"РЕКВИЕМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ" - Игорь Яковенко

"РЕКВИЕМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ" - Игорь Яковенко

По информации источников РБК и Интерфакса, Михаилу Федотову предстоит отставка с поста главы СПЧ, а на его место назначат Валерия Фадеева.

Михаила Александровича Федотова я приглашал на работу в Союз журналистов России и работал с ним вместе 10 лет. О своем кадровом решении впоследствии я не раз сожалел, а о его деятельности на посту главы СПЧ написал немало крайне критических статей. Если бы мне еще недавно сказали, что придется воспринимать отставку Федотова, как признак еще большего отползания страны от демократии и свободы, я бы решил, что это неудачная шутка.

Политическая и общественная траектория Михаила Федотова может служить прекрасной иллюстрацией того явления, которое иногда называют «семидесятники». В отличие от «шестидесятников», эти представители советской образованщины хрущевскую «оттепель» застали школьниками, а во взрослую жизнь вошли в период брежневского застоя. Горбачевская перестройка пробудила в «семидесятниках» надежды и дала шанс проявить себя с лучшей стороны.

Все самое главное и лучшее в своей жизни Михаил Федотов сделал именно в период перестройки. Совместно с Юрием Батуриным и Владимиром Энтиным Михаил Александрович подготовил инициативные авторские проекты советского закона «О печати и других СМИ» и российского закона «О СМИ». Первый из этих законов сыграл важную роль в гибели советской власти и распаде СССР, а второй, по признанию многих зарубежных экспертов, был одним из лучших законов о СМИ в Европе.

В 90-х Федотов оказался востребован властью: был министром печати и информации, затем постоянным представителем России при ЮНЕСКО. Расставание с властью Михаил Александрович перенес трудно. И хоть принял мое предложение стать секретарем СЖР, но работу в общественной организации считал временной, по государевой службе явно скучал и искал пути возвращения – послом, депутатом, хоть чучелком. Что такое Путин и что означает должность главы СПЧ при Путине, Михаил Федотов понимал прекрасно, но должность принял, и служил Путину верой и правдой, пытаясь, по мере возможности, сохранять лицо и репутацию. Получалось не очень.

Когда правозащитнику Льву Пономареву дали 25 суток ареста, Михаил Федотов, вместо того, чтобы лично встать в одиночный пикет с требованием его немедленного освобождения, промямлил, что это слишком суровое наказание и что можно было бы ограничиться штрафом. Реакция СПЧ на летние протесты и полицейский беспредел оказалась двоякой: 6 членов СПЧ поддержали беззаконие Мосгоризбиркома и избиения мирных демонстрантов, а 29 заявили о своем несогласии с тем, что полиция бьет девушек в печень и ломает ноги мирным гражданам. Глава СПЧ Михаил Федотов в «расколе» своей конторы участия не принял, не подписал ни того ни другого заявления, но публично осудил тех, кто призывает прийти на несанкционированные митинги и сказал, что эти люди не чувствуют своей политической ответственности. В этом смысле его позиция оказалась ближе к позиции «шестерки», чем к «позиции 29-ти»…

Тем не менее, как обычно, правы оказались оптимисты из анекдота, которые на заявление пессимиста, что хуже быть не может, радостно кричат: «нет, может, еще как может быть!». Путинский режим – абсолютное зло. Видимо, самое большое зло на планете. Но структура этого зла, а именно - власть и ее обслуга, неоднородны. И те, кто любят с гордостью повторять «я в сортах говна не разбираюсь», как правило, либо брезгливо наблюдают происходящее в России из уютных европейских кафе, либо, находясь в России, далеки от реального протестного движения. Потому что те, кто что-то пытается изменить в этой стране, видят разницу между сенатором Мархаевым, публично осудившим акты насилия силовиков в Москве, и сенатором Климовым, который пытается найти зарубежный след в действиях протестующих. А те, кто хочет помочь реальным живым людям, попавшим в беду, отчетливо видят разницу между такими членами СПЧ, как Александр Брод, к которым за помощью обращаться абсурдно, поскольку такие люди, как Брод, всегда на стороне тюремщиков и садистов во власти, и такими членами этого же органа, как Тамара Морщакова или Игорь Каляпин, обращение к которым может оказаться для людей спасением.

Валерий Фадеев, в прошлом ведущий программы воскресного выпуска программы «Время», член руководства партии «Единая Россия», руководитель рабочей группы Общероссийского народного фронта, секретарь Общественной палаты РФ. Если Федотова можно считать представителем «либеральной тусовки» во власти, то Фадеев – это надзиратель от власти в СПЧ.

Можно сколько угодно смеяться над ролью вегетарианца при людоеде, которую пытался играть Федотов. Это было и правда довольно забавно. Но, когда на роль главы Совета по правам человека назначат одного из руководителей партии жуликов и воров, смеяться будет уже неловко. Поскольку это уже не агония прав человека, а их похороны. Отдельные аккорды реквиема звучали и раньше. Назначение полицейского генерала Москальковой на пост омбудсмена. Анна Кузнецова, «матушка-телегония», в должности уполномоченного по правам ребенка. Иск Минюста о ликвидации движения «За права человека» Льва Пономарева.


Замена Федотова на Фадеева может стать одним из заключительных аккордов реквиема по правам человека в России. Впрочем, оптимисты снова кричат: «Это еще не дно! А как вам судья Криворучко или полковник Кусюк в должности главного правозащитника?». И почему-то оптимисты в путинской России все чаще оказываются правы…


Loading...
Loading...