Почему обратная сторона Луны так важна

Почему обратная сторона Луны так важна

Человечество впервые увидело обратную сторону Луны в 1968 году.

«Обратная сторона выглядела как песочница моих детей» — вспоминал астронавт Билл Андерс. В течение тысячелетий люди видели одну и ту же картинку спутника Земли — одни и те же кратеры и трещины. Когда «Аполлон» проплыл над незнакомой лунной поверхностью, Андерс описал её следующим образом: «Куча кратеров, дыр, всё испещрено кратерами и песком».

Пятьдесят лет спустя человечество приземлилось в эту песочницу.

2 января в среду по пекинскому времени Китай доставил космический аппарат к обратной стороне Луны. В четверг той же недели аппарат Чанъэ-4, названный в честь китайской богини луны, открыл люк и выпустил ровер на лунную поверхность. В луноходе есть инструменты, предназначенные для исследования неизведанного, покрытого кратерами ландшафта.

Эта посадка — безусловное достижение человечества, которое является напоминанием о том, что люди могут совершать удивительные вещи, при условии достаточного количества любопытства, навыков и ракетного топлива. Первые фотографии миссии «Чанъе 4», сделанные в кратере около южного полюса луны, не особо любопытны. Но сама миссия также является явной геополитической победой для страны, которая во времена Билла Андерса не имела в космосе ни одного спутника.

История освоения космоса, которую проводят национальные правительства, начиналась как стремление к национальным достижениям и могуществу. В 1950-х годах американцы и русские, движимые прежде всего патриотизмом а не жаждой открытий, запускали в небеса ракету за ракетой. Любые научные достижения, которые следовали за этим, были приятным бонусом.

Пожалуй, самой яркой иллюстрацией этого геополитического противостояния является советский космический корабль под названием «Луна 2». Советский Союз запустил «Луну 2» в 1959 году, через два года после запуска первого спутника на орбиту вокруг Земли. Аппарат напоминал пляжный мяч с остроконечными антеннами, и весил 390 фунтов. Космический корабль нес на борту множество инструментов, предназначенных для измерения радиационной обстановки вокруг Луны. Он передавал эти данные обратно на Землю во время полета. Когда «Луна 2» приблизилась к поверхности нашего спутника, учёные в советском Центре управления полётами затаили дыхание.

Сигналы прекратились. «Луна 2» врезалась в Луну и развалилась на части.

ЦУП утонул в аплодисментах. Для Советского Союза не имело значения, что «Луна-2», которая стала первым космическим кораблем, достигшим Луны, разбилась вдребезги. Цель состояла в том, чтобы добраться первыми — пометить территорию. Советы доверху набили аппарат металлическими подвесками с серпом и молотом — символикой Советского Союза. Удар разбросал их по лунному реголиту, где они лежат и сегодня, будто в музее.

Конечно, для Соединенных Штатов и Советского Союза каждая веха в космической гонке была достижением всего человечества, но и представляла пользу нации — для правительства, политики, идеалов – демонстрация превосходства. Через два дня после завершения миссии «Луна-2» руководитель СССР Никита Хрущев посетил Соединенные Штаты. Как писал британский историк Роберт Кавендиш в журнале History Today, американцы подозревали, что космическая миссия была скоординирована с политическим визитом: Хрущев «сиял от оглушительной гордости» и радостно «читал лекции американцам о достоинствах коммунизма и безнравственности скудно одетых девушек в хоре».

Десять лет спустя, когда Нил Армстронг и Базз Олдрин долетели до Луны, Советы явно вели себя тише. Сергей Хрущев, сын Никиты Сергеевича, вспоминал для Scientific American в 2009 году, что советская пропаганда позволила новостям об «гигантском скачке для человечества» пройти без особой шумихи. «Это не было секретом, но и не демонстрировалось активно публике» — рассказал он.

К тому времени Китай уже более десяти лет пытался включиться в космическую гонку. После того, как Советский Союз запустил спутник, Мао Цзэдун поручил ученым и инженерам своей страны подготовить собственный аппарат для запуска в 1959 году в честь Великого скачка — провалившегося позднее плана быстрой индустриализации. Директива сверху была проста: «Сделай, распространи, расскажи максимально широко».

Но в стране не было необходимых технологий для такого скачка, и усилия по освоению космоса неоднократно отбрасывались назад из-за политических сложностей в последующие десятилетия. Спутник, запущенный, наконец, в 1970 году, имел единственную цель: сыграть в эфире первые несколько тактов «The East Is Red», инструментальной песни, прославляющей культурную революцию в Китае.

Однако в последние годы космические усилия Китая резко увеличились. Когда в 2003 году держава запустила своего первого космонавта, она стала одной из трех стран, сделавших это. В 2007 году китайцы запустили неуправляемый орбитальный спутник вокруг Луны, а в 2013 году — луноход. В 2011 году была запущена космическая станция, которую космонавты посетили дважды, прежде чем она была выведена из эксплуатации и упала в Тихий океан. Вторая космическая станция Китая запущена в 2016 году. В 2018 году Китай вывел на орбиту больше ракет, чем любая другая страна.

У Китая смелые планы на будущее. Страна намеревается доставить марсоход на Марс в начале 2021 года и, в случае успеха, станет второй страной после Соединенных Штатов, которая совершит подобное достижение. Он также хочет высадить космонавтов на Луну к 2030 году.

Эти и другие вехи могут быть отмечены в глобальном масштабе как достижение человечества, как и недавняя высадка. «Человеческая природа — исследовать незнакомый мир» — сказал в интервью телевизионному интервью The New York Times главный дизайнер миссии «Чанъе-4» У Вейрен. «И это то, что должно достигнуть наше и следующее поколение».

Но космические достижения Китая столь же символичны , как программы «Аполлон» и «Восток» в 1960-х годах, особенно сейчас, когда космические агентства в Европе, России, Индии и, совсем недавно, в Соединенных Штатах уделяли большое внимание исследованию Луны. «Мы превращаем Китай в космического гиганта» — заявил Ву.

Для космических стран впечатляющие подвиги, будь то высадка на Марс или на дальнюю сторону Луны, всегда будут рассматриваться сквозь призму нации, которой удалось ее осуществить. «Когда вы первая страна, которая приземлилась на другой стороне Луны, это говорит многое о вашей науке и технике, о вашей экономике» — говорил в 2017 году Дин Ченг из Heritage Foundation, один из немногих специалистов по космической программе Китая в США, говорящих по китайски.

Если идея видеть геополитику в высадке на Луну вам всё ещё кажется глупой, прочтите отрывок из материала Global Times, издания под началом компартии Китая, который приводит The Washington Post:

«В отличие от мании человечества в прошлом, китайский народ в конечном итоге питает мечту об общей человеческой судьбе и практикует открытое сотрудничество. Мы решили отправиться на обратную сторону Луны не из-за уникальной славы, которую это приносит, а потому, что этот трудный шаг судьбы также является шагом вперед для человеческой цивилизации!»

И безусловно, это «шаг вперед для человеческой цивилизации». Но и «уникальная слава» для нации – тоже.


Loading...
Loading...