Беларусь вступает в новую эру, но какой она будет?

Беларусь вступает в новую эру, но какой она будет?

Эксперты сравнивают ситуацию в Беларуси с революциями 1989 года, которые свергли коммунистические режимы Европы

Для президента Беларуси Александра Лукашенко, человека, который потратил четверть века на создание политического бренда, основанного на стабильности, нет никаких сомнений в том, что события, разворачивающиеся в Минске, навсегда изменят политику в Беларуси и позиции ее давнего лидера.

Пока не ясно, принесет ли новая политическая эра, которая последует за протестами, быстрые перемены и появление нового правительства или же обернется затяжными и кровавыми репрессивными мерами.

«Это страна, практически объединилась в негодовании», - заявил Найджел Гоулд-Дэвис, бывший посол Великобритании в Беларуси, ныне работающий в Международном институте стратегических исследований. Он сравнил ситуацию с революциями 1989 года, которые свергли коммунистические режимы по всей Европе.

На протяжении многих лет Лукашенко предлагал своему народу нечто вроде советской системы, в которой преимущество отдавалось тракторному производству и урожайности зерновых, а не инновациям и политическим свободам, а главной частью его политического предложения всегда была политическая и экономическая стабильность.

Лукашенко попытался вновь гнуть эту линию в преддверии президентских выборов в воскресенье, 9 августа, изобразив Беларусь как остров стабильности в мире, окутанном экономическими кризисами, политическими волнениями и пандемией коронавируса.

Масштабы недовольства в последние дни показывают, что для многих белорусов это послание больше не имеет смысла. Для того чтобы добиться своей якобы сокрушительной победы, Лукашенко потребовалось то, что выглядит как одна из самых наглых фальсификаций голосов в новейшей европейской истории.

Белорусские власти думали, что смогут спокойно оставить в бюллетене имя Светланы Тихановской, жены одного из арестованных в последние месяцы оппозиционных кандидатов, чтобы обеспечить видимость демократической конкуренции. Вместо этого Тихановская стала грозным оппонентом, называя себя не лидером, а символом и обещая быстрые новые выборы, если она придет к власти.

«Такого рода "несчастный случай" может произойти в стареющих автократиях. Они пытаются устранить возможных конкурентов, но смотрят на похожие на себя элиты и фигуры», - говорит Екатерина Шульман, российский политолог аналитического центра Chatham House.

Контраст между этими двумя видениями Беларуси был заметен во время предвыборных выступлений. Разгневанный Лукашенко, ругающий собравшихся в зале мрачнолицых функционеров, находился в резком контрасте с оживленными митингами Тихановской. Она привлекла многотысячные толпы даже в маленьких городах, где люди пели «Перемен требуют наши сердца», песню советской рок-группы «Кино» 1987 года, ставшую саундтреком для предыдущего поколения людей, требовавших нового вида политики.

«Основным политическим требованием является не замена мужчины женщиной, или пожилого правителя молодым, а создание иного типа политической коммуникации и иного вида общения между народом и властью. И эту разницу можно очень хорошо уловить, если послушать выступления президента и лидера оппозиции», - сказал Шульман.

Бесстыдство фальсификации результатов воскресного голосования может привести к обратным результатам. Если бы, согласно официальным результатам, Лукашенко победил бы, набрав 55% голосов, в сочетании с заявлением о том, что он прислушался к народу и вступит в новую, примирительную эру, он мог бы ограничить гнев обычной политически активной демографией.

Сейчас, похоже, гнев охватил многих людей, которые никогда раньше не протестовали. Не помогли бы и комментарии Лукашенко о том, что за протестами стояли «овцы, которыми манипулировали из-за рубежа».

«Из бутылки вышел джинн, и он не вернется обратно», - сказал Гулд-Дэвис.

Роль России в том, что будет происходить дальше, может оказаться ключевой. Россия и Беларусь теоретически входят в состав «союзного государства», хотя ни один из государственных институтов так и не появился на свет, а Лукашенко опасался, что его страну сожрет более крупный сосед.

Отношения с Москвой в этом году еще более ухудшились, кульминацией чего стал причудливый арест в конце прошлого месяца 33 российских наемников, обвиняемых в заговоре с целью устроить революцию в стране. Среди большого количества журналистов, арестованных и избитых милицией в воскресенье вечером, было несколько корреспондентов российских государственных СМИ.

В случае если ослабленный Лукашенко выживет, Россия может увидеть возможность усилить контроль над своим меньшим соседом. Президент Владимир Путин не захочет, чтобы еще один лидер соседнего государства пал жертвой уличных протестов, или чтобы еще один частичный союзник решительно отвернулся в сторону Европы.

Внутри Беларуси предстоящие дни станут испытанием как для решимости протестующих, так и лояльности построенных Лукашенко репрессивных структур. С учетом распространения протеста по всем уголкам страны, хватит ли ему омоновцев? Станут ли более распрострененными  отдельные сообщения о том, что некоторые милиционеры опускают свои щиты в малых городах? И насколько Лукашенко может рассчитывать на то, что военные, которые ранее не использовались для внутренних репрессий, будут выполнять его приказы?

«Он зависит от собственной вооруженной бюрократии. Сейчас они сталкиваются с дилеммой: нужно ли им вкладывать значительные средства в сохранение старого лидера у власти, или он стал обузой, и поэтому им лучше, в своих интересах, избавиться от него», - говорит Шульман.

Loading...