"Безумие самоуничтожения" - Аркадий Бабченко

"Безумие самоуничтожения" - Аркадий Бабченко

Мову на хлеб не намажешь, какая разница и главное, чтоб улицы были заасфальтированы.
Что-то соскучился я по таким статьям.
"Такая маленькая страна, как Эстония, не может подражать большим бывшим колониальным странам, и наш долг – обеспечить эстонцам эстоноязычную учебную среду, пишет в Postimees предприниматель и мать Трийн Терамяэ.
Гуру интеграции гордо говорят о «европейских ценностях». В Европе было бы неслыханно, если спустя менее ста лет с преступлений Гитлера, кто-то попытался интегрировать евреев и немцев в одну культурную идентичность, в какой-то искусственно сконструированную смешанную нацию, где и те и другие теряют свою культурную идентичность. В Эстонии же именно такая кафкианская идеология является правящей, причем даже к сомнению в разумности такой идеологии не относятся особенно терпимо.
В 1934 году Эстония была одной из самых гомогенных стран в Европе (92% жителей составляли эстонцы) в нынешних границах страны (Департамент статистики, «Численность населения 1881-2000», с.8). Сейчас, после десятилетий промывки мозгов Советским Союзом, когда все связанное с этническим происхождением клеймилось как постыдное, в свободном эстонском национальном государстве больше не различают по национальности. И все же, по статистике 2019 года, носителем эстонского языка как родного отметили себя 890 000 человек, а русского (вместе с другими восточнославянскими языками, такими как украинский) – 400 000. Доля русскоязычных, по данным МВД за 2020 год, быстро растет – только за последние три года в Эстонии было привезено русскоязычных жителей столько, сколько хватило бы на город вроде Раквере
Я прочитала бесчисленные научные исследования об интеграции, ходила на конференции и обменивалась мыслями с экспертами, чиновниками и политиками. Никто не сумел мне ответить на вопрос, где в мире удалось интегрировать такое количество представителей большой нации в одну крошечную нацию. Многие упоминают канадскую модель. В Канаде интегрируются представители крупных европейских колонизаторских наций, англичане и французы, зато коренные народы живут в резервации, в последнем месте, где еще могут существовать язык и культура коренных народов. В месте, где колонистам нечего делать (sic!). Упомяну лишь, что представителей коренных народов Канады, у которых есть право сохранять свою культуру в резервациях, насчитывается 1,6 млн, т.е. наполовину больше, чем эстонцев.
По мнению ученых, возможно интегрировать 5% населения, при оптимистическом подходе – 10%. Большой народ с долей в 30% интегрировать невозможно без того, чтобы наша культурная идентичность небольшого финно-угорского народа не стала бы более похожей на русскую. Веками на эстонских территориях жило менее 5% русских. Балтийских немцев, которые оказали столь большое влияние на нашу культурную идентичность, на наших территориях жило всего 5% от населения. Причем тогда никто не занимался искусственной принудительной сегрегацией. Школы существовали по отдельности.
В нашей стране никогда не жило столько представителей одной большой нации, которой было бы свыше 30% населения. Если так будет продолжаться, русская культурная идентичность прекрасно сохранится на бескрайних просторах к востоку от Эстонии, а эстонская сохранится лишь в душах умерших борцов за свободу и разочаровавшихся зарубежных эстонцев.
Мы - не большая колониальная страна. Крайне близоруко и неадекватно брать пример с многомиллионных больших европейских колониальных стран, таких как Франция, Италия, Германия и т.д., которые интегрируют максимум пару процентов от своего населения. В колониальных странах зачастую интегрируются выходцы из бывших колоний этой страны, например, ливийцы в Италии или марокканцы во Франции и т.д. Представителям народа, которых ранее колонизировали и которые теперь приехали на бывшую родину за лучшей жизнью, наверное, действительно некрасиво говорить, что у нас есть право жить отдельно! Эстония же – не колониальная страна, а один из мелких коренных народов Европы. Эстонцы пережили ужасный геноцид и столетиями подвергались притеснению и колонизации.
Морально недопустимо навязывать эстонцам принудительную интеграцию в ситуации, когда наше быстро уменьшающееся коренное население и культурная идентичность нуждается в защите, как были защищены коренные народы Австралии, США и многих других стран. Правда, у нас национальное государство, но уже несколько лет власть в стране и столице находятся в руках партии, которая не скрывает, что они скорее стоят за интересы бывшего колонизаторского большого народа, чем за интересы коренного народа Эстонии.
Таким образом, учитывая крошечное число эстонцев и большую долю одной крупной нации, мы находимся в той же ситуации, что коренные народы мира, а не как многомиллионные европейские колониальные страны со своей мультикультурностью, с которых в Эстонии ошибочно и крайне близоруко берут пример.
Европейские страны с большой долей мультикультурных инородных общин, такие как Швейцария и Швеция, где все же доля инородцев от населения значительно меньше, чем в Эстонии, представляют собой общества с очень сильным национальным самосознанием, где гордятся своей национальностью. В крошечном эстонском обществе взывает беспокойство большое количество всевозможных лидеров общественного мнения и идеологов, которые неустанно рассказывают, как все то, что связано со своими корнями, плохо, постыдно и даже является «националистическим», если не сказать хуже. Всем известно, что стало с нашими родственными, немногочисленными финно-угорскими народами.
Более того, в отличие от европейских культурных наций эстонцы не могут и все больше не хотят насаждать эстонский язык на своей родине. Среди тех, кто в тренде, набирает обороты прискорбная политическая идеология «терпимости», как будто то, что у нас в столице доминирует общий язык стран СНГ, есть нечто «мультикультурное» и «европейское». В Европе нет ни одной столицы (кроме Риги), которая столь терпимо относилась бы к превращению своего общественного пространства в иноязычное, как это происходит сейчас в нашей столице – единственной столице мира, где у эстонских детей была бы возможность учиться в эстоноязычном языковом пространстве.
Государство тратит миллионы на обучение эстонскому языку, но все же предлагает все услуги и на русском и позволяет русскоязычным жить с комфортом, ни слова не говоря по-эстонски! Представляет ли кто-нибудь, чтобы немцы сами массово говорили с турками в Германии на турецком? В Эстонии же вызывает беспокойство то множество эстонцев, которое считает «толерантным» общение с русскими на русском языке, а массовая учеба на русском – так и вовсе новый тренд!
С терпимостью это не имеет ничего общего – скорее, это комплекс неполноценности малого народа, пережиток советского менталитета, где все, что было связано с придаванием ценности своей культурной идентичности, клеймилось как «гражданский элемент».
Уже сейчас в эстонской столице почти невозможно найти кружок, ясли или детсадовскую группу, где ребенку не пришлось бы расти в отчасти русскоязычной языковой среде. Люди, занимающиеся педагогикой с маленькими детьми, называют это «обогащающим» и приучающим детей к «терпимости».
Каждый интеллигентный человек понимает разницу между владением иностранным языком и языковой средой, в которой ребенок вынужден находиться. Точно так же в любой демократической стране у родителей есть право выбирать, каким иностранным языкам учить своего ребенка: не может быть так, что эстонские ясли автоматически означают, что в 90% случаев эстонский ребенок вынужден учиться частично в русскоязычной среде, поскольку русскоязычные дети, естественно, говорят между собой на своем родном языке, как и русские родители со своими детьми. Возможность выбора для русского языка в Таллинне состоит в том, что ребенок сидит дома.
По вышеназванным причинам так называемая единая эстонская школа – это вызывающий беспокойство опасный эксперимент с эстонскими детьми. Все народы равны и согласно международному праву каждый народ имеет право отличаться, считать себя отличающимся от других и быть уважаемым за это. Как у норвежского, итальянского, русского и всех остальных народов и коренных национальностей мира есть у себя на родине школы, в которых дети могут расти в своей национальной культуре вместе с детьми того же культурного происхождения и говорящими между собой на родном языке, так это является и неотъемлемым правом человека для эстонских детей.
Эстонские школы должны сохраниться, чтобы эстонским детям было гарантировано конституционное право на эстонскую школу таким образом, как это гарантировано другим коренным народам мира, которым грозит исчезновение Школы, в которой эстонские дети могут расти в своей культурной идентичности. У эстонских детей должно оставаться их право человека на эстонскую школу и эстонское культурное пространство, поскольку это единственное, что гарантирует сохранение эстонскости.
Эстонские дети – это не орудие интеграционной политики! У эстонских детей была эстоноязычная школа, где эстоноязычная среда царила даже в духовно слепое время советской оккупации. Неприемлемо, что в восстановившей независимость Эстонской Республике эстонские дети все больше должны расти среди государственного языка Российской Федерации. Под слишком сильным русским влиянием угаснет уникальная культурная идентичность нашего коренного народа. Она превратится в полурусскую и полусоветскую. Расизм в отношении мелких народов и культурного богатства - а на самом деле, уничтожение наследия всего человечества путем уничтожения и реконструкции идентичности одной уникальной коренной культуры - недопустим!
Не секрет, что эстонские территории для властителей России всегда представляли стратегический интерес и, без сомнения, представляют и сейчас. Также интерес восточного соседа состоит в том, чтобы ослабить местную культурную идентичность и увеличить долю и значение русского языка. Заполнение коридоров эстонских школ русским языком – и, увы, тем самым зачастую и русской ментальностью – явно нечто такое, чему диктатор империи, начинающейся в паре сотен километров отсюда, только радуется. Танков и не надо – эстонское государство само достигнет целей восточного соседа с помощью своей идеологии принудительной интеграции и растворения собственно эстонской культурной идентичности.
Подходит крайний срок, чтобы прекратить это безумие самоуничтожения. Эстонские дети имеют право расти эстонцами, балтийскими финнами, северными европейцами".

Loading...