УКРАИНСКИЙ ОЛИГАРХ ЖДЁТ СВОЕГО ЧАСА

УКРАИНСКИЙ ОЛИГАРХ ЖДЁТ СВОЕГО ЧАСА

Международной репутации Украины не позавидуешь: Несмотря на годы строгой бюджетной дисциплины, несмотря на три года роста экономики, который сейчас составляет около трёх процентов и реформы, которые привели к уменьшению уровня коррупции, составлявшей 6 процентов ВВП, а также предотвращение дальнейшего продвижения России в восточную Украину в том числе благодаря укреплению вооружённых сил страны, многие всё ещё представляют Украину в качестве недееспособного государства, в котором хозяйничает небольшая группа клептократов-олигархов.

На самом же деле, картина реальности гораздо сложнее и борьба за будущее Украины слишком важна, чтобы принимать на веру такое упрощённое понимание.

Конечно, Украина имеет неординарное количество миллиардеров, а толстосумы контролируют большую часть богатства страны, чем их коллеги в западных странах. Некоторые из них обогатились в беспорядочно-агрессивной атмосфере посткоммунистической приватизации, когда бывшие спекулянты, комсомольские функционеры и бандиты приобретали огромные состояния. Но в течение трёх десятилетий независимости Украины, в стране также имели место такие явления, как рост индивидуальной предпринимательской деятельности, умный менеджмент и инновационные достижения.

Когда люди используют термин "олигарх" в контексте Украины, они имеют в виду всё вышеперечисленное - как в позитивном, так и в негативном смысле. Нужно отметить, что украинские олигархи (даже плохие) фундаментально отличаются от своих российских коллег. В России, все олигархи подчиняются Путину (особенно после его расправы с опальным олигархом Михаилом Ходорковским, угодившим в тюрьму на более чем десятилетие).

В отличие от России, где олигархи вынуждены повиноваться Путину и его элите, состоящей из силовиков, в Украине олигархи влиятельны, но ведут себя независимо, нередко даже конкурируя друг с другом по поводу тарифов, субсидий, налоговых льгот и т.д. К счастью, такая конкуренция, в сочетании с сильным гражданским обществом, дала возможность Украине сохранить высокую степень плюрализма в стране.

Естественно, Россия иногда пытается нарушить этот хрупкий баланс, продвигая свои экономические интересы в Украине и соблазняя украинских миллиардеров коррупционными сделками. А иногда, как это было с бывшим президентом Виктором Януковичем (сейчас находящимся в изгнании под покровительством России), бывают и попытки подорвать этот баланс путём концентрации огромного богатства и власти в одних руках.

Нынешний президент Петр Порошенко пришёл к власти в 2014 году с 54 процентами голосов в первом туре голосования. Это произошло после национальной трагедии, случившейся после падения коррумпированного режима Януковича. Придя к власти, новому президенту пришлось столкнуться с диспропорционально большим влиянием большого бизнеса и олигархов в стране, в частности, их контролем над значительным числом законодателей, а также медиа холдингов. Телевизионные станции, находящиеся во владении богатейших украинцев, ежедневно достигают примерно 60 процентов зрительской аудитории в праймтайм и оказывают большое влияние на аудиторию через новостные сайты.

Сначала, Порошенко нуждался в помощи этих олигархов в деле стабилизации Украины, которая столкнулась с аннексией Крыма, насилием, поощряемым Россией и российской военной оккупацией некоторых частей восточной и южной Украины. На начальной стадии конфликта, Порошенко был вынужден опираться на патриотизм некоторых олигархов в деле стабилизации тех регионов, в которых Россия использовала подрывные методы в качестве подготовки к открытым военным операциям. Одним из таких олигархов был Игорь Коломойский, влиятельный толстосум с бизнес-интересами в банковской сфере, добыче цветных металлов, и конечно же, в СМИ.

Постепенно, Порошенко начал воссоздавать военную мощь Украины. Именно тогда, иногда по собственной инициативе, иногда после настойчивых увещеваний Запада, он начал делать шаги в сторону ограничения влияния олигархов. Сначала это были довольно нерешительные шаги, которые вызывали недовольство нетерпеливого гражданского общества, желавшего наступления на всех олигархов сразу. Но делать это в условиях российской агрессии, при огромном медийном и парламентском влиянии олигархов было бы политическим самоубийством. Это погубило бы попытки достижения электоральной поддержки для осуществления реформ, которых требовал Запад. Поэтому, Порошенко действовал неспеша.

В первую очередь он занялся бизнес-интересами газовых олигархов. Вместе с премьер-министром Арсением Яценюком он осуществил реформу в области ценообразования и "развязал руки" инновационной группе молодых менеджеров во главе с Андреем Коболевым, которая должна была "вывести на чистую воду" НафтоГаз, нефтегазовую монополию, которая ежегодно пожирала 3 миллиарда долларов государственного бюджета.

Эта реформа была направлена против ссыльного олигарха Дмитрия Фирташа, который сейчас живет в Вене и борется против экстрадиции в США, где против него выдвинуты обвинения, не связанные с Украиной. В связи с этим, телевизионный холдинг Фирташа Inter занял враждебную позицию по отношению к Порошенко.

Второй "мишенью" Порошенко стал Игорь Коломойский. Сначала, правительство Порошенко не без успеха попыталось уменьшить влияние Коломойского в УкрНафте, государственной компании по добыче нефти и газа, которая годами не платила налоги государству. Поздно ночью 25 марта 2015 г. Коломойский был вызван в кабинет президента Порошенко и смещён с поста губернатора Днепропетровской области. Это произошло в условиях ужесточения борьбы с ним за влияние внутри компании. Несколько дней спустя, его партнёр по бизнесу Игорь Палица был снят с поста губернатора Одесской области, занимающей шестое место по численности населения.

Затем, в 2016 г. Порошенко санкционировал национализацию ПриватБанка после того, как в результате аудита были обнаружены сомнительные ссуды, предоставленные подставной компании, связанной с Коломойским и его партнёром Геннадием Боголюбовым

В ходе последующей проверки, проводившейся группой Kroll, Национальный банк Украины заявил, что "ПриватБанк подвергся масштабному и скоординированному мошенничеству на протяжении более 10 лет до декабря 2016 г. в результате чего банк понёс потери в размере не менее 5,5 миллиардов долларов." 95 процентов ссуд были предоставлены лицам, связанным с бывшими акционерами и их представителями.

Наступление на интересы Коломойского было сопряжено с риском. В качестве губернатора, олигарх действительно помог делу стабилизации густонаселенной Днепропетровской области в восточной Украине. Медиа-империя Коломойского включала самый популярный в Украине телеканал. Начав натиск на владельца крупнейшего банка страны, которым пользовалась половина украинских бизнесов для ведения кредитных и финансовых расчётов, Порошенко рисковал подорвать работу всей финансовой системы Украины. Тем не менее, он пошёл на этот риск.

Коломойский всегда имел репутацию жёсткого человека, который не лезет в карман за словом. Он любит судебные тяжбы, он умный политический тактик. Он также один из основных доноров, дающих деньги на еврейские религиозные и культурные нужды. Коломойский тесно связан с любавическим раввинатом. Его имидж всегда зижделся на показной самоуверенности. Коломойский любит говорить на фене и гордится кличкой "Беня", которую носил бандитский персонаж в "Одесских рассказах" Исаака Бабеля.

Неделю спустя после своего увольнения с поста губернатора, стало ясно, что Коломойский оправдает свою бойцовскую репутацию. Его медиа-холдинг начал атаку на правительство и президента. Но самое главное, он и его бизнес-партнер, комик Владимир Зеленский, начали планировать телевизионный сериал, который задумывался как инструмент наступления на политический истеблишмент.

Спустя восемь месяцев после упомянутого увольнения, Зеленский появился на телеканале 1 + 1 в комедийном телесериале в качестве Василия Голобородько, рядового учителя истории, которого выбрали президентом после популярного видео, в котором этот персонаж критиковал украинскую власть. (Первый сезон телесериала теперь можно посмотреть и в США на платформе Netflix). Телесериал "задел за живое" и даже стал основанием для создания новой политической партии, которая помогла Зеленскому начать президентскую кампанию.

После того, как правительство заморозило активы олигарха и начала судебные тяжбы для возвращения украденных им у банков денег, Коломойский перестал приезжать в Украину. Но его влияние в стране, через своих надежных советников, консультирующих Зеленского, остаётся довольно сильным. Всего лишь год назад, Коломойский представил Зеленского своим друзьям во время своего дня рождения в качестве "нашего президента". В этом году, на вечеринке в Тель-Авиве в честь дня рождения Коломойского царило воодушевление по поводу предвыборной поддержки Зеленского.

Результаты опросов общественного мнения в марте показывают, что Зеленский на первом месте с 30 процентами голосов накануне выборов 31 марта. Он опередил президента Порошенко, у которого 17 процентов и оставил позади бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко, у которой 13 процентов. СМИ, подконтрольные Коломойскому, воздерживаются от критики Тимошенко. Важно и то, что в случае второго тура, Зеленский, судя по всему, победит обоих своих конкурентов. Он особенно популярен у молодёжи, которая видит в нём борца против коррупции, несмотря на его связи с Коломойским. Тем не менее, трёхнедельный перерыв между первым и вторым туром - вполне достаточное время для того, чтобы у избирателей поменялись настроения.

Если вас пугает мысль, что в период частичной российской оккупации страной будет руководить неопытный новичок, связанный с олигархом, то для этого есть все веские основания. Конечно, это лишь в том случае, если вы не Путин, который наверняка рад тому, что ему придётся иметь дело с человеком, который никогда не занимался политикой, никогда не руководил бизнесом, никогда не был офицером в армии, никогда не был менеджером и ни разу не высказал ни одну мысль о геополитике.

К сожалению, сейчас это реальная перспектива, как и то, что политическая месть одного из влиятельнейших украинских олигархов может оказаться успешной.

Перевод статьи Адриана Каратницкого (Adrian Karatnycky) , опубликованной в журнале The American Interest


Sabirjan Badretdinov


Loading...
Loading...