"Трансплантология. Украина. Реальность" - Кирилл Сазонов

"Трансплантология. Украина. Реальность" - Кирилл Сазонов

Если вы никогда не сталкивались с проблемами трансплантологии – вам очень повезло. В принципе, можно включить благодарность за это в свою ежедневную молитву, если вы ее практикуете. Но так повезло не всем. Для справки – Украина в этом году потратит миллиард на лечение своих граждан за границей. В основном средства пойдут именно на трансплантологию. Этих денег категорически не хватит. Но деньги сегодня – уже не главная проблема. Нашим пациентам за границей часто отказывают уже независимо от суммы. Стамбульская конвенция обязывает государства отдавать приоритет собственным гражданам. Иностранцам, остается стоять в бесконечной очереди и надеяться.

Итак, вчера была возможность обсудить проблему трансплантологии в Украине с министром охраны здоровья Степановым. Немного цифр и фактов для понимания сегодняшней ситуации. Украине нужна трансплантологическая независимость. Один из важнейших аспектов реформы – развитие отрасли внутри Украины. Спасать людей здесь – не прихоть, а необходимость. В настоящий момент текущая потребность – 5 тысяч операций в год. Реально нужно гораздо больше. Просто трезво оценивая возможности нашей медицины, сейчас многих даже не направляют. Нет шансов. В настоящий момент Беларусь уже не берет украинских детей на пересадку сердца и легких. И не только Беларусь. Индия, целый ряд других стран. Предпочтение своим гражданам – Стамбульская конвенция. А возможности хирургических команд и медицинских центров ограничены, увы.

В 2019 году Верховной Радой был принят Закон о посмертной органной трансплантологии. То есть человек с согласия родных может выступить донором после смерти мозга. Для понимания отношения украинцев к проблеме спасения чужой жизни таким образом – процент согласия родных составляет 70%! Это лучший ответ на все страшные сказки про незаконные пересадки без согласия. Кстати, врачи выступают против принципа согласия на донорство по умолчанию. Опасаются новой волны спекуляций и страшных сказок. Необходимости нет – украинцы с пониманием относятся к этому вопросу и 70% согласия говорят сами за себя. Кстати, чтобы не возвращаться к этой теме. Провести незаконную тайную операцию по трансплантации в Украине невозможно. То есть дело даже не в правоохранительной системе. Технически это настолько сложно, требует такого оборудования, количества специалистов, подготовки и времени на лечение – что даже теоретическая возможность отсутствует в принципе. Не верьте страшным заголовкам желтой прессы.

Сам по себе принятый закон стал только первым шагом. Теперь нужно принять массу нормативных актов и выстроить систему. Каждое решение на уровне Кабмина и министерства заставляет решать несколько новых вопросов. Например, сейчас проводят постановление про транспортировку. Одно постановление, да. Но к нему нужно теперь отдельно нормативные требования к боксам по транспортировке, требования к маркировке, инструкции по перевозке самолетом без просвечивания в аэропортах. Каждый шаг подразумевает массу новых документов. В МОЗе обещают закончить все в ноябре. Но «бумажная нормативка» это только одна часть проблемы. Министр настаивает на системном подходе, а не на ручном управлении. Это значит, что нужно создать единый работающий реестр доноров и пациентов. А не два реестра, которые никак не связаны, которые создали по техзаданию прошлой команды МОЗа. Там «что-то пошло не так», теперь какие-то уголовные дела, но это уже хлопоты правоохранителей, а не МОЗ. МОЗу нужно создать реестр.

Еще раз возвращаюсь для понимания – зачем нам это вообще нужно и почему это было нужно еще вчера. В настоящий момент в Беларуси шесть наших детей ждут пересадки легких, и один ждет пересадки сердца. Еще 242 в очереди. Такая же история в Индии. Транспортировать назад для пациентов приговор. Они не выдержат перелета. Каждый день украинский МОЗ связывается с иностранными коллегами, общается с послом, пишет ноты, чтобы решить вопрос. Все оплачено. Но… по закону теперь в первую очередь операции своим гражданам. И от наших отказываются независимо от суммы – такие правила. Все делают пересадки для своих – а мы просто невероятно отстали именно на уровне организации. Рекрутинговые команды по трансплантологии очень активно работают, переманивая украинских хирургов. Здесь люди получают высшее, потом еду за границу по приглашению на специализацию и остаются там работать. Это не просто деньги – для хирургу заниматься этим направлением престижно. Признак квалификации. И все эти годы мы теряли кадры – факт.

Две главных проблемы для украинских специалистов – пересадка печени и легких. В первую очередь детям. Нет опыта таких пересадок, нет трансплантологических команд по профилю. По сердцу у детей все тоже очень сложно. Людей можно и нужно готовить. Центров, которые занимаются трансплантологией с аккредитованными по международным стандартам командами должно быть как можно больше. Двенадцать державных медучреждений уже готовы работать по этому направлению, еще четыре частных хотят присоединиться. МОЗ зовет всех – чем больше, тем лучше. Потому что чем больше таких клиник, тем ниже тариф. Хотя и сейчас операции в Ураине гораздо дешевле, чем в мире. Пример – трансплантация почки в Турции для своих стоила 15 тысяч, а для иностранцев (и нас, соответственно) 67 тысяч.

Еще пару цифр для понимания ситуации. В Украине сейчас очень мало команд. По детской трансплантации – две. Оборудование тоже нужно. Например, очень дорогие «ультрачистые» боксы. Их в «Охмадете» 12, но это не много. После операции ребенок может находиться там 4 месяца. Оцените пропускную способность. А время часто – на вес золота. И, как я уже писал, золотом не всегда можно закрыть вопросы. Нужно готовить всю нормативку. Нужно готовить команды трансплатнологов. Дорогое оборудование. Нужны координаторы и единый реестр. В программе МОЗ 12 учреждению, плюс четыре хотят присоединиться. Есть врачи с опытом и врачи, готовые учиться. Есть энтузиасты, которые уже сделали очень много для решения этих проблем и им предстоит сделать еще больше. Есть понимание задач на уровне руководства украинского государства и профильного министерства. Дорогу осилит идущий. Ждем хороших новостей в октябре и ноябре – со спасенными двумя жизнями. К 2023 году министр обещает выстроить систему так, что отправлять за границу наших пациентов будет уже не нужно. Необходимые операции смогут проводить здесь.

Отдельная очень большая и интересная тема по пересадке костного мозга. Особенно важно для тех, кто прошел курсы химиотерапии. Там есть два разных варианта медицинского решения по донорству стволовых клеток, есть специалисты, наработки и своя программа развития. Тоже целый ряд моментов по присоединению к международному реестру доноров – 37 миллионов фенотипов. Тоже нужна аккредитация команд с опытом, который сейчас нарабатывают на родственном донорстве. Но это тоже целая отдельная история, потому о ней в следующий раз.

Кирилл Сазонов

Loading...