«Я пришел застолбить Жеглова»

«Я пришел застолбить Жеглова»

Премьера на телевидении состоялась 29 марта 1979 г. Она была приурочена ко Дню милиции и совпала с Днем рожденья режиссера – Станислава Говорухина. Во время съемок происходило немало курьезов и забавных случаев.

Фильм «Место встречи изменить нельзя» поставлен по роману братьев Аркадия и Георгия Вайнеров «Эра милосердия». Вскоре после того, как авторы подарили Владимиру Высоцкому один из первых экземпляров книги, он пришел к ним со словами: «Я пришел застолбить Жеглова». Вайнеры удивились: «Что значит застолбить?». Высоцкий ответил: «Это будет фильм. Наверное, большой. И это моя роль. Никто вам так не сыграет Жеглова, как я…». И оказался абсолютно прав!

Ради Высоцкого Вайнеры даже согласились на изменение облика главного героя: в романе Жеглов был 25-летним высоким и плечистым красавцем. Режиссер Станислав Говорухин вспоминал: «Володю я мог бы утвердить и без проб, потому что для меня, как и для всех нас, было ясно, что эту роль должен играть только он. Но это происходило в те времена, когда он еще ни разу не появлялся на телеэкране, а тут – такая одиозная фигура – в пятисерийном фильме! Поэтому я сделал на эту роль несколько проб других актеров, которые заведомо не могли тягаться с Высоцким. И когда показывал руководству пробы, я показал и эти пробы, которые были, конечно, гораздо хуже проб Высоцкого. Начальство это очень убедило».

Предполагалось, что в каждой серии главный герой будет петь. Но исполнение собственных песен привело к тому, что образ Жеглова затмевал сам Высоцкий. Поэтому Говорухин отказался от этой идеи, что привело к обидам и ссорам. Перед самым началом съемок Высоцкий вообще хотел отказаться – ему разрешили выезды за границу, и он собрался путешествовать с Влади. Режиссер убедил его не бросать работу над ролью, весь процесс съемок подстраивали под него, ожидая его возвращения в страну.

«По поводу картины «Место встречи изменить нельзя» я не буду давать интервью. И не потому, что мне нечего сказать... Этот фильм мы делали с друзьями, кланом. Я получил удовольствие от работы, не то чтобы удовольствие, а купался в некоторых моментах роли. И больше ничего не скажу», – говорил Высоцкий.

Нешуточная борьба развернулась за роль Шарапова: пробы проходили А. Абдулов, С. Никоненко, Е. Леонов-Гладышев, Ю. Шлыков и даже С. Садальский. Братья Вайнеры планировали пригласить Е. Герасимова, но тот был занят в другом фильме. Когда на роль Шарапова утвердили В. Конкина, писатели были очень недовольны.

На главную женскую роль – сержанта Синичкину – пробовались 12 актрис. Высоцкий уговаривал режиссера отдать эту роль Марине Влади. Но худсовет был категорически против – подругу борца с бандитами должна была сыграть настоящая советская гражданка с безупречной репутацией, а не иностранка.

Ларису Удовиченко пригласили на роль Вари, но она хотела сыграть Маньку Облигацию. И оказалась настолько убедительна в этом образе, что после выхода фильма ей стали писать из тюрем: «Не горюй! Выйду – моей будешь!», а один из заключенных после освобождения даже приехал к ней домой. Актриса утвеждает, что ставшая крылатой фраза «Облигация или Аблигация?» вырвалась у нее нечаянно, так как она действительно не знала, как пишется это слово.

Для Станислава Садальского роль карманника Кирпича стала одной из первых и принесла всесоюзную известность. Постоянные шутки Высоцкого и Садальского заставляли Конкина чувствовать себя неуютно – ему казалось, что его недолюбливают (его кандидатура на роль Шарапова была навязана Центральным телевидением).

Высоцкий и Куравлев в фильме должны были быть заядлыми бильярдистами, но ни тот, ни другой вообще не умели играть. В кадре кий в руках за них держал мастер спорта СССР, одессит Владимир Иванов.

Несмотря на всенародную любовь, фильм не получил никаких призов. Только Высоцкому была присуждена Государственная премия СССР, да и то посмертно. 
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/290316/28976/

Loading...