"ЛЕДОКОЛ" - Виктор Суворов

"ЛЕДОКОЛ" - Виктор Суворов

Глава 9

Зачем Сталин разделил Польшу

Эстонский крестьянин Москвин высказал мысль: «Не хочет ли Германия договором с Советским Союзом развязать себе руки для войны с Польшей?»
Из донесения Главного управления пограничных войск НКВД о настроениях населения прибалтийских стран и пограничных районов Финляндии в связи с заключением договора о ненападении между СССР и Германией (Пограничные войска СССР. 1939–1941. Сборник документов и материалов. М.: Наука, 1970. С. 41).

1
22 июня 1941 года Германия внезапно и вероломно напала на Советский Союз. Это исторический факт. Однако это очень странный факт. До Второй мировой войны Германия не имела общих границ с Советским Союзом и потому не могла напасть, тем более — напасть внезапно.
Германия и Советский Союз были разделены сплошным барьером нейтральных государств. Чтобы советско-германская война могла состояться, необходимо было создать соответствующие условия: сокрушить барьер нейтральных государств и установить общие советско-германские границы.
Каждый, кого интересуют события 22 июня 1941 года, прежде чем проклинать Гитлера и обвинять его в вероломстве, обязан хотя бы самому себе дать честный ответ на два вопроса:
1. Кто сокрушил разделительный барьер нейтральных государств между Германией и Советским Союзом?
2. Зачем это было сделано?

2
Барьер между Германией и СССР был двойным и лишь в одном месте — одинарным. Польша — единственная страна, которая имела границу и с Советским Союзом, и с Германией. Через Польшу — самый короткий, самый прямой, самый удобный путь из СССР в Германию. Польша — самая тонкая часть разделительной стены. Потенциальный агрессор, который желал, чтобы советско-германская война состоялась, должен был пытаться прорубить коридор именно здесь.
И наоборот, та страна, которая советско-германской войны не желала, должна была всей мощью своих вооруженных сил, всей своей государственной мудростью, всей силой своего международного авторитета не допустить своего противника на польскую территорию, в крайнем случае — начать войну против него еще в Польше, не допуская к своим границам.
Представьте себе, что рядом с вами, за стенкой, живет людоед, который громогласно объявил о своем намерении вас сожрать. Убедившись в том, что вы совершенно четко уяснили его людоедские намерения, он начал ломать разделяющую вас стену. Какова будет ваша реакция? Представьте себе, что людоед, ломая стену, столкнулся с определенными трудностями и просит вас помочь ему в его трудном деле. Без вашей помощи он просто не сможет сделать пролом в стене, а, следовательно, не сможет вас сожрать. Как вы будете реагировать на такие предложения?
Гитлер объявил о своих намерениях совершенно открыто. Сталин его публично называл людоедом. Но Гитлер не мог напасть на Сталина, так как у Германии и СССР не было общих границ. Гитлер обратился к Сталину с предложением совместными усилиями сделать пролом в разделявшей их стене. Сталин с восторгом принял это предложение и с огромным энтузиазмом ломал польскую стену, прорубая коридор навстречу Гитлеру.
Мотивы Гитлера понятны.
А чем объяснить действия товарища Сталина?

3
Серьезные историки придумали объяснения действиям Советского Союза.
Объяснение первое: растерзав и утопив в крови Польшу, мы переместили наши границы на запад, то есть укрепили нашу безопасность.
Странное объяснение. Советские границы действительно были отодвинуты на 200–300 километров на запад, но при этом и Германия продвинулась на 300–400 километров на восток. От этого безопасность Советского Союза не повысилась. Наоборот, она понизилась. Но кроме этого возник совершенно новый фактор: общая советско-германская граница. И как следствие этого — возможность войны между Германией и Советским Союзом, в том числе и внезапной.
Объяснение второе: ударив топором в спину Польше в момент ее отчаянной борьбы против нацистов, мы якобы пытались оттянуть момент начала советско-германской войны.
Это объяснение для дебилов. Пока существовала Польша, нападение Германии на Советский Союз, тем более внезапное, было невозможно. После уничтожения Польши нападение, в том числе и внезапное, стало возможным. То есть уничтожение Польши не оттягивало момент начала войны между Советским Союзом и Германией, а приближало.
Объяснение третье: Франция и Великобритания не хотели заключать с нами договор, поэтому…
Какая чепуха! Почему Франция и Великобритания должны защищать Советский Союз, если Советский Союз провозгласил своей целью свержение демократии повсеместно, в том числе во Франции и Великобритании? Кроме того, Великобритании и Франции было безразлично, пойдет Гитлер на Восток или нет. Им это было даже выгодно: пусть Гитлер идет на Восток и там воюет.
А вот Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Финляндии и Румынии было совсем не безразлично, что затевает Гитлер. Если Гитлер повернет на восток, эти страны станут первыми жертвами. Поэтому Польша, Эстония, Литва, Латвия, Финляндия и Румыния были естественными союзниками СССР. С ними нужно было искать союза против Гитлера. Но Сталин такого союза не искал, а в случаях, когда подобные договоры существовали, Советский Союз не выполнял своих союзнических обязательств. Сталин мог бы оставаться нейтральным, но он вместо этого бил топором в спину тех, кто воевал против гитлеровцев.
Подобных объяснений действий Сталина серьезные историки придумали много. Но каждое из этих объяснений имеет два серьезных недостатка:
• оно придумано задним числом;
• оно полностью игнорирует позицию советских руководителей, хотя эта позиция изложена более четко и понятно, чем позиция Гитлера в его сочинениях и речах.

3
Сокрушив Польшу, Гитлер проломал коридор в разделительной стене. Теперь у него появилась общая граница с Советским Союзом протяженностью 570 километров. Гитлер посчитал это достаточным и занялся своими западноевропейскими, африканскими, средиземноморскими и атлантическими проблемами.
Что должен был делать Сталин, имея перед собой пролом шириной 570 км и некоторое время в резерве? Правильно: он должен был спешно укреплять оборону именно на этом участке. Вдоль старых границ существовала мощная линия укрепленных районов. Ее нужно было срочно развивать и совершенствовать. Кроме нее создавать вторую линию обороны, третью, пятую. Нужно было срочно минировать дороги, мосты, поля, рыть противотанковые рвы и прикрывать их противотанковой артиллерией.
Несколько позже, в 1943 году на Курской дуге, Красная Армия готовилась к отражению наступления противника. За короткий срок на огромном фронте советские войска создали шесть непрерывных полос обороны протяженностью в сотни километров каждая. Полосы располагались одна за другой, общая глубина обороны составляла 250–300 километров. Каждый километр был перенасыщен окопами, траншеями, ходами сообщения, укрытиями, огневыми позициями. Средняя плотность минирования была доведена до 7 тысяч противотанковых и противопехотных мин на километр фронта обороны, а плотность противотанковых орудий доведена до чудовищного уровня в 41 орудие на каждый километр, не считая полевой и зенитной артиллерии и врытых в землю танков. Так в чистом поле в очень короткое время была создана поистине непреодолимая оборона.
В 1939 году на только что образовавшейся советско-германской границе условия для организации обороны были гораздо более удобными: леса, реки, болота, мало дорог и много времени. Советские войска могли создать здесь мощный оборонительный рубеж, благо пролом был неширок.
Но в этот момент Советский Союз прекратил производство противотанковых и зенитных пушек. Вместо того чтобы сделать местность непроходимой, ее срочно делали более доступной. Тут строились дороги и мосты, железнодорожная сеть расширялась, усиливалась и совершенствовалась, а существовавшие укрепления разрушались и засыпались землей. Один из участников тех событий, профессор, полковник ГРУ Илья Григорьевич Старинов довольно откровенно описывает это так:

"Глупое создавалось положение. Когда мы соприкасались со слабыми армиями относительно небольших государств, наши границы действительно были на замке. А когда нашим соседом стала фашистская Германия, инженерные оборонительные сооружения вдоль прежней границы оказались заброшенными и частично даже демонтированными" (Старинов И.Г. Мины ждут своего часа. М.: Воениздат, 1964. С. 176).

Инженерное управление Красной Армии направило заявку на 120 000 железнодорожных мин замедленного действия. Этого количества вполне бы хватило для того, чтобы в случае вторжения германской армии парализовать все железнодорожное сообщение в ее тылах, от которого она полностью зависела. Но вместо заказанного количества было получено… 120 мин (Там же. С. 186).
Между тем мина — самое простое, самое дешевое и очень эффективное оружие. Производство мин в Советском Союзе было огромным, но после того, как была установлена общая граница с Германией, их производство было свернуто.

4
Чем в те грозные годы занимался товарищ Сталин кроме разрушения своей собственной обороны?
Он занимался разрушением барьера нейтральных государств. Гитлеру одного пролома в стене между Германией и СССР было достаточно. Сталину — нет.
Гитлер (с помощью Сталина) уничтожил государственную власть только в одном из государств разделительного барьера — в Польше.
Сталин (без посторонней помощи) сделал это в трех государствах (Эстония, Латвия, Литва), пытался сделать это в четвертой стране (Финляндия) и активно готовился сделать это в пятой стране (Румыния), предварительно оторвав от нее огромный кусок территории.
Гитлер стремился сделать только один пролом в стене, Сталин — сокрушить всю стену. И Сталин своего добился. Всего через десять месяцев после подписания Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом усилиями Сталина разделительный барьер между этими государствами был полностью сокрушен от Ледовитого океана до Черного моря. Нейтральных государств между Сталиным и Гитлером больше не осталось, и тем самым условия для нападения были значительно улучшены.
Все западные соседи Сталина за это короткое время стали его жертвами. Кроме стран, имевших границу с Советским Союзом, в рабство к Сталину попала и Литва, которая вообще границ с Советским Союзом ранее не имела. Появление летом 1940 года советских дивизий, корпусов и армий в Литве означало, что они вышли к границам Восточной Пруссии. Тут уж никак нельзя сказать, что людоед Гитлер рубил коридоры на восток, а глупый Сталин ему помогал. Нет, Сталин сам рубил коридоры на запад без посторонней помощи.
Серьезные историки пытались придумать ответ на вопрос, зачем Сталин помогал Гитлеру рубить относительно узкий коридор через Польшу, но убедительного ответа не нашли. Более неудобный вопрос о том, зачем Сталин сокрушил весь барьер нейтральных государств к западу от СССР, они предпочитают не поднимать. Не будем и мы ломать голову. Слово Сталину. Он ответил на этот вопрос четко и ясно:

"История говорит, что когда какое-либо государство хочет воевать с другим государством, даже не соседним, то оно начинает искать границы, через которые оно могло бы добраться до границ государства, на которое оно хочет напасть" (Правда. 5 марта 1936 г.).

Возникает законный вопрос: собиралась ли Красная Армия остановиться на достигнутых рубежах? Ответ дал Народный комиссар обороны СССР Маршала Советского Союза Тимошенко:

"В Литве, Латвии, Эстонии уничтожена ненавистная для трудящихся власть помещиков и капиталистов. Советский Союз значительно вырос и продвинул свои границы на запад. Капиталистическому миру пришлось потесниться и уступить. Но не нам — бойцам Красной Армии зазнаваться и успокаиваться на достигнутом!" (Приказ Народного комиссара обороны № 400 от 7 ноября 1940 г.).

Это не речь политика и не сообщение журналиста. Это — боевой приказ для Красной Армии. Но западнее советских границ — только Германия или союзные ей страны. Не успокаиваться на достигнутом? Продвигать дальше границы на запад? За счет Германии? Но с ней же подписан договор о дружбе и границе!

Глава 10
Сталинский капкан

В связи с этим договором получалось, что войну начинает Гитлер. Это нам было выгодно с точки зрения и военной, и моральной. Такими действиями он вызовет на войну против себя Францию и Англию, выступив непосредственно против Польши. Мы же останемся нейтральными.
Никита Хрущев. Огонек. 1989. № 30. С. 10.

1
Со стороны кажется, что Польшу поделили поровну: половина страны — Гитлеру, половина — Сталину. Однако уже через неделю после подписания пакта Молотова-Риббентропа Сталин сыграл с Гитлером первую злую шутку. Гитлер начал войну против Польши, а Сталин объявил, что его войска к войне еще не готовы. Он мог бы сказать об этом Риббентропу перед подписанием договора, но Сталин этого не сделал. Гитлер начал войну и оказался в одиночестве.
Вот и первый результат для Гитлера: он, и только он оказался виновником начала Второй мировой войны.
Начав войну против Польши, Гитлер тут же получил войну против Франции, то есть войну на два фронта. Каждый германский школьник знал, чем в конечном итоге для Германии кончаются войны на два фронта.
Тут же войну Германии объявила и Великобритания. С Францией еще можно было справиться, но Великобритания — на островах. Чтобы туда попасть, нужна длительная и серьезная подготовка, нужен мощный флот, примерно равный британскому, нужно господство в воздухе. Война таким образом превращалась в затяжную. Каждый знает, чем кончаются затяжные войны для стран с ограниченными ресурсами.
За спиной Великобритании стояли Соединенные Штаты, и в самый драматический момент (как, например, в Первой мировой войне) они могли бросить на чашу весов свою поистине неисчерпаемую мощь. Так все ведущие страны Запада стали врагами Германии.
А на дружбу товарища Сталина Гитлер мог рассчитывать только до того момента, пока Германия оставалась сильным государством. В затяжной войне против Запада Гитлер эти силы должен был растратить и тогда…

2
А вот в каком положении оказался Сталин.
Польшу делили не в Имперской канцелярии, а в Кремле. Гитлер при этом не присутствовал, присутствовал Сталин. Но Гитлер оказался виновен в начале войны, а Сталин — нет. Сталин — невинная жертва. Сталин — освободитель Восточной Европы.
Войска Сталина творили на территории Польши такие же, а, может быть, и большие преступления, но страны Запада ему войну по какой-то причине не объявили.
Сталин получил войну, которую желал: жители западных стран убивали друг друга и разрушали города и заводы друг друга, а Сталин оставался нейтральным в ожидании удобного момента. Но попав в тяжелое положение, Сталин немедленно получил помощь стран Запада.
В конечном итоге Польша, ради свободы которой Запад вступил в войну, свободы не получила, а была отдана в рабство Сталину вместе со всей Центральной Европой, в том числе и с частью Германии. При этом некоторые жители стран Запада продолжают верить в то, что их страны были победителями во Второй мировой войне.
В конечном итоге Гитлер покончил жизнь самоубийством, а Сталин стал неограниченным властелином огромной анти-западной империи, созданной им с помощью Запада. При всем этом Сталин сумел сохранить репутацию наивного доверчивого простака, поверившего Гитлеру, а Гитлер вошел в историю как коварный злодей!
На Западе выпущено множество книг о Второй мировой войне, основанных на одной простой идее: Сталин был к войне не готов, а Гитлер — готов. А на мой взгляд, готов к войне не тот, кто об этом громко заявляет, а тот, кто ее выигрывает, разделив своих врагов и столкнув их лбами.

3
Собирался ли Сталин соблюдать подписанный с Германией Договор о ненападении? Слово Сталину:

"Вопрос о борьбе… нужно рассматривать не под углом зрения справедливости, а под углом зрения требований политического момента, под углом зрения политических потребностей партии в каждый данный момент (Речь на заседании исполкома Коминтерна 22 января 1926 г.).
Война может перевернуть вверх дном все и всякие соглашения" (Правда. 15 сентября 1927 г.).

"Очень многое зависит от того, удастся ли нам оттянуть войну с капиталистическим миром, которая неизбежна… до того момента, пока капиталисты не передерутся между собой"… (Сталин И.В. Сочинения. Т. 10. С. 288).

"Решительное сражение можно считать вполне назревшим, если все враждебные нам классовые силы достаточно обессилили себя борьбой, которая им не по силам" (там же. Т. 6. С. 158).

Сталину нужна была ситуация, в которой «капиталисты грызутся как собаки» (Правда. 14 мая 1939 г.).
Московский пакт Риббентропа и Молотова создал именно эту ситуацию. «Правда» захлебывалась от восторга:

"Дрожат устои света, почва ускользает из-под ног людей и народов. Пылают зарева, и грохот орудий сотрясает моря и материки. Словно пух на ветру разлетаются державы и государства… Как это великолепно, как дивно прекрасно, когда весь мир сотрясается в своих основах, когда гибнут могущества и падают величия"
(Правда. 4 августа 1940 г.).

"Каждая такая война приближает нас к тому счастливому периоду, когда уже не будет больше убийств среди людей" (Правда. 18 августа 1940 г.).

4
Эти настроения распространялись в партии и в Красной Армии от руководящей верхушки до самых низов. Генерал-лейтенант С.М. Кривошеин описывает разговор со своим заместителем П.М. Латышевым (в тот момент Кривошеин командовал 25-м механизированным корпусом, несколько ранее он вместе с генералом Г. Гудерианом командовал совместным советско-нацистским парадом). Латышев замечает:

«С немцами мы заключили договор, но это ничего не значит…», на что Кривошеев отвечает шуткой: «Сейчас самое распрекрасное время для окончательного и конструктивного решения всех мировых проблем» (Кривошеин С. Ратная быль. М.: Молодая гвардия, 1962. С. 8).

В корпусе Кривошеева, как и во всей Красной Армии, такие шутки были в ходу. По поводу того, как корпус и вся Красная Армия подготовлены к обороне, никто серьезных разговоров не вел и даже не шутил.
О том, как советские коммунисты верили в пакт о ненападении и как собирались его соблюдать, говорит Маршал Советского Союза Л. И. Брежнев. Он описывает собрание партийных агитаторов в Днепропетровске в 1940 году:

"— Товарищ Брежнев, мы должны разъяснять о ненападении, что это всерьез, а кто не верит, тот ведет провокационные разговоры. Но народ-то мало верит. Как же нам быть? Разъяснять или не разъяснять?
Время было довольно сложное, в зале сидело четыре сотни человек, все ждали моего ответа, а раздумывать долго возможности не было.
— Обязательно разъяснять, — сказал я. — До тех пор будем разъяснять, пока от фашистской Германии не останется камня на камне" (Брежнев Л.И. Малая земля. М.: Детская литература, 1978. С. 16).

Момент, когда «от Германии не останется камня на камне» приближался. Новый, 1941 год был встречен в Советском Союзе вот под каким лозунгом:

Мы в сорок первом свежие пласты
Земных богатств лопатами затронем.
И, может, станет топливом простым
Уран, растормошенный циклотроном.
Наш каждый год — победа и борьба
За уголь, за размах металлургии!..
А может быть, к шестнадцати гербам
Еще гербы прибавятся другие.
(Правда. 1 января 1941 г.).

Пока Гитлер был врагом, в составе Советского Союза было 11 республик. Каждая имела свой флаг и свой герб. В августе 1939 года с Германией был подписан «Договор о ненападении», в сентябре к нему был добавлен «Договор о дружбе и границе». Сговор с Гитлером позволил Сталину в 1940 году включить в состав Советского Союза сразу пять новых республик: Карело-Финскую, Эстонскую, Латвийскую, Литовскую и Молдавскую. Всем им придумали новые флаги и гербы.
Кремлевские мечтатели надеялись, что и 1941 год будет не менее урожайным: добавим гербов к нашим шестнадцати!
Нет! Они не думали об обороне. Они к ней не готовились и не собирались готовиться. Они знали точно, что Германия уже воюет на Западе и потому не начнет войны на Востоке. Они знали точно, что война на два фронта — это самоубийство для Гитлера. Так оно и было. Но Гитлер, зная, что делается у него за спиной, вынужден был начать войну на два фронта, хотя она и вправду завершилась его самоубийством.

7
Перед войной главная газета коммунистов «Правда» совсем не призывала советский народ крепить оборону. Тон «Правды» был другим: скоро вся земля будет принадлежать нам.

"Велика наша страна: самому земному шару нужно вращаться девять часов, чтобы вся огромная наша советская страна вступила в новый год своих побед. Будет время, когда ему потребуется для этого не девять часов, а круглые сутки… И кто знает, где придется нам встречать новый год через пять, через десять лет: по какому поясу, на каком новом советском меридиане?" (Правда. 1 января 1941 г.).

Час освобождения Европы приближался, и «Правда» высказывалась все более откровенно:

"Разделите своих врагов, временно удовлетворите требования каждого из них, а затем разбейте их поодиночке, не давая им возможности объединиться" (Правда. 4 марта 1941 г.).


***
Гитлер решил, что ждать больше не стоит. Он начал первым, не дожидаясь удара освободительного топора в спину. Но, даже начав войну в самой благоприятной обстановке, которая когда-либо существовала для нападающего, он эту войну выиграть не смог. Даже в самой неблагоприятной обстановке Красная Армия сумела в конечном итоге «освободить» пол-Европы и полвека хозяйничала в «освобожденных» странах. Интересно, какой стала бы Европа, если бы лучшие германские силы ушли с материка в Африку и на Британские острова, а за их спиной Красная Армия уничтожила единственный для Германии источник нефти в Румынии?

Виктор Суворов


Loading...
Loading...