"Северный Кавказ и Закавказье всегда были наиболее взрывоопасными точками" - Гарри Каспаров

"Северный Кавказ и Закавказье всегда были наиболее взрывоопасными точками" - Гарри Каспаров

Если мы будем говорить о постсоветском пространстве, то я бы не перечислял проблемы Кавказа и Закавказья с одной стороны и проблемы Украины и Молдовы с другой стороны через запятую. Потому что в первом случае есть глубинные этнические корни, привязанные к конкретной территории. В то время как в Приднестровье, в Крыму и тем более на юго-востоке Украины такого фактора не существовало. В этих регионах, как и в странах Балтии, большевики последовательно наращивали русское население, которое в лучших традициях имперской политики перемещалось туда для создания этнического дисбаланса. Поэтому надо выделять те горячие точки, которые не только заполыхали в результате прямых действий большевиков, а уже имели более глубокую предысторию, уходящую корнями в прошлые века.

Есть один момент, о котором мы ещё не говорили. Этот исторический фактор принципиально отделяет историю Карабаха, историю армяно-азербайджанского конфликта от других на постсоветском пространстве – это турецкий геноцид армян 1915 года. Ничего подобного нигде больше не было. Можно, конечно, назвать геноцидом любую этническую чистку, но первый задокументированный геноцид, осуществленный в таком масштабе, был именно в Османской империи в 1915 году. Кстати, на него сослался Гитлер, когда его пытались отговорить от организации холокоста, сказав, что геноцид армян никого сильно не взволновал и все про него забыли. То есть если говорить про проблемы кавказского узла, связанного с Карабахом, то для армян тема геноцида является важнейшей частью этого противостояния. Потому что проживание на территориях, контролируемых тюркоязычными народами, неизбежно вызывает вопросы о безопасности. И эти вопросы связаны не с тем, что было 1000 лет назад или что было 500 лет назад в Османской империи. Живая память о геноциде сохраняется во многих армянских семьях, где бабушки и дедушки помнят рассказы своих родителей, переживших эту катастрофу. Поэтому надо понимать, что наличие такого мощнейшего идеологического стимула переносит этот конфликт в принципиально иную категорию. И, соответственно, способы решения, которые предлагаются и которые могут использоваться в других точках постсоветского пространства, здесь вряд ли будут применимы, пока не будет решен вопрос признания геноцида Турцией, так же как Германия признала холокост.

Loading...