БУДУТ БАБКИ, БУДУТ И ПОСАДКИ

БУДУТ БАБКИ, БУДУТ И ПОСАДКИ

Артем Сытник всегда презирал процессуальное право и руководствовался антикоррупционным чутьем. Тут уж ничего не поделаешь. Как писал Марк Твен, старую собаку не научишь новым фокусам. Даже если учитель – сам глава Офиса президента. Дело по «Роттердам+» валится в судах еще на стадии расследования. Соломенский суд отказался арестовывать еще одного чиновника НКРЭКУ Бутковского. Киевский апелляционный суд снял арест с компьютеров, которые изъяли в НКРЭКУ еще в 2017 году. И ЦПК Шабунина дает горестные комментарии в стиле «гипс снимают, клиент уезжает».

ЦПК бы вместо этих волнений попросить Сытника подучить УПК, не фальсифицировать дела и не отдыхать за счет криминальных авторитетов Акименко и Чебы («близких» экс-министра внутренних дел Виталия Захарченко) в охотничьем хозяйстве «Полесское-Сарны». Но пренебрежение процессуальными нормами – фирменный стиль НАБУ при Сытнике. И этому стилю ведомство аккуратно следует даже в таком железобетонном, на первый взгляд, деле, как получение 480 тысяч долларов другом, соратником и решалой Луценко Юрием Грымчаком.

Казалось бы, все убедительно для будущего суда. Есть факт, есть купюры, есть видео задержания. Но один нюанс. Процессуальный надзор по делу осуществляет не САП, а Управление спецрасследований ГПУ, занимающееся убийствами на Майдане. И получение взятки Грымчаком в 2019 году вписывают в дело об избиении журналистки Черновол, открытое в 2014 году. И поэтому и квалифицируют эпизод не как взятку, полученную госчиновником, а как мошенничество.

Делается это потому, что ГПУ не может открывать новые производства, только дорасследовать имеющиеся.

То есть, нам предлагается следующая картина: мошенник Грымчак получил взятку в 2019 году за содействие застройщика, и это как-то связано с избиением Черновол в 2014 году. Какие у такого дела могут быть перспективы в суде, если оно изначально фальсифицируется? Тут все основания открывать производство по факту сговора Сытника и Горбатюка.

Горбатюка Сытник выбрал, потому что не доверял главе САП Холодницкому, обязанному Луценко сохранением кресла после скандала с рыбками. Горбатюк же Луценко ненавидит. А затеяна эта история была затем, чтобы получить рычаг влияния на ГПУ в деле самого Сытника об отдыхе в Ровенской области. Фигурирующая в деле Грымчака заместитель Луценко Стрижевская, которую прослушивало НАБУ – является руководителем прокурора, который поддерживает админпротокол по Сытнику.

Так что всю эту комбинацию Сытник реализовал не для того, чтобы побороться со взяточником Грымчаком, который явно старался не для себя, а для друга-генпрокурора. А чтобы иметь козырь против ГПУ в своем деле.

Ведь взять Луценко за коррупцию можно было бы гораздо проще. Например, открыв производства по его бизнесу. Да, у генпрокурора есть бизнес. И какой. Бизнес настоящего патриота, беззаветно любящего свою страну – бизнес по вывозу в Европу, Корею и Израиль эшелонов ценной древесины под видом дров.

Именно этим занимаются семейные компании Луценко - «Веар», «Грандвуд групп», «Нир тун», «Компания Тимбер трейд», причем три последние контролируются непосредственно сыном Генпрокурора.

Кстати, это ведь и вас касается, Артем Сергеевич. Семейство вырубает как раз в том числе и в вашей любимой Ровенской области. Поработают ударными темпами еще с годик, и на месте охотничьего хозяйства, где вам так нравится бесплатно отдыхать, будет сплошная пустыня.

Не нравится лесная тема – расследуйте сотрудничество Юрия Витальевича с королем одесской контрабанды Вадимом Альпериным. Дело которого Луценко похоронил, забрав у НАБУ и передав Нацполиции. Теперь Вадим, наконец, вернет свои арестованные 20 миллионов долларов. Узнайте, сколько уже вернул Юрий Витальевич, с вашими возможностями это не сложно.

Не хотите? Есть совсем простой вариант. Психическое состояние генпрокурора Украины сейчас настолько нестабильно, что он сам дает признательные показания в интервью. Вот, например, в последнем интервью «Цензору» он открытым текстом говорит о том, что из Офиса президента, который не имеет и не может иметь никакого отношения к деятельности Генпрокуратуры, ему поступали звонки с требованиями активизировать расследования по Порошенко и его окружению. И даже указывает период, когда эти звонки поступали.

«Из офиса президента Зеленского вам предлагали какие-то дела инспирировать или расследовать?», - спрашивают журналисты.

«Конечно, со мной вели разговоры об определенных резонансных делах в промежутке между президентскими и парламентскими выборами. Ответ мой был очень прост. - Вы будете возбуждать дело против коррумпированного окружения Порошенко? - Да. - Будете выписывать подозрения? - Да. - А накладывать аресты? - Да. - Когда? - Когда будут доказательства», - рассказал Луценко.

Это очень ценные свидетельства. Понятно, что звонить генпрокурору «из Офиса президента» может только один человек – Андрей Богдан. Адвокат Коломойского и самое влиятельное сегодня лицо в стране. Таким образом, Луценко подтвердил нашу информацию о том, что Богдан лично звонит Сытнику и Холодницкому и осуществляет на них давление по делам, которые ведут их ведомства.
Так что, уважаемый директор НАБУ, тут как раз ваша подследственность. Коррупция в высших эшелонах власти. Чиновник Богдан вмешивается в работу правоохранительных органов через их руководителей.

Один из которых публично признал, что готов выполнять противоправные требования главы ОПУ.

Но не все, и тут интересный нюанс. Луценко говорит, что «не видит» в «400-м» деле Порошенко. Подразумевая, что «видит» его окружение – например, Гонтареву. Полагаем, что речь здесь не о преданности, а о традиционной игре Луценко сразу на несколько фронтов и желании прикрыть себя, как бы ни развернулись события в будущем.

Генпрокурор сливает окружение Порошенко (кроме Ложкина, имеющего свои отношения с новой властью), но при этом имитирует защиту самого Порошенко.
Это – запасной аэродром Юрия Витальевича, который он пытается заложить даже в нынешнем психически нестабильном состоянии. Глядя на то, как разворачиваются события в стране, и понимая, что через год Зе может превратиться в Фу, а Порошенко опять окажется на коне. Тогда можно будет предъявить свою преданность. А пока идут последние недели на должности, нужно обилечивать все, что движется. Потому что в политику вернуться, как хотел Юрий Витальевич еще в начале года – не получится из-за запредельной токсичности. Предателей нигде не любят.

Вот примерно по каким направлениям Сытник мог бы побороться с коррупцией Луценко, но вместо этого занимается грымчаками. Потому что выступить прямо против Луценко – это все равно что против Коломойского. А Артем против работодателей никогда не выступал.

Страсти


Loading...
Loading...