"Судьба сговорняка" - Анатолий Стреляный

"Судьба сговорняка" - Анатолий Стреляный

До сих пор путинизм держался на пожалованиях комсоставу снизу доверху и, следовательно, на страхе лишиться их.

В первое послесоветское десятилетие этот возврат к русской старине бессознательно нащупывался, но встать на него обеими ногами не решались. Потребовалась смена первого лица, чтобы дело пошло.

Пожалования, они же гласные и, большей частью, негласные привилегии, стали подлинными скрепами государства.

Эти скрепы, однако, стали трещать еще при нашей жизни. На смену пожалованиям, то есть, путинизму, приходят договорняки. В чем разница? Договорняку не нужна инстанция над ним. Договаривающимся – сговаривающимся! - сторонам не нужен тот, кто жалует, наделяет, раздает, позволяет и утверждает, оставляя за собою право отнимать, лишать, ограничивать.

Хорошо? Очень хорошо, да не совсем. Договорняк по своей природе не может работать на общество. На общий интерес, пусть понятый сколь угодно превратно, договорняку начхать. Среди сговаривающихся сторон нет и быть не может лица, представляющего этот интерес. Если ЦРУ и установило присутствие в том или ином русском договорняке самого президента РФ, то он там всего-навсего физлицо со своим частным, недвусмысленно шкурным интересом.

Договорняк, таким образом, ведет дело к упразднению самого государства. Оказавшись в таком положении, оно может уцелеть только как царство террора или свободы.

В этом как раз смысл происходящего в наши дни в Москве. Дело ли черни, пусть она в большинстве своем и с высшим образованием, решать, кому быть в Мосгордуме? А она заявляет, что да, это ее дело – не путинизма и, тем более, не договорняка.

Время, как видим, ускоряется. Договорняк не успел как следует утвердиться на месте путинизма с его пожалованиями, а уже оказался не по вкусу населению, наиболее деятельной его части.

Украинские казаки называли свой комсостав старшиной. Хорошее слово. Довольно долго старшина находилась под военно-демократической пятой рядового состава. Ее избирали в ходе частых горловых, длившихся сутками, потасовок, иногда переходивших в рукопашные.

Что сделала Москва после 1654 года? Она постепенно вырвала украинскую старшину из-под власти низов. Как? Правильно: пожалованиями. Дозированной, но обычно щедрой раздачей земель, полномочий, льгот и привилегий, званий и статусов, важнейшим из которых был дворянский.

И всё! Продажнее украинской старшины, как известно, только русская и российская. Посмотрите на Шойгу в парадном прикиде.

Новая украинская высшая старшина - «Узеленские» или, как они себя называют, чувачки - рассказывает с ухмылками для понимающих, что уж она-то с Москвой договорится: «Мы же люди бизнеса». Щас, дурачки. Судьба договорняков-сговорняков, которые вами при этом подразумеваются, предрешена.

Анатолий Стреляный


Loading...