Николь Кидман: как взрослеть не взрослея

Николь Кидман: как взрослеть не взрослея

Когда в 1990 году на наши телеэкраны пришел минисериал «Бангкок, Хилтон», и рыжая тощая кудрявая девица заметалась по экрану в поисках справедливости, большинству стало ясно: это новая звезда. Ее не слишком выразительная по привычным канонам внешность сверкала такими горячими эмоциями, а глаза стреляли такой экспрессией, что хотелось обнять экран и успокоить его вместе с этой юной дамой.

Юную даму звали Николь Мэри Кидман (второе имя потом отпало само собой), и она добралась до нас аж из самой Австралии. Ее часто называют австралийкой, но родилась она на Гавайях, а в Австралию перебралась уже позже, когда ей было четыре года.

Наверное, Кидман — одна из самых загадочных актрис мирового кино за все время его существования. Она — клубок противоречий, которые обычно не могут уживаться в одном нормальном человеке, ну разве что в актрисе, да и то если только эта актриса — Николь Кидман. Она красива, но не ярка. Она угловата, но женственна. Она долговяза, но все мужчины рядом с ней кажутся малышами. Ее лицо часто кажется почти неподвижным и анемичным, но в какой-то момент обнаруживаешь, что оно использует все мыслимые и немыслимые возможности человеческой мимики.

Кидман начала сниматься в 15 лет — для начала в клипах. Потом началось кино и телевидение, и к началу 90-х это была вполне состоявшаяся актриса. Только все никак не могла выбраться в первые ряды, мелькала, хоть и ярко, во втором эшелоне. Даже отличные роли — в «Днях грома», на котором вспыхнул роман Николь с Томом Крузом, и в последней картине Стенли Кубрика «С широко закрытыми глазами», где она сыграла с Томом, как назло, лишь подтверждали умение Круза правильно жениться. Ну красавица. Ну обаяшка. Ну хорошая актриса, кто ж спорит. Но в первую очередь — жена Тома Круза. Их звездный дуэт временами становился похож на звездную дуэль, в которой с обидной регулярностью побеждал муж. Последний раз он «победил» в 2001 году, поставив Николь перед фактом: они разводятся.

А через три месяца после развода Кидман, еще в расстроенных чувствах, приехала на Каннский фестиваль представлять фильм «Мулен Руж», где она сыграла смертельно больную куртизанку. На встрече с журналистами она была печальна, хоть и старалась держаться молодцом. Тогда впервые довелось испытать гордость за журналистский цех — набившиеся на пресс-конференцию с участием Кидман представители прессы проявили немыслимую деликатность и не задали ни одного вопроса о личном кризисе актрисы. А она, в свою очередь, это очень трогательно оценила. «Спасибо, что не спросили о Томе», — сказала она в конце пресс-конференции. И без того нежное отношение прессы к Николь было таким образом закреплено почти официально.

Именно в тот момент Кидман стала мегазвездой. Не знаю уж, кусал ли локти Круз, но первая номинация его бывшей жены на «Оскара» стала внушительным реваншем.

С того момента карьера и популярность Николь поскакали сумасшедшими темпами. За «Мулен Руж» буквально через год последовала уже премия «Оскар» за лучшую женскую роль, которую Кидман разделила с Джулианной Мур и Мерил Стрип. В фильме «Часы» Стивена Долдри 35-летняя Кидман сыграла 59-летнюю Вирджинию Вульф. Для портретного сходства ей сделали горбатую насадку на нос, и эта насадка вызвала немалое возмущение критики — дескать, «Оскара» она получила не за сложную роль, а лишь за физическое перевоплощение. Как же несправедливо это было и какая тонкая, на грани актерских возможностей была игра Кидман в этом фильме!

Потом грянул «Догвиль» Ларса фон Триера, закрепивший величие Николь Кидман уже навсегда. После этого ей стало позволительно играть все, что она захочет, в любом, даже самом неинтересном, фильме. Справедливости ради — она не злоупотребляет своей ролью королевы мирового кино.

А сегодня Николь Кидман — 50. Она все никак не отважится перейти к возрастным ролям, хотя ее старшей дочери уже 27. Молодость ей очень к лицу, хотя нет-нет да и попрекнут ее за это пристрастие к молодости. Да и пусть — это не она держится за молодость, а молодость держится за нее. Взрослеть не взрослея — редкий талант.

Екатерина Барабаш

Loading...