ВЯЗАНИЕ КРЮЧКОВЫМ

ВЯЗАНИЕ КРЮЧКОВЫМ

Незаслуженно малозамеченным прошло интервью «ЭП» Дмитрия Крючкова, компания «Энергосеть» которого подозревается в нанесении государству Украина ущерба как минимум в 1,4 млрд грн.

Напомним, что в 2014-2015 годах Крючков при поддержке Суркисов и Григоришина создал параллельную и очень прибыльную реальность. Его компания получила от трех государственных, но контролируемых старшими партнерами Крючкова облэнерго право требовать долги с крупных промышленных потребителей.

Этими потребителями были, в частности, заводы Фирташа и Коломойского. При этом новый «кредитор» пришел к олигархам ну просто со сказочным дисконтом, и старые акулы не смогли отказать талантливому юноше, и сразу все заплатили, хотя до этого судились по долгам с облами годами. Почему?

Повторимся – все дело в сумме. Например, при общей задолженности в 112 млн ЗТМК заплатил «Энергосети» всего 30 млн. Остаток – 82,3 млн гривен Фирташу простили. Олигархи с удовольствием шли на такое списание сотен миллионов за долю малую.

Нет, Крючков официально, конечно, заявлял, что собирается отдавать деньги облам. Когда-нибудь потом, в рассрочку к 2020 году. Но, как следовало из обнародованных в 2015 году материалов суда, никаких ежемесячных платежей не вносил. Только из одного «Запорожьеоблэнерго» так было выкачано около 350 млн грн. Но затем за Крючкова взялось НАБУ, арестовало часть его счетов, и Крючков бежал из Украины. Сначала в Россию, где ни много ни мало – получил паспорт политического беженца.

Предоставлению такой защиты способствовал российский госбанк ВТБ, представители которого являются партнерами Крючкова в другой его энергетической компании «Эксим Энергосбыт».
Крючков жил в Словакии, Австрии и Монако, в начале 2017 года Интерпол объявил его в международный розыск. В апреле прошлого года он был задержан в Германии, через месяц вышел под залог в 100 тысяч евро.

Тогда адвокат Крючкова назвал его преследование политически мотивированным, "сфабрикованным" делом, за которым стоит желание Петра Порошенко устранить Крючкова из энергетического бизнеса и «отрезать оккупированные территории на востоке Украины от поставок электроэнергии». Сам Крючков сидел тихо, о своей помощи оккупированным территориям заявлений почему-то не делал, и давать комментарии СМИ отказывался. Экстрадировать Крючкова тоже никто не спешил.

Но в конце марта произошло сразу два интересных события – 28 марта «Схемы» сделали расследование на основе слитых им неизвестным источником телефонных переговоров. Расследование о том, что за Крючковым мог стоять соратник Порошенко – Игорь Кононенко.

Причем переговоры, которые были обнародованы в «Схемах», Крючков явно записывал сам (и этим он и симпатичен Игорю Валерьевичу, который тоже так любит делать). А контент, который в итоге получили «Схемы», был согласован с Суркисами, учитывая, что в показанных диалогах их роль – сугубо номинальная, но очень удалая, как у Коломойского, отчитывающего Ткаченко («может надо были не водку пить, а работать головой», «Димулька»?). Дополняется картина последним пазлом: Крючков, до этого такой молчаливый, вдруг написал целое письмо журналистам программы. А 29 марта, в пятницу, Генпрокуратура тоже внезапно прозрела и отправила запрос на экстрадицию в Германию. Ну а день спустя, в воскресенье, был первый тур президентских выборов.

Но еще более интересное событие произошло в начале марта. Крючков сам явился в немецкую тюрьму Штадельхайм и написал заявление с просьбой экстрадировать его в Украину. Просто как в анекдоте: Штирлиц склонился над картой, его рвало на Родину.
Понятно, что возвращение в Украину с перспективой посадки было явно не инициативой Крючкова (о чем, кстати, свидетельствует крайне нервозный тон его письма «Схемам»). Решиться вернуться он мог только под очень серьезные гарантии безопасности. И таких гарантов у Крючкова было два.

Первый – это, конечно, Коломойский, что Крючков фактически подтверждает в своем интервью «ЭП», говоря, что «спрашивал мнение у Игоря Валерьевича», но «о гарантиях речь не шла». Понимаем, Дмитрий. Вам было просто интересно мнение Игоря Валерьевича как правоведа.

Но одного только «мнения» Коломойского достаточно сейчас, после выборов. А до первого тура это было хорошо, но мало. И вторым гарантом выступил партнер Игоря Валерьевича – Юрий Луценко. Который, как когда-то Литвин, исправно подносил снаряды. Правда, не к тем пушкам, к которым его поставили. Зер гуд, Вольдемар, как говорил в подобной ситуации Кучма.

Две спецоперации по влиянию на результат президентских выборов в Украине Коломойский провел лично с генпрокурором – возвращение блудного Крючкова и подозрения Гонтаревой+. Причём если на слив информации по первому кейсу клюнули «Схемы», то по второму пришлось использовать уже изрядно потрепанный и уставший официальный орган Игоря Валерьевича – Сашу Дубинского.

Обращает внимание, с какой бережностью относится Игорь Валерьевич к своей немецкой посылке в Украину. Крючкова сразу по прилету взяла на обслуживание юрфирма Equity Грановского, который и раньше симпатизировал Игорю Валерьевичу, а после второго тура президентских выборов так вообще принялся лайкать посты Разумкова и интервью Зеленского. Игорь Валерьевич абсолютно не зря (как правовед правоведу) рекомендовал Крючкову ехать. Все произошло, как договорились. НАБУ задержало, суд отпустил. Адвокаты Equity оказались настолько добры, что внесли залог в 7 млн грн. Из собственных средств.

Вот тут интересно, зачем Коломойскому Крючков после слива предвыборного компромата? И нужен ли? Полагаем, что на Крючкова большие планы. Корбан уже не тот. Нету огня в глазах, да и обиду, похоже, затаил. У Портнова своя игра, хоть и партнер.

Богданом все дырки не заткнешь, да и чересчур академичен для брутальных мероприятий. А вот талантливый мистер Крючков, когда-то пытавшийся отжать Ровенскую АЭС – самое то.

Также занятно, что в своем интервью Крючков принялся озвучивать тезисы нового темника Коломойского: о том, что рынок электроэнергии запускать не надо. И в то же время «Роттердам+» (который перестает работать после запуска рынка) надо отменить, как преступную схему. Собственно, когда «Роттердам+» ругает такой человек, как Крючков, это автоматически снимает все юридические вопросы к формуле. Так вот, и рынок – плохо, и Роттердам плохо, а хорошо ручное регулирование. К нему мы готовы, а к рынку нет.

Использование Крючкова в качестве спикера войны с Роттердамом и спойлера запуска рынка электроэнергии похоже на еще один пробный шар Коломойского. У которого короткая скамейка запасных и большой дефицит экспертов. Фактически по «Роттердам+» отрабатывал только Герус, а против рынка уже отказывается выступать и он. Оно и понятно: чтобы занять пост в вертикали Зеленского Герусу нужна поддержка, или, как минимум, нейтралитет, Запада, а любой человек, выступающий против рынка для Запада – либо опасный идиот, либо вор. Либо, как это часто бывает в Украине – гармоничное сочетание этих ипостасей.

Ну, и, наконец, в интервью Крючков заявил о претензиях на приватизацию стратегического актива – «Центрэнерго» в качестве обладателя крупнейшего пакета долгов госкомпании и имея «колоссальные дополнительные бонусы в виде комитета кредиторов и возможности влияния на арбитражного управляющего и комитет кредиторов». Конечно, у самого Крючкова 6 млрд грн на приватизацию нет, но есть «коллеги и партнеры, у которых личное состояние с девятью нулями и впереди не единица, и к которым можно обратиться».

Даже не знаем, про кого это он? Может про того самого, которому Приватбанк «должен» 2 млрд долларов, как это признала сегодня Зе-команда устами г-жи Страховой? Орнамент, которым украсила Страхова свой спич – про взаимозачет и якобы признание Коломойским части своих кредитов и т.д, никого не должен вводить в заблуждение. Это просто орнамент. А суть – это принятие представителем новой команды ключевого для Коломойского пункта – наличия долга перед ним. А дальше уже будут просто юридические детали.

Ну в случае получения этих 2 млрд (как говорил Коломойский, можно даже ОВГЗ) он легко отлистает 200 млн своему новому фронтмену на покупку Центрэнерго.

Страсти


Loading...
Loading...