"И только поев, он понял…" - Михаил Жванецкий

"И только поев, он понял…" - Михаил Жванецкий

И только поев, он понял:
1) Ничего нет лучше ночью, открыв бычки в томате, закусывать их репчатым лучком и думать, думать о плохом, потом уснуть глубоко удовлетворённым.
2) А рыбка сайра в банке ночью в мае, с зелёным чесночком, когда хлеб чёрный, а верха деревьев золотые. И сверху день, а снизу ночь. И думать о плохом так радостно и так тревожно, что лучше есть не просыпаясь, не прерывая ни сон, ни пищу.
Целую твою утреннюю свежесть.
А ночью.
Окорок тамбовский – не просыпаясь, не нарезая.
Вам снится, что вы в замке среди поклонниц. Она танцует на столе, а вы грызёте кость свиньи и жирным ртом и жирными руками – о свой камзол. О, ужас! Вы – король. Бокал вина и кость, и дама.
Постойте, дайте разобраться, что за чем. Если проснусь, то не доем, не доцелую и попаду из Франции в Москву и в пробки.
Чёрт! Кто-то будет – пёс не к месту.
Ура! Я не проснулся. Вдвоём грызём в Париже кость из Подмосковья.
Опять одно из двух: доесть или проснуться? Жадность или любопытство?
Ну, проснусь – и что там будет? Дым, копоть и все новости плохие, буквально все. Хорошими считается отсутствие плохих.
- Ну, как дела?
- Нормально.
- Нормально – это значит хорошо?!
- Нет, хорошо – есть ненормально.
Пока нормально.
Ну, проснусь, ну не доем, не долюблю.
Проснусь зачем?
Взял во сне ещё снотворного и продолжал с восторгом: замок-кости-дама-корсет-чулки-кальсоны-ремни-шпага-башмаки.
Грызу. Опять кто-то присоединился. Грызём вдвоём, вином из кубка запиваем. Грубо, сильно, много, без электричества.
Все новости хорошие: убили, отравили, крестьяне взбунтовались, предал дядя, откололся брат, восстало графство.
Кто-то плохо отозвался о моём правлении. Казнил.
Нормально всё. Нормально – это значит хорошо.
И пишут обо мне поэты, и демократией не пахнет, и я силён и молод, так как жил недолго.
И милостив.
Чёрт, проснулся, вспомнил, где я, бросился к лекарствам – пусто.
Господи! Чем снять, как растянуть Твой промежуток между успехом и тревогой?
И только поев, он понял…

Михаил Жванецкий


Loading...
Loading...