Бывший солдат, враг Кремля

Бывший солдат, враг Кремля

Даже до своей впечатляюще инсценированной смерти Аркадий Бабченко был широко известным врагом Кремля.

В 1995 году студент второго курса юридического факультета был призван в армию. Его отправили в Чечню через год после того, как Борис Ельцин начал войну против чеченских повстанцев. Спустя полгода подготовки на Урале Бабченко оказался на передовой вместе с другими 15,000 призывниками.

То, что он там увидел – смерть, опасность, полнейшее безразличие российской армии к судьбе молодых солдат – сильно на него повлияло. Бабченко выжил, вернулся на юрфак и закончил его с дипломом бакалавра.

В 1999 году, когда Владимир Путин начал вторую чеченскую кампанию, Бабченко отправился на войну по контракту. «Я не могу сказать, почему я снова туда поехал. Я не знаю. Просто не мог не поехать. Меня туда сильно тянуло», - позже написал он.

Он воевал шесть месяцев. По возвращении в Москву он написал статью о своих переживаниях, в итоге получив работу в одной из московских газет. Позже он стал писать для «Новой газеты», главной оппозиционной газеты России, в которой также работала бесстрашная Анна Политковская. Ее убили в 2006 году.

Бабченко написал известное произведение о конфликте в Чечне, «Алхан-Юрт». Это, по сути, мемуары с многочисленными описаниями обстрелов, голода и мешков для трупов, накапливавшихся на обочине взлетно-посадочной полосы военного аэродрома.

Он написал о своей книге: «Я не мог больше носить войну внутри себя. Мне нужно было откровенно высказаться, выдавить войну из своего организма. Я писал машинально – по дороге на работу в метро, во время своих журналистских заданий, дома по ночам – и некоторые из историй почти сами себя написали».

Критика, которой Бабченко подвергает Кремль и его войны в Грузии и Украине, превратила его в очевидную мишень. Он не принял аннексию Крыма в 2014 году, из-за чего оказался в конфликте с большинством простых россиян и государственными телеканалами, которые изображали ее патриотическим триумфом.

Бабченко начал переживать за свою безопасность. В итоге, он вместе со своей семьей переехал в Киев и начал работать на телеканале крымского ТВ. Ему казалось, что здесь он будет в большей безопасности.

Как оказалось, он ошибался. Решение Бабченко инсценировать свою смерть по рекомендации украинских спецслужб, вероятно, повысит его непопулярность в России, а также вызовет недовольство среди его друзей и сторонников.

История его воскрешения чем-то напоминает мрачные комиксы про заказные убийства, только вот история Бабченко, несмотря на свой сюрреализм и абсурдность, – не развлекательное чтиво: ему на самом деле пришлось бежать из России, а в Украине раскрывать заговор с целью убийства. Вопрос заключается в том, был ли у украинских властей менее провокационный способ достичь желаемой цели? И не наделали ли они больше вреда, чем добра?

Нет сомнений в том, что «защиту Бабченко» теперь еще много лет будут использовать в Москве, реагируя на вопросы или даже на фотографии разных связанных с Россией чудовищных преступлений.

Конечно, то, что Кремль может использовать что-то себе на пользу, вряд ли может быть причиной для отмены операции, которая потенциально может спасти жизнь. Но даже если предположить, что у СБУ были идеальные причины для этих мер по введению противника в заблуждение, вопросы о том, как была проведена операция, остаются. Была ли крайняя необходимость в объявлении о его смерти?

Теперь все будет зависеть от веских доказательств российского заговора, которые сможет представить Украина. Если у Киева есть «железное» доказательство, что предполагаемый убийца получал приказы из Москвы, то весь этот эпизод можно будет назвать рискованным и успешным, хотя и противоречивым.

Если нет, многие, вероятно, согласятся с главой организации «Репортеры без границ» Кристофом Делуаром: «Печально, что украинская полиция манипулировала правдой, какими бы ни были ее мотивы… чтобы провернуть этот трюк», - сказал он.



Loading...
Loading...