"Памяти Друга" - Слава Рабинович

"Памяти Друга" - Слава Рабинович

Борис Немцов и я были знакомы с 1997 года – но тогда, в конце 90-х, еще только «просто знакомы». Он был первым вице-премьером российского правительства, а я представлял самого большого в мире (!) иностранного портфельного инвестора в Россию, в качестве главного трейдера и заместителя портфельного управляющего (Билла Браудера) фонда «Эрмитаж». Благодаря правительственным экономическим реформам и усилиям лично Бориса Немцова в его вице-премьерском качестве, в Россию хлынули иностранные инвестиции – т.н. «портфельные» и «прямые». Россия стала импортировать иностранный инвестиционный капитал, вставая на путь ре-индустриализации и модернизации, после 74 лет аннигиляции экономики и человеческого капитала советской властью – «коммунистическим ИГИЛом» XX века.

Фонд «Эрмитаж», начав свою инвестиционную деятельность в 1996 году (тогда же я и вернулся в Россию из США, для работы в этом фонде) с 25 миллионов долларов на день запуска, сумел привлечь в Россию один миллиард (!) двести миллионов (!!) долларов США (!!!) инвестиционного капитала – в основном, деньги частных, в т.ч. американских инвесторов, а также таких глобальных финансовых институтов, как Republic National Bank of New York, JP Morgan, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Citigroup, Morgan Stanley, HSBC, Harvard Management Company, и т.д. – всего за первые полтора года своей деятельности.

Огромная заслуга в этом успехе самой России и фонда «Эрмитаж» принадлежит Борису Немцову: благодаря ему и его соратникам в правительстве РФ, и их экономическим реформам. Впервые за 80 лет в России снова появился средний класс. Заработал полноценный фондовый рынок. Малые и средние бизнесы стали бурно развиваться, некоторые становились большими, и выходили на первичное публичное размещение (IPO) своих акций на российской фондовой бирже. У огромного числа собственников появился четкий горизонт: куда идти. И огромная мотивация.

Прошло много лет. Так случилось, и это чистая случайность, что в начале 2012 года я купил в Москве квартиру рядом с квартирой Бориса Немцова. Не только в одном доме. Не только на одной лестнице. Не только на одной лестничной площадке. Соседнюю. Дверь-в-дверь. Наши квартиры отделяет одна общая стена. И по сей день.

24 сентября 2011 года «президент» Медведев объявил об антиконституционном государственном перевороте: он «уступал» кресло президента Путину, возвращавшемуся на «президентский» пост в третий раз, что запрещено Конституцией. Последовавшие «выборы» в Государственную думу VI созыва и президентские «выборы» 4 марта 2012 года сопровождались чудовищными нарушениями законодательства и массовыми фальсификациями.

Первые массовые протестные акции в Москве и Санкт-Петербурге начались вечером 4 декабря 2011 года. Одним из основных лозунгов большинства акций стал лозунг «За честные выборы!». Одним из символов акций протеста стала белая лента. Выступления также имели четкую антипутинскую направленность (это и понятно: Путин грубо нарушил Конституцию). Многотысячный митинг прошел в Москве 5 декабря 2011 года. 10 декабря 2011 года акции протеста прошли в 99 городах страны и 42 городах за рубежом. Московский оппозиционный митинг на Болотной площади стал самым массовым с начала 1990-х. 24 декабря состоялся еще более масштабный митинг на проспекте Академика Сахарова в Москве, а также новые митинги в других городах России. Требования протестующих поддержали многие известные люди, в том числе известные политики и люди искусства, как российские, так и иностранные. Очередные акции прошли 4 февраля 2012 года. В Москве это было шествие по центральным улицам и массовый митинг. В конце февраля и в марте 2012 года массовые протесты продолжились. 26 февраля в Москве состоялась общегражданская акция «Большой белый круг». Ее участники вышли на Садовое кольцо без плакатов и, взявшись за руки, замкнули круг; по оценкам прессы, в акции приняли участие 34 тысячи человек. У многих в руках были белые шарики, к одежде прикреплены белые ленточки.

5 марта (на следующий день после «выборов» Президента России) и 10 марта в Москве снова прошли массовые митинги с числом участников от 10 до 30 тысяч человек.

Затем последовали шествие с несостоявшимся митингом на Большой Якиманке и Болотной площади 6 мая с числом участников до 70 тысяч, серия акций «Оккупай», «Прогулка с писателями» 13 мая с числом участников до 20 тысяч, митинг 12 июня на проспекте Сахарова с числом участников до 100 тысяч человек.

И вот чему я сам стал свидетелем в том доме, в котором я купил квартиру. Дело было так...

6 мая 2012 года в Москве прошла акция, называемая «Марш миллионов», для выражения протеста против инаугурации Владимира Путина. Основной лозунг – «За честную власть! За Россию без Путина!». Маршрут – от Калужской площади до Болотной площади – тот же, что и у самого массового шествия оппозиции за последний десяток лет, состоявшегося 4 февраля.

На акцию приехали участники из других городов России. За несколько дней до мероприятия силовики в ряде городов старались препятствовать движению автобусов и поездов с оппозиционерами вплоть до объявления полной эвакуации вокзалов. По меньшей мере, более тысячи человек со всей России так и не смогли приехать в Москву. По информации радио «Эхо Москвы» предполагаемых участников снимали с поездов в Уфе, Ельце, Астрахани, Санкт-Петербурге. В Интернете была составлена «карта задержаний» с городами, из которых не выпускают активистов, что, естественно, было абсолютно противозаконно.

Участники прошли шествием по Большой Якиманке, но на подходе к Болотной площади напротив кинотеатра «Ударник» возник конфликт с полицией из-за того, что властями была нарушена ранее согласованная и утвержденная схема проведения массового мероприятия, опубликованная за день до этого на сайте ГУ МВД России по городу Москве и растиражированная накануне информационными агентствами. Сергей Удальцов и Алексей Навальный в 17:15 объявили на мосту перед полицейским оцеплением «сидячую забастовку». В 17:50, после того, как среди собравшихся на мосту демонстрантов стали раздаваться призывы пойти на прорыв полицейского оцепления, Удальцов, Навальный и Немцов покинули мост и в сопровождении журналистов и охраны прошли к согласованному месту проведения митинга, где через некоторое время были задержаны.

После этого толпа прорвала оцепление, но полиции удалось его восстановить. Начались столкновения с полицией и задержания участников акции. В аналитической статье Лента.ру сообщила, что «таких масштабных уличных боев Москва не видела лет двадцать, а может и больше». На следующий день в своем новостном выпуске российская радиостанция «Эхо Москвы» заявила: «Участники акции уверяют, что стражи порядка применяли силу без предупреждения, били людей дубинками и ногами, рвали одежду и бесцеремонно швыряли в автозаки. В полиции, впрочем, все это называют мерами к вытеснению граждан с площади. В результате «вытеснений» было задержано почти 450 человек, а столичному управлению МВД пришлось опровергать появившиеся в интернете сообщения о погибших. Официально есть лишь пострадавшие, из которых 30 полицейские. Что же касается задержанных, то большинство из них, по официальным данным, уже отпущены». Среди отпущенных был и Борис Немцов, задержанный накануне.

Всего были задержаны около 650 человек.

По данным ГУ МВД по Москве, на Калужской площади к 16:00 собрались около восьми тысяч человек. Илья Яшин в эфире телеканала «Дождь» сообщил о 100-120 тысячах человек. Лента.ру сообщала, что в блогах писали о 30 тысячах участников акции. Геннадий Гудков, выступая 15 мая в Госдуме, заявил о 50-60 тысячах, сославшись на свой опыт подсчета людей на митингах, который он приобрел в КГБ СССР.

Гарри Каспаров назвал действия полиции провокацией: «Никто цепи омоновские не прорывал, никто в сторону Каменного моста не направлялся. Сразу стало ясно, что именно этой провокации и ждут. Волнения и насилие спровоцированы, конечно, действиями полиции, наглыми действиями совершенно, когда они всячески пытались не дать провести мероприятие, которое по факту было согласовано». «Могли бы уж соблюсти хоть чуть-чуть, минимум приличия и ждать до половины восьмого, потому что никто от маршрута не уклонялся, никто ничего не прорывал. Внутри маршрута люди захотели остаться на повороте, который выходит на Болотную. Разгоны и избиения начались гораздо раньше».

6 мая были атакованы сайты российских средств массовой информации – телеканала «Дождь», интернет-издания Slon.ru, Грани.ру, радиостанции «Эхо Москвы», газеты «Большой город», ИД «Коммерсантъ». Последний раз подобное происходило в день «выборов» в Госдуму в 2011 году.

В связи с «беспорядками» были возбуждены уголовные дела по части 3 статьи 212 (призывы к массовым беспорядкам) и части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Михаил Касьянов заявил, что «протесты должны быть продолжены», а «власть преднамеренно или по безалаберности и халатности устроила провокацию, резко ограничив доступ участников «Марша миллионов» на Болотную площадь. Очевидно, конечной целью сегодняшних действий властей было создать в глазах общества мнение о том, что оппозиционеры – безответственные бузотёры». «Завершив шествие по Якиманке, участники акции попали на повороте на Болотную в созданное полицией узкое «горло» шириной всего 15 метров. Искусственно созданная давка вызвала негодование протестующих», – отметил Касьянов. «Дальнейшие действия полиции – избиения, травля газом, затаскивания людей в автозаки…» «В отличие от зимних манифестаций на Якиманке и Болотной, власти очевидно преднамеренно сорвали эту важную акцию. Вместо 100-метровой ширины поворота было оставлено 15 метров, не было дополнительных входов и выходов», – подытожил тогда Михаил Касьянов.

6 мая пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что полиция действовала мягко, а он хотел бы, чтобы она действовала жестче.

Конгресс США и Freedom House осудили репрессии против российской оппозиции.

8 мая депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Илья Пономарев спросил у Дмитрия Пескова «не перебрал ли он лишнего, когда сказал на «Дожде» о том, что полиции надо было действовать жестче 6 мая». По словам Пономарева, Песков заявил, что надо было размазать печень митингующих по асфальту. 10 мая Дмитрий Песков подтвердил свои слова про печень и назвал сборище на Чистых прудах незаконным и пообещал, что полиция его разгонит.

9 мая депутат Государственной думы Геннадий Гудков заявил, что действия московской полиции идут вразрез с основами Конституции Российской Федерации: «С Москвой последние два дня происходят непонятные вещи. Полное ощущение, что в Москве введены военное положение и комендантский час. Антиконституционные действия московской полиции должны стать предметом срочного рассмотрения Генеральной прокуратуры. Я обращаюсь к генеральному прокурору Юрию Чайке с требованием немедленно навести конституционный порядок и призвать к ответственности слишком ретивых стражей порядка, которые, похоже, забыли, для чего они принимали присягу и кого от кого они обязаны защищать. Если 6 мая я частично оправдывал действия ОМОНа, то 7 и 8 мая превратились в бесконечную череду противозаконных действий полиции, идущих вразрез с основами Конституции Российской Федерации.»

10 мая, сначала после просьбы главы Московской Хельсинской группы Людмилы Алексеевой, а затем и требований депутатов-коммунистов, подавших коллективный депутатский запрос главе Следственного комитета Александру Бастрыкину, и после просьбы главы президентского Совета по правам человека Михаила Федотова, Следственный комитет РФ начал проверку в связи с размещенной в Интернете видеозаписью с избиением полицейскими лежащей на земле беременной женщины на «Марше миллионов» 6 мая. «6 мая в Москве полиция дубинками и слезоточивым газом разогнала мирную демонстрацию. Причем, полицейские особо не церемонились. На этом видео полицейские волокут по асфальту беременную женщину, другой держиморда пинает ее прямо в живот.»

По результатам событий 6 мая 2012 года на Болотной площади и ее окрестностей впоследствии был арестован 31 человек. Еще несколько, объявленных в федеральный розыск, покинули пределы России. Многие из арестованных получили от 2,5 до 4,5 лет заключения в колонии общего режима.

12 июня в Москве состоялся повторный «Марш миллионов». Участники акции собрались к 12:00 на Пушкинской площади, после чего прошли по Бульварному кольцу до Тургеневской площади и повернули на проспект Сахарова, где в 15:00 начался митинг. По оценкам полиции, в шествии приняло участие 10 тысяч, а на митинге присутствовало 18 тысяч человек. Сами же организаторы говорили о 100 тысячах протестующих, а Илья Пономарев назвал еще большую цифру – более 200 тысяч.

За день до акции, 11 июня, были проведены обыски у ряда лидеров оппозиции по делу о беспорядках во время акции 6 мая, и им было предписано 12 июня, в день акции, прийти на допрос. Под обыск попали Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Ксения Собчак, Илья Яшин и Борис Немцов. В этот день я приехал в свою новокупленную квартиру, чтобы в очередной раз проконтролировать процесс ремонта... и своей машиной уперся в многочисленные автобусы ОМОНа, заполонившие двор и улицу перед домом. Во дворе – бойцы ОМОНа, вооруженные автоматами, в бронежилетах. В холле, у консьержа и у лифта – бойцы ОМОНа, с автоматами, в бронежилетах. На лестнице – то же самое. У дверей моей квартиры – порядка десяти таких, взламывающих соседнюю дверь – дверь Бориса Немцова.

Это был первый обыск, который я пережил. У соседа.

Был и последний.

С 27 на 28 февраля 2015 года, ровно в полночь, я возвращался домой на своей машине. Въехав на Большой Москворецкий мост с улицы Варварка в направлении Замоскворечья, я увидел, что тротуар и правая полоса проезжей части моста отгорожены полицейской лентой, и все закрыто сплошным рядом полицейских машин и карет скорой помощи. Я тогда подумал: «Надо же, наверное произошло какое-то крупное ДТП». Доехав домой минут через десять и включив компьютер, мой Скайп «разорвало». Первый скайп-звонок, который я поднял, был из Нью-Йорка. «Слава, они убили Немцова, Слава, сейчас же уезжай оттуда, они тебя тоже убьют», – из компьютера истошно кричал в истерике голос моего американского друга. Я включил Интернет-браузер и увидел последние новости. Я понял, что на мосту было не ДТП. Я понял, что я только что проехал мимо места убийства моего соседа и друга Бориса Немцова. Который там еще лежал, уже мертвый.

Тот, кто пережил этот миг год назад в реальном времени, не мог спать до самого утра.

Я пережил нечто большее. Примерно через час (а, возможно, и меньше) после убийства Бориса, в его квартире – у меня за стеной – начался обыск. Звуки обыска, шаги за стеной и на лестничной площадке были слышны до 8 утра. Меня била дрожь – не от страха. Меня била сильнейшая нервная дрожь.

В 1937 году был такой «порядок действий»: звуки мотора «черного воронка», хлопающие двери НКВДшной машины, шаги по лестнице, шаги по коридору коммунальной квартиры, стук в дверь к соседу, арест, обыск всю ночь, «суд», расстрел соседа. Расстрел был последним этапом этого преступного антилюдского людоедского процесса.

В 2015 году я лично пережил такой «порядок действий»: расстрел соседа, шаги по лестнице, шаги по коридору, взламывание двери соседа, обыск всю ночь. Расстрел был первым этапом.

В 8 утра они ушли. Выпив стакан коньяка, я постарался уснуть...

Потом был воскресный траурный марш, потом было прощание в Сахаровском центре, потом были похороны на Троекуровском кладбище...

Завтра, 27 февраля, мой мозг будет проигрывать этот кошмар еще один раз...

И завтра, 27 февраля, я хочу сказать...

Я хочу сказать, что лично Владимир Путин саботирует следствие по делу об убийстве Бориса Немцова. Лично Владимир Путин саботирует это следствие. Потому что больше, при путинском режиме, в нашей стране саботировать следствие не может никто.

Борис Немцов был губернатором Нижнего Новгорода, первым вице-премьером правительства Российской Федерации, депутатом Госдумы, действующим депутатом Ярославской областной думы. Он был со-председателем оппозиционной партии ПАРНАС, одним из главных лидеров политической оппозиции в сегодняшней России. Путин лично отдал распоряжение лишить российский народ и убитого Бориса Немцова права на применение Статьи 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», совершив, таким образом, тяжкое государственное, должностное и уголовное преступление. Потому что больше, при путинском режиме, в нашей стране отдать такое распоряжение не может никто.

«Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт), – наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы». Комментарии к этой статье таковы:

1. Объективная сторона преступления (террористического акта) выражается либо в убийстве соответствующего лица, либо в покушении на его убийство.

2. Государственным деятелем может быть признано лишь лицо, занимающее достаточно высокий пост в государстве. Это – представители или бывшие представители высшего руководства РФ, члены или бывшие члены Правительства, заместители министров, либо руководители других ведомств, члены парламента и другие подобного масштаба руководящие работники.

3. Под общественными деятелями следует понимать руководителей или видных членов различных общественных организаций и партий.

4. Посягательство на жизнь считается оконченным, если наступила смерть потерпевшего или было совершено покушение на его жизнь.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком субъективной стороны является цель – прекращение государственной или иной политической деятельности потерпевшего, либо мотив – месть за указанную деятельность.

Владимир Путин лично отдал распоряжение лишить нас всех, а также убитого Бориса Немцова, права на применение этой Статьи 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», совершив, таким образом, тяжкое государственное, должностное и уголовное преступление.

Но это, конечно же, не все. Как я уже написал выше, Владимир Путин лично саботирует следствие уже в течение года. Потому что больше, при путинском режиме, в нашей стране саботировать следствие не может никто. Кроме него, Владимира Путина. И в этом саботаже также заключается его тягчайшее антиконституционное, государственное, должностное и уголовное преступление.

Я требую немедленной отставки Владимира Путина с незаконно (антиконституционно) занимаемой им должности, и немедленного привлечения его к уголовной ответственности согласно УК РФ. Я требую этого, как гражданин РФ, желающий восстановить действие УК РФ и Конституции РФ на территории РФ. Владимир Путин попрал права человека, УК РФ и Конституцию РФ своими преступными действиями, и должен быть привлечен к ответственности за это.

Slava Rabinovich


Loading...
Loading...