В День Рожденья Юрия Никулина

В День Рожденья Юрия Никулина

В этот день родился выдающийся человек актер, артист цирка, клоун, телеведущий - Юрий Владимирович Никулин.
— Никогда не мстите подлым людям. Просто станьте счастливыми. И они это не переживут.

— Порой что-то отложишь на завтра и с ужасом думаешь: а завтра — это же практически через несколько часов!


— Если каждый из нас сумеет сделать счастливым другого человека, хотя бы одного, на земле все будут счастливы.

— И у нас, ребята, будут наши победы. Главное, чтобы они были не с оружием в руках.

— Слышать смех — радость. Вызвать смех — гордость для меня.


— Я всегда радовался, когда вызывал смех у людей. Кто смеется добрым смехом, заражает добротой и других. После такого смеха иной становится атмосфера: мы забываем многие жизненные неприятности, неудобства.

— В моей жизни не раз определяющую роль играл именно случай. Анализируя прошлое и раздумывая о нем, я прихожу к выводу, что он бывает только у тех, кто ищет, кто хочет, кто ждет появления этого случая и делает все от себя зависящее для того, чтобы исполнить свою мечту, желание.

— Будьте самоучками, не ждите, пока вас научит жизнь.

***
Юрий Никулин родился 18 декабря 1921 года в Демидове в Смоленской губернии.

Отец Юрия Никулина, Владимир Андреевич, демобилизовавшись из Красной Армии и окончив курсы Политпросвета, устроился в драматический театр в Демидове (бывшее Поречье) в Смоленской губернии. Там же работала актрисой и будущая мама Юрия. В Демидове Владимир Никулин организовал передвижной театр «Теревьюм» - театр революционного юмора, где сам ставил спектакли и много играл.

В 1921 году у Никулиных родился сын Юрий, а спустя четыре года семья перебралась в Москву, где Владимир Андреевич продолжил заниматься любимым делом - писал интермедии, конферансы и репризы для эстрады, цирка. Позднее он устроился работать в газеты «Известия» и «Гудок». Мама Юрия нигде не работала, в основном занимаясь домашним хозяйством и воспитанием сына. Два раза в неделю Никулины посещали театр, а, возвращаясь домой, горячо обсуждали пьесу и игру актеров. Таким образом, Юрий Никулин уже с детских лет оказался в центре театральной жизни столицы.

В школе, в которой учился Юрий Никулин, его отец вел драматический кружок, в деятельности которого участвовал и сам Юрий. Под руководством Владимира Андреевича ученики ставили отрывки из самых различных пьес, начиная от детских и заканчивая классикой. Так в «Детстве» Максима Горького Юрий играл самого Пешкова.

Учился Никулин в очень престижной школе, но без особых успехов. Поэтому, когда после окончания седьмого класса стали отбирать лучших учеников в восьмой, то его, несмотря на заслуги перед школой отца, решили не оставлять. Доучивался Юрий в обычной школе-новостройке, чему был очень рад: «В ней учились ребята из нашего двора. Теперь я, как и все, мог перелезать через забор, сокращая путь от дома к школе». 

В 1939 году Юрий окончил десять классов, и был призван в армию, в войска зенитной артиллерии. О своей воинской службе он вспоминал: «Ко мне поначалу некоторые относились с иронией. Больше всего доставалось во время строевой подготовки. Когда я маршировал отдельно, все со смеху покатывались. На моей нескладной фигуре шинель висела нелепо, сапоги смешно болтались на тонких ногах…». Спасало Никулина то, что он нисколько не обижался, а смеялся вместе со всеми. Через месяц после начала его службы в армии началась война с Финляндией. Юрий Никулин, как и многие его сослуживцы, написал заявление: «Хочу идти в бой комсомольцем». Но участвовать в боевых действиях ему не довелось. Зенитная батарея Никулина находилась под Сестрорецком и охраняла воздушные подступы к северной столице. В армии Никулин принимал активное участие в художественной самодеятельности, и его однополчане были в восторге от комического таланта Никулина.

На втором году службы Никулин заболел плевритом, и его после лечения в госпитале на время перевели с батареи санитаром в санчасть. Там он пробыл около года, после чего вернулся, ожидая предстоящей демобилизации. Но попасть домой Никулину было не суждено. 22 июня 1941 года началась война, и уже с первых дней войны батарея Никулина вела огонь по фашистским самолетам, которые прорывались к Ленинграду. В составе зенитной батареи Никулин воевал до весны 1943 года, и дослужился до звания старшего сержанта. Он дважды побывал в госпитале после воспаления легких и после контузии, а после выздоровления был направлен в 72-й отдельный зенитный дивизион под Колпином. О годах войны Юрий Владимирович вспоминал: «Не могу сказать, что я отношусь к храбрым людям. Нет, мне бывало страшно. Все дело в том, как тот страх проявляется. С одними случались истерики — они плакали, кричали, убегали. Другие переносили внешне спокойно... Но первого убитого при мне человека невозможно забыть. Мы сидели на огневой позиции и ели из котелков. Вдруг рядом с нашим орудием разорвался снаряд, и заряжающему осколком оторвало голову. Сидит человек с ложкой в руках, пар идет из котелка, а верхняя часть головы срезана, как бритвой, начисто...». 

Победу Никулин встретил в Прибалтике, однако домой попал не скоро. Демобилизацию проводили в несколько этапов, и до него очередь дошла только через год после окончания войны. Он уволился из армии 18 мая 1946 года, и был уверен, что поступит в какой-либо из театральных институтов. Летом 1946 года он подал документы во ВГИК, но с третьего тура был внезапно снят экзаменационной комиссией. Ему сказали: «В вас, конечно, что-то есть, но для кино вы не годитесь. Не тот у вас профиль, который нам нужен. Скажем вам прямо: вас вряд ли будут снимать в кино. Это мнение всей комиссии. Если вы действительно любите искусство, то советуем вам пойти в театральный институт...» Последовав совету, Юрий Никулин подал документы сразу в два театральных заведения: ГИТИС и училище имени Щепкина при Малом театре. Но и здесь его ждала неудача. Не приняли Никулина и во вспомогательный состав театра МГСПС, а также в ряд других училищ и студий. Удача ему улыбнулась лишь в студии при Ногинском театре, которым руководил режиссер Константин Воинов. Но, учиться в ней ему пришлось недолго. В сентябре 1946 года Никулин узнал о наборе в студию клоунады при Московском государственном цирке на Цветном бульваре, и решил попробовать туда поступить. В этом решении его поддержал отец: «Пусть Юра рискнет, В цирке экспериментировать можно. Работы - непочатый край. Если он найдет себя - выдвинется. А в театре? Там слишком много традиции, все известно, полная зависимость от режиссера. В цирке многое определяет сам артист».

В отличие от театральных институтов, в цирковую студию Никулин поступил без особенных проблем. И это притом, что экзамены прошли лишь 18 человек из нескольких сот желающих. Его первое самостоятельное выступление на манеже цирка состоялось 25 октября 1948 года. Он выступал он вместе со своим напарником Борисом Романовым, а репризу подготовил его отец. Вскоре Никулин и Романов отправились на гастроли уже с самим Карандашом – популярнейшим в те годы клоуном. Чуть позже у Никулина появился новый напарник - Михаил Шуйдин.

В 1949 году Юрий Никулин познакомился с Татьяной Покровской, которая вскоре стала его женой. Татьяна рассказывала об этой встрече: «Я училась в Тимирязевской академии на факультете декоративного садоводства и очень увлекалась конным спортом. В академии была прекрасная конюшня. А в конюшне - очень смешной жеребенок-карлик, с нормальной головой, нормальным корпусом, но на маленьких ножках. Звали его Лапоть. Об этом прослышал Карандаш и приехал эту лошадку посмотреть. Лошадка понравилась, и Карандаш попросил нас с подругой научить ее самым простым трюкам. Потом лошадку привезли в цирк, и Карандаш познакомил нас с Юрием Владимировичем Никулиным, который был у него в учениках. Юрий Владимирович пригласил нас посмотреть спектакль. Подруга моя пойти не смогла, я пошла одна, сидела на прожекторе. Играли очень смешную сценку: Карандаш вызывал из зала якобы одного зрителя и учил его ездить на лошади. Но именно когда я пришла на спектакль, Юрий Владимирович, который играл роль зрителя во время этого номера, попал под лошадь. Она его так избила, что его увезли на «Скорой» в Склифосовского. Я чувствовала себя виноватой и стала его навещать... А через полгода мы поженились...». 14 ноября 1956 года в семье Никулиных родился сын Максим. 

А в 1958 году Юрий Никулин впервые снялся в кино. Режиссер Файнциммер приступал к съемкам музыкальной комедии «Девушка с гитарой» и на один из эпизодов никак не могли найти подходящего актера. Предложил попробоваться Никулину, но тот первоначально отказался, так как помнил, как ему когда-то заявили, что он не годится для кино. Однако потом все-таки изменил свое решение, и ему досталась роль пиротехника, который показывал отборочной комиссии свой коронный номер - фейерверк. Фильм занял в прокате 10-е место, и самыми смешными эпизодами в нем оказались те, в которых участвовал Никулин. Над его незадачливым пиротехником, который своим фейерверком едва не спалил сначала экзаменационный кабинет, а затем и целый отдел в магазине, зритель смеялся больше всего. На успешный дебют Никулина обратил внимание другой режиссер с «Мосфильма» - Юрий Чулюкин, и предложил артисту роль пройдохи Клячкина в своей комедии «Неподдающиеся». Вообще-то первоначально этот фильм задумывался как серьезный рассказ о перевоспитании трудной молодежи. Даже название было соответствующее - «Жизнь начинается». Однако в процессе съемок в фильм вошло столько комических эпизодов, в том числе и с участием Никулина, что он превратился в комедию «Неподдающиеся». 

Вскоре Юрий Никулин был приглашен Эльдаром Рязановым на главную роль в его новой картине «Человек ниоткуда». Но едва начавшиеся съемки комедии внезапно были приостановлены, так как что-то в сюжете картины не устраивало руководство киностудии. Вернулся к нему Рязанов только через год, но на главные роли он пригласил других актеров - Сергея Юрского и Юрия Яковлева. Никулину достался лишь маленький эпизод. В этом фильме должен был сниматься актер Игорь Ильинский. Он и сделал Никулину неожиданное предложение: перейти работать из цирка в Малый театр. Предложение выглядело заманчивым, но Никулин отказался. «Если бы это случилось лет десять назад, то я пошел бы работать в театр с удовольствием. А начинать жить заново, когда тебе уже под сорок, - вряд ли имеет смысл», - ответил он.

Знаменитым на всю страну Юрий Никулин стал в начале 1960-х годов благодаря короткометражке Леонида Гайдая «Пес Барбос и необычный кросс». Пригласил его попробоваться в этой картине один из ассистентов режиссера. При первой же встрече, внимательно оглядев актера со всех сторон, Гайдай сказал: «В картине три роли. Все главные. Это Трус, Бывалый и Балбес. Балбеса хотим предложить вам». Своим же ассистентам он заявил: «Ну, Балбеса искать не надо. Никулин - то, что нужно». Фильм снимался практически без проб. Никакие сцены не репетировались. Режиссер подбирал тройку и все время смотрел, получается ли ансамбль... Юрий Никулин рассказывал: «На роль Бывалого утвердили Евгения Моргунова, которого до съемок я никогда не видел. Но мой приятель поэт Леонид Куксо не раз говорил: Тебе надо обязательно познакомиться с Женей Моргуновым. Он удивительный человек: интересный, эмоциональный, любит юмор, розыгрыши. С ним не соскучишься... Почти не знал я и Георгия Вицина. Нравился он мне в фильме «Запасной игрок», где исполнял главную роль. Много я слышал и о прекрасных актерских работах Вицина в спектаклях Театра имени Ермоловой».

В то время Юрий Никулин был очень занят в цирке. И Гайдай пошел на то, чтобы подстроить время съемок под график работы артиста. Таким образом, каждое утро Никулин приезжал на съемки фильма, а вечером выступал в цирке. Во всем фильме не произносилось ни слова, все строилось на веселых трюках. Никулина практически не гримировали. По словам Гайдая, у него и так было смешное лицо. Актеру лишь приклеили большие ресницы, которыми он так забавно хлопал. Короткометражка «Пес Барбос и необычный кросс» вошла пятым фильмом в киноальманах «Совершенно серьезно». Однако именно она принесла успех всему фильму и более того - зажила самостоятельной жизнью. Она породила уникальный эксцентрический феномен трех героев-масок советского кинематографа - Балбеса, Труса и Бывалого, принеся настоящую славу и Леониду Гайдаю, и знаменитой троице: Никулин - Вицин - Моргунов.

Уже спустя несколько месяцев после завершения съемок «Пса Барбоса» Леонид Гайдай вновь использовал их в своей новой короткометражке, которая называлась «Самогонщики». А идею этого фильма подбросил Гайдаю Юрий Никулин. Дело в том, что в цирке дуэт Никулин - Шуйдин исполнял интермедию с таким названием. Идея режиссеру понравилась, и он вместе с Константином Бровиным сел за сценарий. Фильм «Самогонщики» вышел на экран в 1961 году и имел огромный успех, а троица превратилась в культовый символ советского кинематографа. 

В 1961 году Юрий Никулин снялся в одной из лучших своих картин – фильме Льва Кулиджанова «Когда деревья были большими». Это была первая драматическая роль актера. Никулин сыграл Кузьму Кузьмича Иорданова, который, потеряв во время войны семью, совершенно опустился. Приглашая Никулина на эту роль, Кулиджанов не видел ни одного фильма с его участием. Режиссер знал актера по цирку, при этом в веселом клоуне сумел обнаружить черты непутевого Иорданова. И в своем выборе Кулиджанов не ошибся. Юрий Никулин вспоминал: «Увидев режиссера Кулиджанова в первый раз, я подумал: «Вот так, наверное, должны выглядеть хорошие педагоги». Лев Александрович производил впечатление чижа спокойного, уравновешенного и собранного. Как вам роль? - спросил он сразу. Понравилась, но не знаю, смогу ли сыграть ее, - признался я чистосердечно. Умоляю вас, не играйте. Только не играйте! И вообще, не говорите слово «играть». Будьте сами собой. Считайте, что ваша фамилия не Никулин, а Иорданов. И живете вы в Москве, в старом доме. Вам пятьдесят лет... Вы побродите по улицам, зайдите в магазины, присмотритесь к людям, похожим на вашего героя. Они встречаются в Москве. Этот совет я выполнил. Ходил около пивных, мебельных магазинов, смотрел, примеривался...» Насколько удачно актер вошел в образ, можно судить по одной забавной истории. В самый первый съемочный день, когда снимался эпизод в мебельном магазине, Никулин приехал на съемочную площадку в гриме и костюме Иорданова и хотел зайти в магазин. Однако директор магазина загородил ему проход. Трехдневная щетина и мятый костюм Никулина произвели на него соответствующее впечатление. «Куда вы, гражданин?» - спросил директор. «Мне в магазин», - ответил Никулин. «Нечего вам там делать!» - ответил директор. «Да я актер, в фильме снимаюсь». «Знаем мы таких артистов! С утра глаза зальют и ходят, «спектакли» разыгрывают! Идите прочь, пока я милицию не позвал!» В этот момент к месту событий подошел сам Кулиджанов и заступился за актера. От слов режиссера у директора глаза округлились еще больше. А режиссер откровенно радовался: «Ну, если народ вас так воспринимает, значит, в образ вы вошли прекрасно». Фильм вышел на экраны страны в 1962 году, имел большой успех у зрителей и очень важное значение в судьбе самого актера. Именно после него к Юрию Никулину изменилось отношение режиссеров - они увидели в нем актера, способного играть серьезные драматические роли.

Успешные работы в кино привели к тому, что Никулина знала вся страна. Даже в цирк зрители теперь ходили на Никулина не как на клоуна, а как на Балбеса из знаменитой троицы. Фильмы с его участием продолжали выходить один за другим. Чаще режиссеры все же использовали комический характер актера. В 1962 году Леонид Гайдай снял Никулина в роли жулика в картине «Деловые люди» по новеллам О. Генри. Затем актер появился в лирической комедии Эльдара Рязанова «Дайте жалобную книгу» и еще в нескольких картинах. В 1964 году режиссер Семен Туманов предложил Юрию Никулину роль лейтенанта милиции Глазычева в киноповести «Ко мне, Мухтар!», от которой первоначально актер отказался. Роль была очень интересная и серьезная, но Никулин посчитал: «Я же не могу играть милиционера! Я в последних двух фильмах играл жуликов!» И все же режиссер смог уговорить актера, тем более что на кандидатуре Никулина настаивал и автор сценария Израиль Меттер. Меттер пришел к этому решению, когда увидел Никулина в картине «Когда деревья были большими». 

Во второй половине 1960-х годов Юрий Никулин вновь снялся в роли Балбеса в комедиях Леонида Гайдая. Первоначально это была новелла в киноальманахе «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», а затем знаменитая троица, наконец, появилась в полнометражном фильме «Кавказская пленница».

Интересно то, что с «Кавказской пленницей» у Гайдая неожиданно возникли трудности. И причиной тому стал Юрий Никулин. Актеру не понравился сценарий, и он категорически отказался сниматься. Режиссеру стоило немалого труда уговорить его изменить свое решение. Решающим моментом стало то, что Гайдай пообещал Никулину, что на съемках будет много импровизации и от первоначального сценария мало что останется. В результате «Кавказская пленница» стала лучшей комедией, где снялась троица Никулин-Вицин-Моргунов.

В 1966 году между съемками в «Операции «Ы» и «Кавказской пленницы» Никулин снялся в серьезной драматической роли монаха Патрикея в картине «Андрей Рублев» Андрея Тарковского. Но фильм вышел в прокат лишь спустя пять лет ограниченным тиражом.

Большой успех ждал Никулина в 1969 году, когда он снялся в комедии Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука». Впервые Гайдай доверил актеру роль, тихого и скромного экономиста Семена Семеновича Горбункова, а не жулика. Никулин удивительно точно и естественно соединил в роли и искрометный комизм, и иронию, и тонкий лиризм. Партнерами Никулина стали замечательные актеры Андрей Миронов и Анатолий Папанов.

К началу 1970-х годов Юрий Никулин был не просто популярным, а горячо любимым народом актером, и режиссеры с большим удовольствием приглашали его в свои картины. Продолжал его снимать и Леонид Гайдай. В 1970 году Никулин сыграл роль дворника Тихона в комедии «Двенадцать стульев». А спустя два года Гайдай предложил ему роль управдома Бунши в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Однако цирковое руководство не отпустило Никулина на съемки, и в итоге Буншу сыграл Юрий Яковлев. Юрия Никулина любил снимать и режиссер Эльдар Рязанов. Еще в 1964 году он очень хотел снять его в роли Юрия Деточкина в фильме «Берегись автомобиля». Актера утвердили на роль, но вмешалось цирковое руководство, и актера отправили в длительные зарубежные гастроли. Рязанов отправился жаловаться самому министру кинематографии Алексею Романову, но тому не понравился сценарий, и он отказался помогать картине. Снять в своей картине Юрия Никулина Рязанову удалось только в 1971 году. Никулину довелось сыграть следователя прокуратуры Мячикова в комедии «Старики-разбойники».

Продолжали приглашать Никулина и на драматические роли. В 1974 году Сергей Бондарчук доверил Никулину роль солдата Некрасова в фильме «Они сражались за Родину».

Стоит отметить, что Бондарчук еще в начале 1960-х годов собирался снять Никулина в картине «Война и мир» в роли капитана Тушина, но цирк в который раз не отпустил актера. Он же не отпустил Никулина на съемки фильма Бондарчука «Ватерлоо», где Никулин должен был сыграть английского офицера. В 1975 году на драматическую роль военного журналиста Лопатина в фильме «Двадцать дней без войны» Никулина пригласил режиссер Алексей Герман. Причем это приглашение далось режиссеру нелегко. Многие на киностудии были категорически против этой кандидатуры, но конфликт разрешил Константин Симонов, по книге которого фильм снимался: он одобрил выбор режиссера. Правда, был против сам Никулин, который считал, что эта роль не для него. Вот что он сам вспоминает об этом: «Мы поехали с Германом ко мне домой. Пили чай и говорили о будущем фильме. Говорил в основном Герман. Страстно, взволнованно, убежденно, эмоционально. Его черные, большие, умные и немного грустные глаза в тот вечер меня подкупили... Как это произошло, до сих пор не пойму, но к половине второго ночи мое сопротивление было сломлено. Усталый, чуть раздраженный, мечтая только об одном - как бы поскорее лечь спать, я согласился приехать в Ленинград на кинопробы...» 

Съемки проходили очень тяжело. Алексей Герман оказался очень требовательным режиссером. Порой он доводил актеров до отчаяния. Людмила Гурченко даже как-то призналась Никулину: «Ну что Герман от меня хочет? Я делаю все правильно. А он психует, нервничает и всем недоволен». Никулин несколько раз говорил с режиссером, и даже один раз на повышенных тонах, но в то же время он продолжал доверять Герману. И оказалось, что режиссер был прав. Драма «Двадцать дней без войны» стала настоящим шедевром. Правда, когда фильм в 1976 году вышел на экран, руководящие чиновники сделали все возможное, чтобы его посмотрело как можно меньше зрителей. Фильм прокатывали малым экраном. Но все равно критика писала об удаче, отмечая работы Юрия Никулина, Людмилы Гурченко и Алексея Петренко. А спустя десять лет на Международном кинофестивале в Роттердаме картина была удостоена специального приза. 

В 1980-е годы Юрий Никулин снимался в кино очень мало. Но именно в эти годы им была сыграна замечательная драматическая роль деда Лены Бессольцевой в картине Ролана Быкова «Чучело». А в 1981 году Никулин простился с манежем, но не с цирком. В 1982 году Юрий Никулин стал главным режиссером Московского цирка на Цветном бульваре, а с 1984 года - его директором.

В новом здании цирка для Никулина сделали небольшую специальную комнату за кабинетом, в которой был туалет, рукомойник и небольшая кладовка. К этой комнате Юрий Владимирович привыкал долго, но освоился, мог лечь спать на мягкий диван, усадить гостей за стол для совещаний и устроить чаепитие. Кондитерская фабрика «Красный октябрь», с директором которой Никулин дружил, регулярно поставляла печенье, конфеты и вафли. А как-то Никулин сказал директору: «Я ведь сладкое не очень люблю. Да и нельзя мне. Сахар у меня повышен в крови. А вот если бы печенье там, вафли, конфетки - для детишек артистов цирка (зарплата у артистов маленькая) да для тех, кто приходит к нам постоянно из детских домов и интернатов... Это было бы хорошо». После этого с «Красного октября» раз в неделю привозили в цирк несколько коробок со сладким, и раздавали юным зрителям, приходящим в цирк из детских домой и интернатов.

В середине 1980-х годов Никулину удалось уговорить Председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова выделить денежные средства на постройку нового цирка. И в начале 1990-х годов полностью обновленный цирк на Цветном бульваре открыл свои двери для зрителей. В нем Юрий Никулин создал множество неповторимых реприз, скетчей и пантомим, из которых самыми памятными и дорогими для артиста стали «Маленький Пьер», Пипо и миллионер в цирковых представлениях «Карнавал на Кубе» и «Трубка мира», Бармалей в новогоднем детском представлении и другие. Некоторое время вместе с Никулиным в качестве «подсадной утки» выступала его жена Татьяна. Она играла роль зрителя, который наивно верит во все, что происходит на сцене, а потом и сам участвует в представлении. Познакомился Никулин со своей женой во время представления. Позже Татьяна Николаевна стала дрессировщицей и даже переводила с английского. У них сложилась счастливая семья, и жена Никулина любила рассказывать о том, с каким ужасом ее родственники восприняли когда-то сообщение о том, что жених их Тани - клоун в цирке.

Никулин вел телевизионный клуб «Белый попугай», где можно было услышать самые свежие анекдоты из уст артистов или из писем зрителей. В январе 1997 года в интервью газете «Совершенно секретно» Юрий Владимирович признался: «Про меня уже врут, пишут: великий клоун». Это про меня. Но какой «великий», когда клоуны были лучше меня. Леня Енгибаров вобрал в себя многое великое, что полагалось нашему веку. Да, мы были хорошими клоунами, добротными клоунами. Но популярным меня сделало кино. Публика видела во мне Балбеса, и я публике подыгрывал. Я не считал Балбеса отрицательным героем, я его любил: странного, неунывающего, добродушного. Когда предлагали играть предателей или шпионов, я отказывался...»

Разностороннее дарование Юрия Никулина дополнилось еще и литературным талантом, который проявился в его мемуарах «Почти серьезно», где артист с легкой иронией рассказал о прожитой им жизни. К своей книге Никулин выбрал ироничный эпиграф, которым стали слова Станислава Ежи Леца: «Жизнь у людей отнимает страшно много времени».

Максим Никулин, в отличие от отца, никогда не мечтал быть клоуном. Он закончил факультет журналистики МГУ, работал в «Московском комсомольце», на радио и телевидении. Ему пробиваться пришлось самому, поскольку отец считал, что сын должен всего добиться сам и быть совершенно самостоятельным. Однако после того, как убили директора-распорядителя цирка на Цветном бульваре, Юрий Владимирович попросил сына занять его место, объяснив ему, что не может рисковать еще чьей-либо жизнью. И Максим Никулин проработал год, ничего не получая за свой труд. 

В конце июля 1997 года Никулину внезапно стало плохо, и он обратился к врачам. Осмотр выявил серьезные проблемы с сердцем. Нужна была срочная операция, которая состоялась 5 августа 1997 года. Обычно такие операции длятся 20-30 минут, но в последний момент у Никулина закрылся сосуд, и произошла остановка сердца. Врачам ценой огромных усилий удалось вновь его «завести». После этого было принято решение продолжить операцию, поскольку без этого актер был обречен на смерть. Однако цена этого оказалась слишком высокой: пока Никулин находился в состоянии клинической смерти, у него пострадали все органы - печень, почки, мозг... Борьба за жизнь Никулина продолжалась 16 дней. И все эти дни центральная пресса чуть ли не ежечасно сообщала о состоянии здоровья любимого артиста. Для спасения Никулина были предприняты беспрецедентные усилия: известнейшие специалисты страны находились рядом с ним днем и ночью, использовались лучшие в мире медикаменты и самая совершенная аппаратура. Однако 21 августа 1997 года сердце Юрия Никулина остановилось. 

Юрий Никулин был похоронен на Новодевичьем кладбище.

О Юрии Никулине был снят документальный фильм «Я никуда не уеду».





Loading...
Loading...