"Партии насильников и обманщиков в деле Навального" - Игорь Эйдман

"Партии насильников и обманщиков в деле Навального" - Игорь Эйдман

Приговор Навальному стал симптомом происходящих в Кремле перемен. Насильники там переигрывают манипуляторов.
В российской власти давно борются две партии, но не республиканцы и демократы, не консерваторы и либералы, даже не ястребы и голуби, а насильники (т.н. «силовики») и обманщики (манипуляторы). Партии эти конкурируют за симпатии не избирателей (которые мало кого волнуют), а первого лица государства. Каждая партия пытается "продать" ему свои услуги по решению разных задач. Насильники, как им и положено, торгуют насилием, а обманщики – информационно-политическими манипуляциями.
Противостояние этих двух партий началось еще в середине 90-х во время политического кризиса, связанного с критически низким рейтингом действующего президента. Насильники, в лице Коржакова и Ко, предлагали тогда Ельцину отменить выборы, запретить КПРФ и ввести чрезвычайное положение. Но манипуляторы (Березовский, Чубайс и примкнувшая к ним Татьяна Дьяченко) уговорили «царя» отказаться от прямого насилия и решить проблему с помощью политтехнологических манипуляций на выборах. В результате этого противостояния Коржаков был позорно изгнан, полутруп Ельцина в бессознательном состоянии водружен обманщиками (изолгавшимися, чтобы скрыть его состояние) на трон, а сами они стали наиболее влиятельной силой в стране.
Для того, чтобы привести к власти Путина обманщикам потребовалось заключить союз с насильниками. Без действенного участия последних - организации взрывов домов и второй чеченской войны – план "семьи" реализовать бы не удалось.
При Путине конкуренция насильников и обманщиков продолжилась. Манипуляторы, типа Павловского, Суркова, Кириенко, Эрнста продавали шефу решение всех проблем с помощью лжи и разводок. Их главным инструментом был телевизор. А насильники (Патрушев, Бортников, Сечин, Золотов, Чайка, Бастрыкин и т.д.) стремились поступать по принципу «нет человека – нет проблемы», просто сажая и уничтожая противников.
Ситуация с Навальным также долго была полем соперничества насильников и обманщиков. Первые давно хотели его посадить, а вторые убеждали Путина, что не надо делать из Алексея нового Нельсона Манделу и обещали решить эту проблему политтехнологическими средствами. Помните, путинский суд посадил Навального еще по делу Кировлеса. Тогда один из манипуляторов, московский министр Капков уговорил Кремль выпустить Навального и даже допустить до выборов мэра, обещая использовать его для легитимации победы Собянина, а потом в прах разгромить с помощью ПР-технологий. В результате, этот план провалился, а Навальный мэрскую компанию чуть не выиграл.
Отравление, а затем посадка Навального свидетельствуют о потере манипуляторами влияния в Кремле, о том, что там окончательно восторжествовали насильники.
Это объективный процесс. Главный инструмент обманщиков – телевизор – теряет влияние на общество. Соответственно, они становятся бессильны решать проблемы власти (как в случае с Навальным), а значит - бесполезны для Путина.
На первый взгляд кажется - чума на оба их дома. Однако, это не так. Разница все же есть, и она велика. Обманщики не менее аморальны, чем насильники, но их «товар» не насилие и террор, а обман и манипуляции. Доминирование насильников неизбежно ведет к резкому усилению репрессий.

Loading...