Новое поле битвы в Сирии

Новое поле битвы в Сирии

Воздушные удары по иранским целям в Сирии в воскресенье и понедельник показали нам новое сирийское поле битвы, которое появилось теперь, когда гражданская война в этой стране подходит к концу, а США готовятся к выводу войск.

В течение восьми лет, начиная с восстания 2011 года, Сирия была центром политики великих держав. Она стала полем битвы между различными идеологиями и стремлением к автономии в условиях хаоса и подъема Исламского государства. Сейчас эта эпоха подходит к концу, и на поле битвы происходит новый сдвиг.

В течение большей части прошлого десятилетия сирийский конфликт прошел несколько этапов. То, что началось как противостояние революционеров, стремившиеся свергнуть режим, с реакционерами, которые хотели удержать у власти семью Асада, вылилось в череду конфликтов за контроль над государством. Великие и региональные державы, включая США, Россия, Иран, Саудовскую Аравию, Катар и Турцию, стремились сыграть свою роль в Сирии, и им это часто удавалось при помощи местных сил или посредников.

В конце концов, с появлением Исламского государства в 2014 году, война в Сирии стала циклом схваток в рамках гражданской войны. В него входили конфликт между ИГИЛ и большинством других участников конфликта, столкновение между различными повстанческими группировками, ИГИЛ и режимом, набирающим силу на востоке курдским автономным регионом и ставшим более активным Ираном. Сначала Израиль был осторожен и оставался в тени. В новостях мало говорили об авиаударах, пока в 2016 году иностранные СМИ не заметили увеличение поставок иранского оружия через Сирию.

Для Израиля главной заботой было не только то, кто победит в сирийской гражданской войне и, таким образом, окажется его новым соседом на Голанах, но и то, как Иран может использовать конфликт для формирования прямой линии фронта в Сирии между поддерживаемыми им силами и Израилем. До 2016 года Иран занимался преимущественно поддержкой сирийского режима, направляя ополченцев, в том числе завербованных из шиитских меньшинств Афганистана и Пакистана, на войну в Сирию.

Но в 2017 году все начало меняться. С помощью опубликованных зарубежными СМИ спутниковых снимков выяснилось, что Иран строит объекты и склады. Иранское «окапывание», как его называет Иерусалим, усиливалось. В 2018 году Вашингтон отметил, что разделяет озабоченность Израиля не только по поводу укрепления позиций Ирана, но и попыток создания «иранской дороги к морю» - коридора влияния, простирающегося от Тегерана через Ирак и Сирию до Ливана. Этот коридор объединит поддерживаемые Ираном отряды ополченцев, многие из которых созданы по образцу Хезболлы и связаны с «Кудс».

Осенью 2017 года Израиль объявил, что он совершил 100 воздушных ударов по поставкам оружия в Сирии, а в 2018 году количество ударов возросло до 200. Израиль предупредил Иран о том, что ему грозит, если он решит остаться в Сирии после окончания гражданской войны. Тегеран ответил, что в Сирию его пригласило правительство. Так начался скрытое и жесткое противостояние между Дамаском, Москвой, Тегераном и Иерусалимом.

Тем не менее, когда дым рассеялся, нынешнее поле битвы в Сирии стало еще сложнее, Под прикрытием хаоса Израиль мог действовать тайно, но конец конфликта означает, что теперь все взгляды прикованы к авиаударам.

Loading...