«Романс о влюбленных»: Роман на съемочной площадке, испытание славой, «Шербурские танки»

«Романс о влюбленных»: Роман на съемочной площадке, испытание славой, «Шербурские танки»

Фильм «Романс о влюбленных», который вышел на экраны 45 лет назад, называют одной из самых лиричных и трогательных работ режиссера Андрея Кончаловского и одной из лучших ролей актрисы Елены Кореневой. На экранах они вместе с Евгением Киндиновым играли влюбленную пару, а за кадром у нее завязались романтические отношения с другим человеком. Не влюбиться было просто невозможно – на съемках царила особенная атмосфера, которая и позволила создать историю о современных Ромео и Джульетте. Впрочем, героев тоже ждали испытания, и все они были впереди…

Когда сценарист Евгений Григорьев принес на киностудию свой «Романс о влюбленных сердцах», сценарий пылился там на полках целых 2 года – никто из режиссеров не решался взяться за съемки этой странной истории, где все диалоги были в высокопарных белых стихах. Андрею Кончаловскому тоже поначалу эта затея казалась провальной. «Начало чтения оставило ощущение бреда. В самом прямом смысле слова. Но чем дальше я углублялся в сценарий, тем более он меня захватывал. Он заражал, я невольно проникался настроем вещи. А когда дошел до сцены смерти героя, не мог сдержать слез. Сценарий стал преследовать меня… Какой-то непостижимый, сказочный мир мерещился за страницами григорьевской поэмы в прозе. Страстный, неповторимый, яркий. Я уже почувствовал, что не снимать этот фильм не могу», – рассказывал режиссер. И Кончаловский решил рискнуть.


Поиски актеров на главные роли продолжались 3 месяца. В главной мужской роли Кончаловский видел статного красавца, покорителя женских сердец, и таким ему показался Владимир Конкин, которого он однажды увидел на обложке журнала «Советский экран». Актеру сценарий не понравился, к тому же он был занят в съемках другого фильма, но Кончаловский настаивал, и Конкин пообещал ему приехать после завершения работы над предыдущим фильмом. Но своего обещания актер не сдержал, и ему срочно пришлось искать замену. Тогда режиссер вспомнил об отвергнутой им кандидатуре Евгения Киндинова – он был на 10 лет старше своего героя, но в результате отлично справился с поставленной задачей.

С поисками актрисы было еще сложней. Никто из претенденток его не устраивал. Ассистентки режиссера, среди которых была и мама Елены Кореневой, сбились с ног, подыскивая все новых и новых молодых актрис. Однажды Александр Адабашьян сказал Кончаловскому, что у его ассистентки есть 2 дочери подходящего возраста, и режиссер захотел их увидеть. Когда 19-летняя Елена Коренева пришла на пробы, он понял, что наконец нашел то, что искал.


На тот момент Кончаловскому было 35 лет, он был женат на француженке Вивиан, но она жила во Франции, а он снимал фильмы на родине. О его романах на съемочных площадках ходили легенды, и Коренева об этом знала от матери. Но и она не смогла устоять перед невероятным магнетизмом его обаяния. Их роман начался еще до съемок. Позже в автобиографической книге актриса рассказывала: «На просмотрах он сажал меня рядом, и зарождающаяся во мне любовь набухала, как тесто на дрожжах, от тепла, внимания, ощущения нужности. Ему свойственно было желание научить, образовать, приобщить к культурному слою, вывести на другой уровень социальной и внутренней свободы всех, кто его окружал во время совместной работы на картине… Когда стемнело окончательно, мы уже целовались. Обвив его голову руками, я почувствовала, будто обнимаю компьютер, который вдруг начал сбоить от предложенной ему новой программы. Создавалось впечатление, что я – представитель земной цивилизации, участвую в эксперименте: некий инопланетянин, робот, титан, желает переболеть человеческими болезнями... Итак, отправляясь в Серпухов, где начинались съемки фильма «Романс о влюбленных», я имела двойную задачу —– сыграть Джульетту 70-х по имени Таня, а также справиться с ролью новой любви Андрея Кончаловского».

Во время съемок Кончаловский приехал на кинофестиваль в Москву вместе с Кореневой, представляя ее как свою спутницу. В тот же период прилетела из Франции его жена, и он рассказал ей о своем романе. Она хорошо знала мужа и не спешила с ним разводиться. Тем временем летние съемки завершились, и режиссер должен был уехать в Севастополь снимать эпизоды уже без участия Кореневой. Она рассказывала, что перед отъездом он ей сказал: «Вот и кончилось лето, мы прожили его вместе. Теперь у тебя начинаются занятия в институте, а я уезжаю на месяц снимать дальше. Ты мой любимый зайчик, я хочу, чтоб ты это знала. Я был счастлив с тобой!».

Тогда он принял решение расстаться, но их роман продолжался еще около года, они даже жили вместе. Знакомые предупреждали Кореневу о том, что у режиссера и раньше случались романы с актрисами, которые завершались одновременно с окончанием съемок. Но Елена смирилась с ситуацией, приняв как факт то, что самой большой любовью Кончаловского было кино, и она старалась и в жизни соответствовать тому образу экранной героини-нимфетки, в котором ее видел легендарный режиссер, «культивируя в себе бестелесную Музу».

Критики приняли «Романс о влюбленных» очень сдержанно – многие обвиняли режиссера в излишнем пафосе, низкопоклонстве и даже безвкусице. На Западе фильм окрестили «Шербурскими танками», намекая на сходство сюжетных линий с «Шербурскими зонтиками» – истории о влюбленных на фоне батальных сцен, да к тому же в советских реалиях. Когда Кончаловский привез фильм в Италию, Бернардо Бертолуччи обвинил его в пошлости: «Ты меня очень расстроил. Мы у себя в Италии боремся с засильем американизма, а твои герои ходят в джинсах, играют на гитарах рок-мелодии, и это ты возвел в идеал». А вот у зрителей фильм пользовался невероятной популярностью – за прокатный год его посмотрело 36,5 млн зрителей! Многие узнавали в героях самих себя. Простая история о девушке, которая не дождалась парня из армии, рассказанная сложным кинематографическим языком, да к тому же белыми стихами и под музыку Александра Градского, на самом деле оказалась понятной и близкой широкой аудитории.

На кинофестивале в Карловых Варах «Романс о влюбленных» получил первый приз. А на Елену Кореневу обрушилась невероятная популярность, которая стала для нее настоящим испытанием. Позже она говорила: «Я не сразу поняла, что слава – это вызов, который бросает общество тем, кто осмелился высунуть свою физиономию на всеобщее обозрение, и что принимать этот вызов нужно с голливудской улыбкой и в боксерских перчатках». Евгений Киндинов стал кумиром для тысяч зрительниц, письма ему приходили мешками, у служебного входа в театр дежурили девушки. Позже он признавался, что повышенное внимание, конечно, действовало на психику, но звездной болезнью он переболел очень быстро, потому что был занят во МХАТе.


Loading...