уважение. Однако как политик он, мне кажется, в данном случае не вполне рассчитал как ответ властей, так и настроения населения. Будет жаль, если этот просчёт окажется очень дорогим как для него самого, так и для всего протестного движения, которое он в последнее время олицетворяет…


Loading...