"Парадокс: Украина за реформы, МВФ против" - Слава Рабинович

"Парадокс: Украина за реформы, МВФ против" - Слава Рабинович

В ноябре 2014 года, выступая в программе «Шустер-лайв» в Киеве, я высказался за то, чтобы больше высококлассных иностранных специалистов привлекались к работе в правительстве Украины.

Я изучал «Laffer curve» в 1995 году на кафедре макроэкономики в школе бизнеса Нью-Йоркского университета (в том самом, где учился Алан Гринспен и преподают Нуриэль Рубини и Асват Дамодаран). Артур Лаффер является одним из ключевых архитекторов экономического процветания при Рональде Рейгане и Маргарет Тэтчер. 16 сентября 2015 года было объявлено, что он назначен советником Министерства финансов Украины.

Вскоре после этого группа экономистов из Парламентского комитета по налогам Верховной Рады Украины написала свой проект налоговой реформы: НДС сократить с 18-20% до 15%, корпоративный налог с 25% до 15%, единый соцвзнос понизить с 43% до 20%, и подоходный налог сделать с плоской шкалой в 15% (сейчас 17%).

Такая налоговая реформа действительно способна провести значительную детенизацию украинской экономики. Я в этом уверен. Кроме того, она будет способствовать развороту украинской экономики от падения к росту.

Но, как и все сокращения налоговых ставок, она несет риск недопоступления доходов в бюджет в том случае, если детенизация пойдет не в должной мере.

МВФ, которого больше всего интересует соблюдение дефицита бюджета в стране-реципиенте, выступает категорически против.

Вот и получается парадокс: Украина хочет провести самую радикальную и революционную налоговую реформу в своей истории, а МВФ, который кричал до этого «реформ, реформ, мне мало реформ!!!» – против!

Когда-то в такой же ситуации была и Грузия. Когда она сокращала у себя налоги, МВФ тоже грозил разрывом сотрудничества, но Саакашвили настоял на своем и доходы бюджета, наоборот, выросли, при меньших ставках. И тогда МВФ вернулся в страну!

Видимо, такой же экзамен предстоит пройти и Украине: через возможную ссору с МВФ сделать свою налоговую реформу. То есть получается парадокс: не при поддержке, а вопреки! Ну, в этом частном случае.

Посмотрим, как украинцы справятся с этим экзаменом, но, в целом, ситуация в Украине сейчас следующая.

Экономика, по некоторым признакам из множества, возможно достигла дна хотя бы в сравнительных показателях.

Снизилась, до менее 1% в месяц, инфляция, и 5 месяцев подряд стабилизирован курс гривны. В сентябре на 25 тысяч человек увеличилась занятость. Это признак небольшой, но, все-таки, характерный, того, что чудовищный пост-революционный и военный экономический спад достиг дна, и в экономике начинается какое-то оживление.

Три банка, по итогам сентября, сообщили, что у них наблюдается положительный приток вкладов; у остальных отток все еще есть, но он замедлился.

Правда, все еще падают производство и экспорт, так что в абсолютных показателях говорить о достижении дна украинской экономикой рано.

Именно поэтому я считаю, что сейчас ей нужен, просто необходим укол-допинг, в положительном смысле, такой вот «shot in the arm», согласно теории и практики «Laffer curve». В этом я на 100% согласен с данной группой экономистов из Парламентского комитета по налогам Верховной Рады Украины.

Экономике страны необходимы взаимодействующие между собой кирпичики – это и стимул собственников к обновлению и усовершенствованию производственных мощностей, и стимул инвесторов к инвестициям и инвестиционным процессам, и желание населения иметь дополнительную работу и дополнительный зароботок. Для этого нужно просто снизить налоги и сделать их максимально плоскими и минимально прогрессивными. Нужно уменьшить налоги на доходы, на предпринимательство, на заработную плату и на дивиденды. «Кривая Лаффера» наглядно показывает, что при сокращении ставок сама база налогооблажения, в конечном счете, увеличивается (больше качественной и инновационной продукции – больше продаж – больше выручки – больше прибыли – больше налогов). Высокие налоги, наоборот, снижают базу налогооблажения и доходы государственного бюджета.

Российская Федерация, среди многих прочих «грехов» в экономике и политическом устройстве, имеет одну из самых высоких и репрессивных налоговых ставок в мире, если оставить подоходный налог физических лиц в стороне, в качестве положительного исключения. Налоги для компаний, складывающиеся из множества компонентов, чудовищны и превышают худшие примеры Латинской Америки. Такая ситуация напоминает наихудшие экономики Африки.

Украина имеет шанс вырваться из той же орбиты. Прямо сейчас.

Изъятие у налогоплательщика значительной суммы доходов является пределом, за которым ликвидируются стимулы к предпринимательской инициативе и расширению производства. Образуются целые группы налогоплательщиков, занятых поиском методов ухода от налогообложения и стремящихся концентрировать финансовые ресурсы в теневом секторе экономики. Однозначного ответа, какое значение эффективной ставки является критическим, не существует. Если исходить из концепции Лаффера, изъятие у производителей более 35-40 процентов добавленной стоимости провоцирует невыгодность инвестиций в целях расширенного воспроизводства, что равносильно попаданию в порочный круг – так называемую «налоговую ловушку», когда повышение налоговой нагрузки только лишь уменьшает налогооблагаемую базу и, как результат, поступление налогов в бюджет страны. Для развивающихся стран – таких, как Украина (и Россия, конечно, тоже) – эффективная налоговая ставка должна быть еще ниже, намного ниже, чем в развитых странах, так как инвесторы и собственники требуют большей доходности из-за больших рисков, при одновременно относительно более высокой средневзвешенной стоимости капитала («Weighted Average Cost of Capital», или «WACC»). Высокий показатель WACC и так «съедает» часть прибыли. Это тоже должно компенсироваться более низкой ставкой налогов.

Сам Артур Лаффер признавал, что его идея присутствует уже у Кейнса, и даже у средневекового (XIV век) арабского ученого Ибн Хальдуна. Но, тем не менее, этот термин «Laffer curve», т.е. «Кривая Лаффера», был придуман американским журналистом и политическим экономистом Джудом Ванниски, который популяризировал этот термин среди американских и мировых экономических тренд-сеттеров 70-х и 80-х годов прошлого века, побывав на одной интересной встрече.

Встреча проходила как-то днем, в 1974 году, между сотрудниками президентской администрации Джеральда Форда – Диком Чейни и Дональдом Рамсфельдом – с Артуром Лаффером, на которой Лаффер нарисовал свою знаменитую кривую прямо на бумажной салфетке, для того, чтобы наглядно показать, что он имеет ввиду.

После бума т.н. «Рейганомики» и последовавшего долгосрочного оживления американской экономики, администрация Буша-старшего продолжила этот налоговый курс.

Между 1979 и 2002 г.г. более 40 стран мира, включая Великобританию, Бельгию, Данию, Финляндию, Францию, Германию, Норвегию и Швецию, снизили верхнюю планку налогов. Почему они это сделали? Возможно, они были под влиянием и впечатлением от нового экономического анализа и сопутствующих наглядных доказательств из США. Да, именно от наглядных доказательств: политические власти во многих странах видели, что другие национальные правительства ряда стран получают разумно-средние налоги от их быстрорастущих экономик, посредством более низкого налогооблажения, по сравнению с попытками стричь высокие налоги со стагнирующей экономики.

Есть и другие примеры. В 1997 году японское правительство, для того, чтобы сбалансировать бюджет, повысило налог с продаж, но получило обратный эффект: налоговые поступления упали на 4 с половиной триллиона йен, потому что упал потребительский спрос. В 1996 году у Японии был экономический рост в 3 процента годового увеличения ВВП, но после повышения налогов экономика Японии сразу скатилась в рецессию.

Россия, конечно же, убьет свою экономику и на этом фронте.

А Украина, надеюсь, сделает наоборот.

Slava Rabinovich


Loading...
Loading...