"ПАСЕ как частная лавочка" - Александр Кушнарь

"ПАСЕ как частная лавочка" - Александр Кушнарь

Президент ПАСЕ Рик Дамс намерен наказать депутата от украинской партии "Европейская солидарность" Алексея Гончаренко за демонстрацию флага, ссылаясь на несуществующую – как представляется – норму о запрете на символику конкретных государств в рамках организации. Знамя, продемонстрированное в зале заседаний, принадлежало погибшему украинскому военному. Гончаренко показал его во время обсуждения документа под названием "Видения ассамблеи по стратегическим приоритетам Совета Европы". "В отчете нет ни слова о территориальной целостности, о суверенитете стран-членов, о мирном разрешении конфликтов, хотя в Европе продолжаются войны. Мне кажется, что многие из нас об этом забыли. Я взял с собой этот флаг, посмотрите на него", – заявил он. В этот момент его перебил Дамс: "Господин Гончаренко, это не разрешено в ассамблее!" Некоторое время они говорили одновременно, а затем Дамс отключил украинскому делегату микрофон, заявил о необходимости уважать демократические процедуры и потребовал от Алексея покинуть зал. "Это не первый раз, когда вы, господин Гончаренко, злоупотребляете правом слова... Это последний раз во время моего президентства, когда вы это делаете. Я буду чрезвычайно жестким", – резюмировал председатель.
Дамс, исполняющий свои обязанности председателя с января 2020 года, во время первого своего выступления полтора года назад призвал делегатов отстаивать не национальные интересы своих стран, а общеевропейские ценности. Мы не знаем, что конкретно понимает Дамс под этими ценностями и входят ли в них, по его представлениям, право отдельных стран на существование. Зато мы прекрасно знаем, что на пост вице-спикера ПАСЕ – следующим после Дамса лицом – второй год подряд избирается одиозный депутат Петр Толстой от России, которая в эти часы стянула стотысячную группировку к Украине и через пропагандистов посылает сигналы о готовности уничтожить украинское государство, часть территории которого оккупирует с 2014 года и убивает его граждан ежедневно в течение семи лет. Дамс не сообщил нам своего мнения о том, считает ли он "европейской ценностью" право людоеда находиться в храме европейской демократии. В чем он точно уверен, так это в том, что символы сопротивления людоеду в храме демократии показывать нельзя. Толстой поспешил поддержать коллегу, назвав Алексея Гончаренко в своем комментарии для ТАСС – цитирую – "провокатором, отражающим суть нынешней киевской власти – смесь злобной клоунады и бытового хамства". Вряд ли Дамс задумался о том, какой подарок он преподнес российской военно-пропагандистской машине, которая в эти дни испытывает колоссальное давление со стороны международного сообщества и для которой единичная – пусть и косвенная – поддержка со стороны избранного лидера ПАСЕ является спасительной соломинкой. Ясно другое. Для Дамса куда важнее, нежели право европейцев на жизнь, является необходимость исполнять малоизвестные внутренние нормы, причем такие, о которых мы никогда не слышали: если они и есть, то мы впервые узнали о них именно в день выступления представителя страны, саму экзистенцию которой Россия сейчас оспаривает и чьи граждане прямо сейчас – в эти минуты, часы, недели – ежедневно гибнут под российскими снарядами. Дамс имел возможность как минимум с пониманием отнестись к выступлению Алексея – хотя бы из уважения к тем, кто отстаивает право самого Дамса вести привычный сытный образ жизни. Вместо этого председатель выбрал иной сценарий: он – вольно или невольно – решил проявить солидарность с агрессором, фактически присоединившись к травле в адрес представителя страны-жертвы, которого начал публично отчитывать, словно нашкодившего ребенка. В конце концов, чем конкретно помешал украинский флаг лично Дамсу и Парламентской Ассамблеи в целом, даже если демонстрация полотна и была бы каким-то процедурным нарушением? Почему демонстрировать флаг нельзя, а устраивать химические атаки в странах-членах ПАСЕ – можно? Почему Гончаренко, отстаивающий принципы ПАСЕ, должен покидать зал, а Толстой, открыто насмехающийся над этими принципами, должен продолжать сидеть в зале по правую руку от председателя?
Казалось, что после того, как ПАСЕ подавляющим большинством вернула России голос, защитила ее вновь принятыми процедурами, проголосовала против минимальных санкций и затем дважды избирала российского депутата на вторую по значимости роль в ПАСЕ, невозможно было уронить репутацию этой организации еще глубже. Сегодня – точнее, в понедельник, когда произошла эта перепалка – стало ясно, что это заблуждение: самодискредитация ПАСЕ пределов не имеет. Интересно, когда (если) на Киев пойдут танки, с кем на этот раз Дамс будет "чрезвычайно жестким" – с самодовольно ухмыляющимися россиянами или с погибшими от их руки украинцами? Ответ отнюдь не очевиден, если учесть, что пока никакой реакции от Дамса мы не услышали по другому важному поводу: Толстой накануне публично объявил, что Россия не станет выполнять резолюцию ПАСЕ об освобождении умирающего в тюрьме Навального. Вопрос о том, что вообще в таком случае делает Россия в ПАСЕ, председатель решил не поднимать. Приоритеты Дамса, да и всей возглавляемой им структуры вырисовываются все более четко: режимы-убийцы, шантажирующие эту структуру своими неплатежами, являются в ней куда более желанными гостями, чем те, кого эти режимы убивают ядами и "Градами". Радует одно: Дамс вместе с большинством делегатов ПАСЕ – это в нынешние времена не какая-то норма, а чудовищная девиация, в то время как влияние и содержательность самой ПАСЕ на международной арене стремится к нулю. Наша задача – сделать так, чтобы позор, мелочность и трусость людей, входящих в эту малозначительную организацию с солидным бюджетом, стали общеизвестны. В конце концов, сами делегаты ПАСЕ – это высокопоставленные представители европейских государств. Лицо нынешней Европы. Я имею право говорить об этом хотя бы потому, что уже седьмой год подряд являюсь резидентом Евросоюза, в бюджет которого плачу налоги, идущие в том числе на зарплату тому же Дамсу.

Loading...